Главная Форум Регистрация Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Календарь Правила форума Наше радио

Вернуться   Музыкальный Огонек > О жизни и творчестве исполнителей


Улыбнитесь
Приятель рассказывал как, перечитывая давеча "Войну и мир", и, наткнувшись на фразу "Пьер Безухов распечатал письмо", минут пять пытался понять: каким образом ему это удалось и где он нашел принтер.

Пользователи на сайте
67 пользователей и 184 гостей
19serg73, 73Dimas, 9sava9, agatshow, alexapvv, ALV-1961, anatol62, anest-krc, bezrod321, deda 23, deduhka 1958, docrot, elshin_a, ess, fdn20, fedor.de, forsais, geen5, georgich, Helenyarik, Igallmax, Irakli, jussat, kananerka, kolunya, Konstyur, kor, lauris, LESOVIK123, Levoptimist, lider21, Maik, michail2009, miszka100, NIK KUSHNEROV, NikkB, olga-khoruzh, oll65, onof, ortodox, ppl, Qneberg, rama5611, Raul 68, raxer, roadblock, sensey48, SHSv, slavacop2, stro-genie, VKL47, Vostanovitel, wellington, WLADIMIR_J, yelper, zabor123, дедуля, демон-23, Дмитрий Ш., ефимAV, Женя 49, испытатель, кеп07, Колька политурщ, Купыч, Славянин, Чёрный Плащ
Рекорд одновременного пребывания 11743, это было 08.08.2016 в 13:08.
Статистика
Пользователи: 75,574
Тем: 126,324
Сообщений: 287,402
Лучший автор: electrik (8,738)
Приветствуем нового пользователя, _jo_
Поиск по форуму
Дни рождения сегодня
нет
Разделы сайта
Интересное
Понаровская Ирина


Ирина Понаровская родилась - 12 марта 1953 года.

Ирина росла в артистической семье, где постоянно звучала музыка – классическая и современная, популярная. Родители Ирины – музыканты с консерваторским образованием.
Музыкальные университеты для Ирины начались в раннем возрасте. В 6 лет она села за рояль. С 15 лет занималась вокалом у знаменитого педагога Лины Архангельской. Ирина с детства была очень увлечена жанром советской песни, такими исполнителями, как Клавдия Шульженко, Мария Пахоменко, Лидия Клемент, Эдита Пьеха. Будущая певица окончила музыкальную школу – десятилетку при Ленинградской консерватории по классу арфы и по классу фортепиано.

В сентябре 1971 года у Понаровской начались занятия в консерватории. На фортепианный факультет она поступала на вечернее отделение, потому что решила работать. Хотелось перейти на самофинансирование, чтобы не быть обузой семье и стать еще более независимой. Совсем недолго потрудилась концертмейстером в музыкальной школе.

6 ноября 1971 года она стояла уже на сцене с «Поющими гитарами».(Один из первых в стране вокально-инструментальный ансамбль «Поющие гитары» искал солистку. Художественный руководитель коллектива Анатолий Васильев хорошо знал отца Ирины по прежним совместным гастролям и тот предложил послушать дочь).



В «Поющих гитарах» ей доверили две сольные песни: «Неприметная красота» и «Вода бывает горькая». В балладе «Саласпилс» у нее была вокальная импровизация.
Само звание солистки казалось Ире королевским титулом: «Я никогда не блистала в школе, не была лидером. Ровная, крепкая ученица. Я не пела в хоре первым голосом. Стояла во вторых сопрано в последнем ряду».



В 1975 году Понаровскую пригласили на песенный фестиваль в Дрезден. Так как «Поющие гитары» гастролировали в ГДР чуть ли не каждый год по месяцу, Иру там знали. И приглашение в Ленконцерт пришло именное, но руководитель ансамбля Анатолий Васильев попытался его скрыть. Ирина уже пела партию Эвридики в первой советской зонг-опере «Орфей и Эвридика».
Композитор Александр Журбин и драматург Юрий Димитрин создали небывалое прежде — оперу для эстрады. Опера «Орфей и Эвридика» потрясла не только страну, но и западных знатоков эстрады. Вероятно, на премьере побывали английские журналисты — и журнал «Мьюзик уик» в Великобритании назвал оперу «наиболее значительным произведением года в стиле рок-музыки».
Из пяти лет в «Поющих гитарах» она два года жила Эвридикой. И, конечно, Васильев не хотел отпускать ее в Дрезден. Срывался гастрольный график, возбуждались сольные амбиции. Не к добру для коллектива самостоятельные вылазки на фестивали. Но Ирина узнала о вызове и поехала в Москву. Перед Дрезденом Ира впервые коротко постриглась — сама. «Стрижка привела всех в восторг, — вспоминает Нина Николаевна, — потому что таких коротких волос никто тогда не носил. Она всегда стремится во всем быть первой».



В Дрездене Понаровская исполнила две песни: «Люблю» композитора Якова Дубравина и на немецком языке — «Садись в поезд своей мечты». Вызвала овацию и получила первую премию. Родина этого не заметила. Правда, через год в Министерстве культуры вспомнили, когда надо было кого-то послать на более значительный конкурс в Сопот: а вот у нас там девочка вроде как первую премию получила, давайте ее и отправим...
Весной 1976 года Ирина уходит из «Поющих гитар» и начинает сольную карьеру.

В 1976 году - Гран-при фестиваля «Сопот-76» за исполнение песни «Мольба». Девять раз ее вызывали на заключительном концерте и заставили-таки петь «на бис» в нарушение фестивальных традиций.
Вторую конкурсную песню исполняла на польском языке — «Была птицей». Когда ведущий объявил: «Ирэна Понаровска!» — и появилась девушка с заморскими чертами лица, да еще запела по-польски, было странно знать, что она наша соотечественница. Лишь «Мольба» проясняла место ее обитания. Триумф Понаровской в Сопоте — свидетельство того, что за рубежом её приняли как родную куда раньше и достойнее, чем это случилось на родине.



Польша носила её на руках. Как прежде — Германия. И там, и там на журнальных обложках была красивая женщина, которая так замечательно поёт. Одна из этих фотографий открыла ей дорогу в кино, но позже. В Сопоте ее возили на персональном «мерседесе» с номером, где красовалось: «Ирина Понаровская». На улицах брали автографы. После победы её гостиничный номер уставили корзинами цветов. Она устроила в ресторане приём для советской делегации, так как общего банкета лауреатов не было. И, сидя за столом спиной к залу, как она предпочитает, Ира принимала поздравления соотечественников. В 70-е её титуловали так: «Фрау фестиваль» в Дрездене и «Мисс Объектив» в Сопоте — «за красоту, обаяние и фотогеничность». После астигматизма, косоглазия, полноты... Её усилия оценили.
Но, как говорила Понаровская позднее: «Неприятности начинаются тогда, когда человек выходит на определенную орбиту. Когда я приехала в Москву после Сопота, меня никто даже не встретил. Хотя я позвонила в Госконцерт, сообщила, каким рейсом прилетаю, узнала, в какой гостинице забронирован номер. Прилетела в Шереметьево в 23.00. И никого. Так стало обидно. Это сейчас я человек опытный, много повидавший, способный отделить мелочи от главного, а тогда... Все было впервые и оттого казалось значительным, многообещающим. Когда же вернулась в Ленконцерт с премией, начальство даже не вызвало, не поздравило. Папа тогда не выдержал, пошел к директору и сказал что-то вроде: не поймите так, что это моя дочь и поэтому я чего-то прошу, но девчонка плачет, вы же ей на корню жизнь погубите. После этого они на вырванном из тетрадки в клеточку двойном листочке написали: «Поздравляем Понаровскую с получением премии. Дирекция». С годами она затвердила две истины: «Бог не позволяет никому помогать мне. Все, что я имею, я получила потому, что приложила к этому усилия». И еще: «Трудную жизнь Бог посылает тому, кого хочет испытать, а легкую — тому, кого даже испытывать не хочет». И тут же — со вздохом: «Неужели у меня еще мало испытаний?!» В 1977-м они только начинались.

В 1977 году Ирина Понаровская переехала в Москву. Её пригласили в джаз-оркестр под управлением Олега Лундстрема. Случилось это так: она выступала в сборном концерте в столичном зале «Россия» как лауреат Сопота. И Лундстрем, услышав ее, послал своего директора на переговоры: оркестр нуждался в солистке.



Олег Леонидович Лундстрем: «Большинство эстрадных исполнителей не умеет петь джаз, у них нет ощущения специфической джазовой упругости, акцентированности мелодической линии. А вот Понаровская обладает таким чувством ритма. Мне кажется, что она вообще имеет предрасположение к джазу. Помню, какую бурю восторга вызвала «Песенка водовоза», оркестрованная в остро джазовой манере, когда каждый следующий куплет звучал на полтона выше. Понаровская пела ее хлестко, пародийно...» Это была композиция «Весна идёт» из песен Исаака Дунаевского. Идею предложил кинорежиссер Леонид Квинихидзе («Соломенная шляпка», «Небесные ласточки»), он же и поставил программу. Ира выступала с ней полтора года, получая удовольствие от песен и оттого, что тридцать человек знаменитого оркестра работали на нее, «маленькую девочку». Сидели у нее за спиной, как надежный тыл, а она их олицетворяла. Снова у нее были команда и роль в спектакле. В оркестре ее называли Екатериной Великой. И любовно опекали.

Одновременно с постановкой программы Леонид Квинихидзе снимал телевизионный музыкальный фильм «Орех Кракатук» по новелле Гофмана «Щелкунчик». Эту новогоднюю сказку показали 31 декабря 1977 года. Главную роль, Фею времени, сыграла Ирина Понаровская. Мастером-часовщиком был Зиновий Гердт, Мышиным королем — Марис Лиепа, Девочку играла Ия Нинидзе. Фильм показали всего пару раз, а потом он исчез, хотя тираж маленькой пластинки с песнями из него разошелся мгновенно. Чуть раньше Ирина попробовала силы в кинофильме «Меня это не касается». Режиссер Герберт Раппапорт, увидев ее лицо на обложке немецкого журнала, пригласил на главную женскую роль. Картина вышла в прокат в 1978 году. Но рядом с Ирой на площадке работали Александр Збруев, Борис Иванов, Юрий Демич… Её любимая роль того же периода — в телевизионном водевиле «Ограбление в полночь», который снял в Ленинграде режиссер Александр Белинский. Ира играла очаровательную, легкомысленную, капризную любовницу главного героя. Её партнерами были Олег Басилашвили, Владислав Стржельчик и Наталья Тенякова. Из-за съёмок Ирина брала академический отпуск в консерватории, поэтому закончила её в 1978 году. На «пять с минусом». «Минус» — за сбой между прелюдией и фугой Баха: переходя от одной к другой, она вдруг забыла, как дальше играть, трижды начинала, пока не отключила мозг и положилась на пальцы — они вывели. И когда она исполняла на госэкзамене Первый концерт Рахманинова для фортепиано с оркестром, вариации Бетховена, балладу Шопена, пьесы Дебюсси и Щедрина, педагоги в зале спорили о том, что она лучше делает: играет на рояле или поёт джаз?

В конце 70-х — начале 80-х гг. она появлялась в телевизионных передачах каждый месяц. Тогда артисты не платили денег за эфир и не существовало понятия «раскрутка». Комитет по телевидению и радиовещанию был государственным учреждением, и лицо того или иного артиста на голубом экране или голос в радиоэфире означали, что данная личность одобрена партией, правительством и местным начальством. Пела она в самых популярных тогда программах: «Утренняя почта», «Голубой огонек», «Музыкальный киоск», «Вокруг смеха», «Театральные встречи», «Адреса молодых».



Радио передавало ее голос в программах «С добрым утром», «В рабочий полдень», «До-ре-ми-фа-соль». Тогда действительно исполняли реальные заявки слушателей. Она вела детскую телепередачу « Будильник » и «Встречу друзей» – вечер артистов эстрады в концертной студии Останкино, а соведущим был Марис Лиепа. Она сидела в жюри телеконкурса «А ну-ка, девушки!», когда в нем состязались телефонистки.

9 ноября 1979 года во время выступления в Курске Ирина потеряла сознание. Когда «скорая» привезла её в больницу, сердце уже не билось. Врачи в Курске назвали причиной остановки ее сердца болевой шок от приступа почечной колики. Обследование выявило изменения в структуре мочеточника. Видимо, после того, как в Германии, в военном госпитале, ей тащили почечный камень петлей, образовался нарост, блокировавший почку. Приступы бывали часто. Однажды в 1977 году ее скрутило в Киеве так, что оркестр Лундстрема, прожив там три дня, не смог дать ни одного концерта.

В 1981 году в её жизни появился второй муж – Вейланд Родд. По его словам, впервые он увидел Ирину на телеэкране примерно в 1977 году и испытал шок от ее красоты и сексуальности «в широком смысле этого слова»: «пела необыкновенная, страстная женщина». А когда четыре года спустя пришел к ней знакомиться, то встретил «скорее учительницу в очках». Второй брак подарил ей сына. Вейланд стал ее спутником в деле оздоровления организма. Она бросила курить, отказалась от мяса, села на овощную, фруктовую и соковую диету, начала обливаться холодной водой, которая в отличие от горячей не подавляет энергию. Все это легче переносить, когда рядом человек, который не смотрит страдальчески, не уговаривает немедленно прекратить издевательства, голодает и холодает вместе с тобой.

В 1982 году на телеэкраны вышел фильм "Трест, который лопнул" по рассказам О.Генри. Понаровской позвонили с Одесской киностудии и предложили роль лже-Сары Бернар. Это проститутка, которую выдавали за великую актрису. Реплик у неё было мало. Основу образа составила сцена, когда героиня, достаточно нетрезвая, виртуозно сливала остатки вина из одной бутылки в другую, при этом пытаясь держать осанку той неведомой Бернар, именем которой ее обозвали. "Моя роль вообще не была выписана в сценарии: так, некое существо. Зато она была у О.Генри. И на основе того фрагмента и всего О. Генри я придумала свой эпизод, начиная с грима, костюма и заканчивая действиями в кадре. Её пробовали на роль в многосерийном телевизионном фильме "Жизнь Клима Самгина". И когда Иру нарядили в платье той эпохи и посадили в театральную ложу, режиссер Титов увидел, что ее облик изумительно вписался в нужный исторический период. Вейланд порвал фотопробы и запретил жене отрываться от семьи.

17 октября 1984 года родился сын Энтони. «Появился, как ангел, — вспоминает Ирина, — ничего у меня не забрав: ни волос, ни зубов, ни фигуры. Рожала я в обычном роддоме. Такой я человек: дадут маленький угол, и в нем себе рай устрою...».
Посидев два года с Энтони дома, Ирина поняла, что, пока сама не двинется с места, денег не прибавится. Нужно было возвращаться на сцену, где её уже подзабыли. Опять впрягаться в гастрольную жизнь, прихватывая ребенка, которого не с кем оставить.

В 1986-1987 годах они путешествовали по стране втроем с программой из двух отделений: в первом работал Вэл, во втором - Ирина. Они записали дуэт: "Я больше не хочу".

В 1986 году в голосе Понаровской появилась лёгкая хрипотца. Почти сразу по возвращении с Украины - она давала концерты после Чернобыльской аварии в зоне бедствия. Возможно, она перетрудила голос. Когда-то композитор Микаэл Таривердиев говорил ей: "Ирочка, зачем так надрываться, если можно петь тихо, под фортепиано". И предлагал свои романсы. После "чернобыльских" гастролей Ира сходила в Ленинграде к знаменитому доктору Ральфу Исааковичу Райкину, брату Аркадия Райкина. Он снял красноту и отечность связок. Но хрипотца все равно осталась. Потом уже она придумала отговорку: "Всегда мечтала обогатить свой тембр таким вот роковым оттенком".

В 1987 году в репертуаре Понаровской появился шлягер. Это достойно особого упоминания, так как очень популярных песен за всё её творчество можно насчитать одну-две-три, не больше.
Песня "Знаю - любил" попала в хит-парад, заведённый тогда впервые в нашей стране. На телевидении даже сняли нечто похожее на видеоклип, о которых мало кто у нас ведал. Автором слов "Знаю - любил" была Джуна. К песне "Знаю - любил" в конце 1987 года Понаровская добавила новую краску во внешности: из натуральной шатенки стала блондинкой. С тех пор поклонники так и называют ее: Блондинка.



Во время гастролей по Америке Понаровской польстили сравнением с секс-символом американского кино, но она скромно возразила, что это просто классический типаж: белые волосы, красные губы и тонкая талия. "Обелил" Ирину талантливый визажист Лев Новиков. Он собирал ей волосы в конский хвост или же косу. Тем самым реставрируя, воскрешая ее детство. Только теперь прически работали на образ дорогой и желанной женщины. Такой хотел видеть на эстраде свою жену Вейланд Родд. Ему казалось, что этот облик полнее раскроет ее сексуальность, привлечет к Понаровской молодежь. У Ирины появился балет.



8 марта 1988 года семейный дуэт пел в концертном зале "Россия": "Я больше не хочу". Потом Ирина одна исполняла "Песочные часы", "Гражданку у окна" и "Незажженную свечу". А уже через месяц она вместе с вещами и ребенком оказалась в гостинице, покончив со вторым браком, скрывшись от мужа в неизвестность. Это был не первый рывок прочь от Вэла, но самый удавшийся. Предыдущие попытки он гасил обещаниями, что все будет по-другому. А дальше было то, отчего у Ирины поседели волосы - и с 35 лет она стала абсолютно натуральной блондинкой. "Когда летом я была на гастролях, а Энтони жил с бабушкой на даче, туда приехал его отец и обманным путем заманил мальчика в машину. Родд увёз его в Москву. Моя мама подняла все посты ГАИ. Я нашла их в Москве, и нам удалось договориться, что Энтони побудет месяц у отца. Только я предложила Вэлу, чтобы он отвез его куда-нибудь отдыхать. Однако затем выяснилось, что он остался с ребенком в городе, скрываясь от меня. А после отправился с ним на гастроли и таскал по самолетам и поездам. После этого я запретила отцу встречаться с ребёнком, и ни одного звонка по этому поводу в мою квартиру больше не последовало…". Одновременно с поиском ребёнка певица давала первые в своей жизни сольные концерты в столичном зале "Россия". Программа называлась "Всё сначала". Ирина весила 48 килограммов. У неё не только черты лица заострились, она вся была, как отточенный карандаш. На связках образовалась киста - и вместо полноценного голоса раздавался сип. За два дня до первого концерта из двадцати песен были готовы фонограммы четырех. И оставшимися ночами, когда зал был свободен, она шла к микрофону, чтобы записать остальные фонограммы - в любой момент голос мог исчезнуть вовсе.

В августе 1988 года наметилось то, что случится с ее нервами и голосом через девять лет. Судьба не балует разнообразием испытаний. Не везло ей в столице с "сольниками". Самой сложной и важной в программе Ирина считала песню "Отставной майор" - об Афганистане. Чтобы в припеве сильно звучало слово "майор", Понаровская созвала на сцену всех мужчин, умевших и не умевших петь - от монтировщиков декораций до танцоров: лишь бы получилось раскатистое "р" и по звучанию это не походило на хор кастратов. Переписывали три раза. Понаровская спускалась в зал и оттуда прослушивала каждый вариант, чтобы понять, что услышит зритель. Выходила "каша". Она снова шла к микрофону: "Ребята, если в песне не будут слышны и понятны все слова, мне не нужна тогда ни эта песня, ни концерт, ничего. Я умоляю, вытаскивайте голос", - обращалась она к звуковикам. За репетиционную ночь она проглатывала восемь таблеток валидола. И кофе, много кофе. Но фонограммы были записаны. И концерты прошли с аншлагами. И язык не повернулся бы назвать это халтурой. Скорее работой на совесть в экстремальной ситуации. Шесть концертов в "России" обошлись ей в 3500 рублей. Из них тысячу вынужденно отдала за роскошные белые сапоги, которые потребовались в последний момент, так как те, что ей сшили, оказались малы. 1200 рублей заплатила за икебану на сцене. Остальные деньги ушли на банкет. А заработала 150 рублей, из расчета по 25 рублей (её ставка) за концерт. Но публика ведала лишь то, что видела - танцующую Понаровскую. В первый и последний раз она так и столько двигалась.
"Всё сначала" - это многоликая Понаровская: и хулиганка, и любимица детворы, и женщина-вамп, и душка в косыночке. На сцене водрузили кузов белых "Жигулей", где эта "душка" любезничала с "милым другом". Телевидение покажет версию концерта спустя год - в 1989 году. Песню "Отставной майор" вырежут, видимо, в честь вывода наших войск из Афганистана. И с балетом Понаровская больше никогда не выступит.

В том же 1989 году на первый в стране конкурс красоты приехали представители фирмы "Шанель" и, увидев на сцене поющую Понаровскую, обомлели от неожиданности: в открывшейся для Запада державе оказалась такая элегантная, изящная дама, абсолютно во французском стиле. И они тут же сымпровизировали вручение чего-то типа "почётной грамоты" с присвоением титула "Мисс Шанель Советского Союза".



Программу "Всё сначала" Понаровская выдохнула из последних сил. Требовалась операция на связках - чтобы удалить кисту и "починить" голос. Нужны были новые песни, концерты, поездки - чтобы жить. В голове крутились печальные мысли: не пора ли уходить, кому я нужна, пришли молодые...

Летом 1989 года она сидела в жюри конкурса эстрадной песни в Юрмале. И после трех туров выделила явного претендента на Гран-при - Сосо Павлиашвили. Еще двое коллег были с ней солидарны, но остальные члены жюри решили Гран-при не присуждать: нет достойных. Ирина добралась до болевшего в Риге Раймонда Паулса, председателя жюри, смотревшего конкурс по телевидению, и его слово перевесило сомнения. Почему она так билась за Сосо?



Потому что увидела талантливого человека. И несправедливость. Возмутился весь её жизненный опыт проглатывания обид. Ирина использовала свое имя, связи, дар убеждения, чтобы сделать Сосо популярным. Ей казалось, что так отблагодарит и судьбу, и его за то второе - или уже третье? - дыхание, которое у нее открылось. Она забыла, что хотела уйти со сцены. Они вместе ездили на гастроли. Вместе снимались на телевидении. Если в сборном концерте участвовала Понаровская, обязательно рядом - Павлиашвили. Если для двоих места не хватало, она уступала ему свое, уверяя редакторов и режиссеров, что он потрясающий артист. Ей говорили: он вас использует. Но ведь именно он написал ей репертуар, из которого наконец собрался первый в её жизни диск-гигант "Так проходит жизнь моя". Там "Реквием" - трагический монолог, сравнимый по силе с "Заклятьем". На пластинке и дуэт с Сосо "Я её/его не окликну по имени". Дуэт людей, которым не суждено быть вместе. А так же песни: "Так проходит жизнь моя", "Ты мой Бог", "Ты всегда со мной", "Не шути", "Мне плевать", "Ночное кабаре", "Ты не рядом", "Всем живым", "Однажды".



7 - 8 января 1990 года состоялась первая в СССР благотворительная программа "Телемарофон Детского фонда". Понаровская отдала на счет Детского фонда десять тысяч рублей. Она уткнулась лицом в ёлку, якобы вешая чек на ветку, а на самом деле - прятала слезы. Её вклад оказался равен взносу аппарата Совмина СССР - его сотрудники перечислили дневной заработок. Другие артисты давали по 500, 1000 рублей. И у телезрителей родился лишь один вопрос: "Почему Понаровская дала так много? Она что, такая богатая?!" Она ведь никого не оповещала о том, что долгое время отвозила одежду в один детский дом, потому что её потрясло, что девочкам там выдают по паре чулок в год. Она набивала мешок, естественно, не концертными платьями, а повседневными вещами. И те десять тысяч были у неё последними. А летом 1990 года её квартиру на 15-м этаже ограбили. Забрались через чердак и балкон на кухню. Она была на гастролях. Вернувшись в Москву, Ирина даже замок не успела поменять - нужно было ехать дальше. Да и все равно уже всё украли. В дороге у нее случился почечный приступ - сняли с поезда. Три года почки будут терзать её, будто для того, чтобы уравновесить творческий энтузиазм.

18 августа 1991 года Ирина переживала очередную депрессию. Только что с ней по хамски обошлись на конкурсе "Голос Азии" в Алма-Ате: "Меня пригласили туда гостьей, то есть звездой, а начали с того, что в первый день велели исполнить лишь одну песню, когда на концерте после конкурсантов выступали гости. На следующий день начался дождь. Там открытый стадион, и организаторы, надеясь переждать стихию, задержали концерт на полтора часа. За кулисами томился Томас Андерс. Его импресарио поставил условие: если Томас не выйдет на сцену в 23.15, то он не выйдет вообще. Я пела перед ним. Дождь превратился в ливень. Я исполнила первую песню, а фонограмму второй выключили на середине: Андерс больше не мог ждать. Я вынуждена была уйти со сцены, мокрая, без капли грима. На третий день перед началом концерта снова заморосил дождь. Не приехали два исполнителя, и меня объявили на два номера раньше, без предупреждения. И я по лужам неслась на сцену, потому что уже звучала фонограмма. Успела выскочить откуда то сбоку, из дикторской, и вовремя схватить микрофон. И наконец, четвертый день - заключительный концерт, в который меня просто не включили. Как объяснили потом: мол, я приношу плохую погоду - только приезжаю на Медео, как начинается дождь".

19 августа 1991 года в Москве случился путч - это потом его так назвали. Внешние силы решили развеять хандру Ирины? Да так, что вздрогнула вся страна. В сентябре начались съёмки в детективе "Он свое получит" (по роману Чейза). Согласие на эту работу Понаровская объяснила так: "Настойчивость режиссера оказалась выше моей интеллигентности". Денег она так и не получила. Удовольствия от роли - тоже. Разве что снимали в Таллине - приятные места. Средств на создание фильма было так мало, что Ирину попросили приехать со своими костюмами. А в благодарность отобрали голос - героиню озвучила другая женщина. Картина вышла в узкий прокат спустя два года. К счастью, ее не заметили. Еще через несколько лет фильм показало телевидение. В этой ленте хороши крупные планы Понаровской. И совсем пусты реплики героини по имени Глория, певицы варьете, особенно без сексуально царапающего, интонационно богатого голоса Ирины. Её наряды вопиюще шикарны среди убогих интерьеров.



Камера словно стесняется того, что вынуждена снимать. Актёры стесняются друг друга и того, что изображают. Про труп в самом начале режиссер вовсе забыл: показал - и похоронил без всяких объяснений. После такого опыта Понаровская поклялась, что в кино её заманит лишь Стивен Спилберг или Никита Михалков. Правда, ей снова повезло с партнерами, например, с Василием Ливановым, которого тоже озвучил чужой голос. Но на съёмках, отыграв сцену с Ириной, Ливанов признался: "Обычно мне на съёмках скучно, сегодня же я получил удовольствие. Я думал, вы пустая эстрадная штучка, и рад, что ошибся". Сценическим обликом Понаровской в 1989 году занялся талантливый художник-модельер по прическам Сергей Зверев. Однажды доверившись его рукам, Ирина обрела единомышленника, который помог воплотить таящиеся в ней причуды, да еще дополнил ее фантазии своими.

11 февраля 1992 года Ирина Понаровская совершила необычную акцию, организованную для нее ее друзьями и поклонниками. В 15.00 от ее дома отошел кортеж автомобилей, состоящий из "Чайки", шести "Волг" и сопровождавших их двух автомобилей ГАИ. В "Чайке" находилась сама Ирина, в "Волгах" - ее друзья, охрана, журналисты. Кортеж направился к Центральному Дому художника на Крымском валу, где Понаровская осмотрела экспозицию современного раздела. Затем процессия переместилась к православному храму на улице Димитрова, который также посетила звезда. После этого, заехав в музей Максима Горького, находящийся на улице Алексея Толстого, Понаровская проследовала на улицу Герцена, где в зале ресторана ЦДЛ ее смогли увидеть ныне здравствующие писатели. Обед певицы состоял из овощей и рыбы. Выезд завершился в Государственном центральном концертном зале "Россия", куда Понаровская прибыла около восьми часов вечера. В это время в зале проходил концерт, посвященный пятидесятилетию Льва Лещенко. Зная, что Понаровская находится в числе приглашенных, ее встретила у входа толпа поклонников. Появившись в зале под фонограмму песни "Ты - мой Бог", она произвела фурор своим черным платьем со шлейфом и глубоким декольте на спине. На голове у нее была большая шляпа с перьями. Пройдя на сцену, певица тепло поздравила юбиляра и исполнила в его честь песню "Ты всегда со мной..." Маршрут поездки был выбран стихийно. Друзья, имевшие финансовую возможность устроить Ирине и себе подобное шикарное развлечение, долго уговаривали певицу рискнуть. Тогда это было в новинку. Наши звезды не практиковали подобных публичных акций. Кому как не Понаровской следовало подать пример красивого эпатажа?! И подала. За что получила от газет по полной программе. Особенно за шляпу, перья которой щекотали макушки зрителей, когда она шла по залу.



В ноябре 1992 года Ирина участвовала в шоу "Борис Моисеев и его леди", произведя фурор париком из темно-вишневых длинных волос. Зверев привез его из Японии. Она долго мучилась сомнениями: как примут, не переборщит ли с цветом? Сергей удивлялся: она боится быть шикарной? Парик идеально подошел к песне "Мне плевать". А в финале программы "леди неожиданность", как назвал ее Борис Моисеев, появилась на сцене в огромной черной шляпе. Это была первая серия шляпного цикла Зверева - Понаровской. А еще Сергей создавал, например, прическу, используя в качестве каркаса пластиковую бутыль из-под "херши-колы". Конструкция напоминала "Пизанскую башню" из волос и шиньонов и весила килограмма три. Давний и верный друг Ирины Борис Моисеев сказал о ней: "Она опоздала, наверное, на сто лет. Она могла бы быть в Серебряном веке. Но у нее бы духу не хватило пережить все остальное, что пришло в Россию. Ее кожа, ее кость, ее губы, ее безумно красивые серо-голубые глаза предназначены для другого интерьера. Ей нужен старый Петербург, мокрая погода, ветер в лицо... Ее стихия там, где приходят тихие, спокойные люди, которые говорят только шепотом... Она заражена Петербургом. Она царица этого города. Поэтому, наверное, в ней много влаги. Она плачет - и выдает ту воду, которую набрала за свою жизнь там". С Борей Моисеевым Ира познакомилась в 1977 году на гастролях в Кисловодске, выступали в одном концерте. И сразу углядели сходство натур. С личностными особенностями. Например, он - сказочник, а она - сказительница. То есть Борис сочиняет истории, разукрашивая мир выдумками, а она придерживается правды жизни, но умеет ее красиво преподносить и верит в чужие фантазии, преклоняясь перед мастерством их подачи. Они часами могут болтать друг с другом - и глаза в глаза, и по телефону. Особенно ночами, когда реальность размыта и в воздухе витают. Однажды он организовал вручение Ире диплома почетной гражданки штата Оклахома. Уговорил знакомых американцев впечатать в красивый бланк такой ни к чему не обязывающий текст. Ни ей никакой выгоды от этого почетного гражданства, ни бремени обязательств для США. Не более чем сувенир, но приятный. Как титул "Мисс Шанель Советского Союза". Боря умеет делать подарки.



В феврале 1993 года она снялась в первом своем видеоклипе по песне "Так проходит жизнь моя". Телевидение показало его пару раз. Наступало время, когда эфир заполняли по принципу: кто платит, тот и заказывает музыку в своем исполнении. Причем деньги требовали со всех без разбора: и с начинающих, и со старейшин. Попытки Понаровской противиться такому унижению приводили к одному - на экране она не появлялась. А ей казалось, что она заработала право на бесплатный эфир. Пленка запечатлела в видеоклипе шесть образов певицы, созданных Зверевым: акварельная гимназистка, "Бабетта" - в косынке, черных очках и кожаной куртке, "Гретхен" - строгая фройляйн, "Кармен" - дива-огонь с красными волосами, "Клеопатра" - женщина-вамп в черном парике, брюках клеш, с цепями на бедрах, и, наконец, дама в красном, с невероятной шляпой-оранжереей на голове. Как пошутила Ирина: "Клип снимали только ради этой шляпы". В 40 лет она наконец смогла позволить себе приобрести автомобиль-мечту - черный "мерседес -300". Но посидеть за рулем не успела. 7 апреля 1993 года "скорая помощь" увезла ее в больницу - в один из лучших в стране центров урологии. Накануне Ирина вернулась из Донецка, уже там потеряв сознание за кулисами. В больнице обнаружили раздутую, как бомба, почку. Почти на полтора месяца болезнь вырвала ее из прежней среды. Появилось время осмыслить свое место и окружение. Нынешняя операция требовала разреза на животе. Ей пообещали сделать его минимальным. Назначили операцию на 19 апреля. Несколькими днями раньше Сергей Зверев улетал в Париж на курсы повышения мастерства. И перед отлетом заехал в больницу, чтобы сказать Ирине, как он ее ждал, ждет и будет ждать. Как мужчина он не мог оставить эту женщину без обнадеживающих слов о том, что она желанна. Операцию делал руководитель центра профессор Лоран. Через неделю после выхода из больницы у неё угнали "мерседес" - на 15 минут отлучилась в магазин. Судьба положила перед ней чистый лист. Еще до больницы Богдан Титомир пригласил Иру на свой сольный концерт. Зверев, клиентом которого был и Богдан, подговорил его, чтобы скрасить ей вечер. За ней прислали "линкольн". Титомир встретил ее белыми гвоздиками. Она увидела джентльмена. Все прошло красиво и достойно. Потом он навестил ее в больнице. Снова, видимо, Зверев проводил опекунскую работу. А затем Богдану пришло в голову записать дуэт с Ириной. У него своя публика, у нее - своя: почему бы не объединить? И песня симпатично оптимистичная - "Нет проблем". Но больше пары раз они ее не исполнили. Всё-таки у него - своя публика, у нее - своя. Снова начались заботы о репертуаре, о чем давно уже голова не болела. И певицу Понаровскую нашел композитор Виктор Началов. Он пришел к ней с песней на стихи Юлии Друниной "Мой единственный". Ирина послушала и воскликнула: немедленно записываем! Вместе с Виктором в сфере забот Понаровской появилась его двенадцатилетняя дочь Юля Началова, уже тогда победительница телевизионного конкурса "Утренняя звезда". Ирина почувствовала, что наконец встретила девочку, с которой сможет поделиться сценическим опытом, чему-нибудь полезному научить. И они записали вместе песню "Леди звезда".

В декабре 1993 года на очередном шоу Бориса Моисеева в концертном зале "Россия" Ирина Понаровская исполнила новую песню композитора Виктора Чайки "Романс одиноких". Эта песня продолжила ряд сильных монологов в ее репетуаре: "Мольба" - зов женщины, вступившей в жизнь, "Заклятье" - плач женщины, нахлебавшейся жизни, "Реквием" - рык женщины, захлебнувшейся жизнью, "Романс одиноких" - желание женщины, возродившейся к жизни.

В том же декабре 1993 года на телевидении состоялась премьера программы "Олимпийское утро", где Понаровская выступила в роли ведущей "фитнес-класса". Гимнастика, доступная и полезная всем желающим. С тренажерами и без. Сама Ирина на съемках увлеклась возможностями, которые подарила ей передача: гимнастические снаряды, бассейн, сауна... Она получила абонемент, дававший право беспрепятственного входа в тренажерный зал и занятий в свое удовольствие. В эфир вышло несколько выпусков программы. Ирина отдала этому делу много сил, но "фитнес-класс" захлебнулся от неудачно выбранного времени: передачу показывали в воскресенье утром, когда люди отсыпаются. Понаровская попросила найти другой час для эфира. На том все и замерло.



Программа 1997 года "Женщина всегда права" придумалась ночью, как приснилось ей и первое шоу в Москве. Порядок песен, паузы для переодеваний, ударные моменты. И название. Не просто заголовок главной песни. Вывод сорока четырех лет жизни: "Женщина всегда права, даже когда она не права". И президент Национальной премии "Овация" вспомнил, как два года назад он кинулся к Ирине Понаровской, умоляя ее провести церемонию вручения наград. 1 марта убили Владислава Листьева. Услышав эту весть по телевизору, Ира села на пол и заплакала. Казалось, только что она брала интервью у Влада для своей программы "Олимпийское утро", только что он пригласил ее в "Тему"... Только что. И через день после его гибели надо объявлять лауреатов "Овации", поддерживать атмосферу праздника. Как? Но все отменить, видимо, было невозможно: больших денег, наверное, стоило. И потому обратились к ней. Никто бы не смог так достойно вынести на себе праздник со слезами на глазах. Она подняла зал на минуту молчания. Она исполнила гимн памяти: "Всем живым". Её теребили за кулисами именами спонсоров: этого не забудьте, того упомяните, про этого по-больше. Ни сценария, ни режиссуры. Только её интуиция, такт и нервы. О ней сказали тогда: королева бала. В этом сочетании второе стало возможным, потому что было первое. Президент "Овации" вспомнил это. И её двадцатипятилетнее творчество. И плиту с именем замуровали-таки в мостовую.



Затем последовали 5 аншлагов в БКЗ «Октябрьский» в Питере, гастрольный тур по России и СНГ, а также мировое турне, включающее Австралию, США, Израиль, Германию, Канаду и другие страны. В Канаде выпустили второй в ее жизни альбом «Женщина всегда права». В том же 1997 году Понаровская получила ряд всевозможных премий.

В 1998 году она – председатель жюри конкуса, ведущая и почетный гость фестиваля «Славянский базар».

В мае 1999 года она вместе с Сосо Павлиашвили провела вечер памяти певца и композитора Шандора. Позже она записала его песню «Расскажи мне о любви», а также дуэт с Сосо «Ты и я» для проекта «Звезды поют песни Шандора». В том же 1999 году Ирина открыла свой PR-клуб, на базе которого родилась идея создания собственной коллекции одежды.



В 2000 году вышла ее первая коллекция под названием «Ira». Под тем же названием открылось и ателье Понаровской. А после очередной коллекции в 2002 году Ирина познакомилась с владельцем бутика ARMANI в Москве, Юрием Мальцевым. Вместе они создают имидж-агентство «Пространство стиля». В Нью-Йорке открылся Дом моды Ирины Понаровской, с которым подписал контракт один из бродвейских театров. С 1998 года певица начала сотрудничать с рядом молодых талантливых авторов, чьи песни наряду с песнями из программы «Женщина всегда права» составили ее концертную программу, представленную в Москве в октябре 2001 года. Её сольники прошли с аншлагами, а на одном из концертов певицу 4 раза вызывали на бис. И это несмотря на ее крайне редкое появление на телеэкране.



В 2003 году Понаровская познакомилась и начала сотрудничать с композитором Юрием Эрикона. А в конце года приняла участие в его творческом вечере, где исполнила 2 песни «Капли» и «Спасибо за любовь». На его песню «Спасибо за любовь» Федор Бондарчук снял клип в марте 2004 года. Также сейчас называется новая концертная программа певицы, с которой она успешно гастролирует.



Чуть позже Понаровская приняла участие в реалити-шоу «Ты – супермодель» в качестве эксперта. Выступила хэдлайнером на концертах «Звезды фестиваля НОВАЯ ВОЛНА в Америке». Сейчас готовится ее новый альбом.

Она – звезда этого времени в этой стране. Хотя многие думают, что ей не повезло родиться здесь и сейчас. Несмотря на коллекцию премий, собранную певицей, она по-прежнему будет представлять опасность для людей, боящихся проиграть на ее фоне. Они не устанут препятствовать ее победной поступи, она не прекратит сражаться. И, благодаря этому противостоянию, у нас есть и будет такая певица.

Автор биографии - Алла Перевалова








Текущее время: 19:54. Часовой пояс GMT +4.

    Для правообладателей -Обратная связь    Главная   Форум    Архив    Вверх 

Internet Map Анекдоты,музыку,рецепты и не только найдете Вы в Беседке Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Copyright ©2004 - 2017, Музыкальный огонек - Русский шансон.

Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot