Главная Форум Регистрация Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Календарь Правила форума Наше радио

Вернуться   Музыкальный Огонек > О жизни и творчестве исполнителей


Улыбнитесь
Еда – это лучшее удовольствие, которое можно получить, не снимая штаны.

Пользователи на сайте
59 пользователей и 194 гостей
1g1v1g, 9sava9, aivars777, ALV-1961, anatol62, andis6666, anest-krc, BORMAN, deda 23, doner, Dyuscha, Dzhmil, E.King, ennifer, ess, fiddler, geen5, giga-56, Gintaras, hariss, iney32, ivan111, Jugr2006, KOHbBIIAJIbTO, Krasimir1980, kuvalda100, lauris, LESOVIK123, lion97, LVDOLGOB, Lvovith10, M24769, MaNeTa, mimimih, mlevis, oldheymer, paramienk, polinov_74, Ququrjamba, relaxmusic, sas54, shpagin, slavacop2, sttark, sysysy, timosh, Vasil 1, viz123, Vostanovitel, WLADIMIR_J, yvendrov, zabor123, zhen, zsadf2, Аделькин, Виктор L, Игорь387, Колька политурщ, Яри
Рекорд одновременного пребывания 11743, это было 08.08.2016 в 13:08.
Статистика
Пользователи: 75,174
Тем: 125,440
Сообщений: 285,789
Лучший автор: electrik (8,736)
Приветствуем нового пользователя, Виктор L
Поиск по форуму
Дни рождения сегодня
Разделы сайта
Интересное
Семенова Екатерина


Официальный сайт: http://www.katya-semenova.ru

СЕМЕНОВА Катя (Екатерина Леонидовна) родилась 7 января 1961 года в Москве. Очень рано осиротев (в шесть лет потеряла отца, в одиннадцать— мать), Кате Семеновой пришлось начать трудовую жизнь. Обладая музыкальным даром, она, несмотря на житейские трудности, окончила музыкальную школу в 1977 году.

Работала секретарем в ветеринарной лечебнице.

Не попав в училище им. Гнесиных, азы вокальной техники осваивала самостоятельно. Труды увенчались успехом. Однажды увидела, что «Комсомолка» объявила конкурс на лучшее исполнение советской песни. Посланная Катей Семеновой магнитофонная запись исполненной ею песни Ю. Антонова «Весна» на телевизионный конкурс «Золотой камертон» получила премию Гран-при (1980). Это было началом нелегкой творческой карьеры певицы.



В 1981 году в журнале "Кругозор" на гибкой пластинке вышла первая песня в исполнении Кати Семеновой "Облако-письмо".

Затем последовали участие в ВИА «Девчата» (1981). Основным шлягером в исполнении Екатерины Семеновой была песня - "Чтоб не пил, не курил".

В 1982-1984 годах она работала в группе "Аэробус" у Юрия Антонова как бэк-вокалистка, хотя и исполняла сольные песни.

С 1984 Катя Семенова начинает сольные выступления — сначала от Брестской филармонии, Москонцерта, затем от Росконцерта (1986) со своей группой "Алло". На ее творческом счету - участие в фестивале в Зелена-Гуре (1986), в шоу звезд в Братиславе (1989), выступление в "Рождественских встречах" Аллы Пугачевой (1992), в культурной программе кинофестиваля "Кинотавр" (1991-1997).

На открытии Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве (1985) певица исполняла песни "Мир без чудес" и "Большой хоровод".

Поначалу репертуар Кате Семеновой состоял из детских песен («Мир без чудес», «Забывать нелегко»). От детских песен она переходит к «взрослым», первой из которых стала песня Д. Тухманова «Старое зеркало».

В 1986 шлягером стала — «Школьница». Искренняя, открытая, страстная манера исполнения, более похожая на пение драматической актрисы, нежели вокалистки, пение «вживую», не под фонограмму, упрочили популярность новой певицы.

В 1988 выходит первый виниловый диск Кати Семеновой «Вечер вдвоем».



В 80-х проходит ряд сольных концертов Кати Семеновой в Театре эстрады (конферансье А. Васильев). В этот период участвует в различных ТВ передачах: вместе с В. Малежиком и А. Васильевым вела «Шире крут» (1986-1992 г.г.), «Вас приглашает кафе „Саквояж", выступала в «Утренней почте», «Будильнике». Создала собственный проект на радио «Звездная компания», где интервьюировала известных артистов.

В 1994 году в Германии у нее выходит альбом «Мама, я кажется влюбилась». Потом была пауза.



С 1996 Катя Семенова начинает писать песни сама: Среди них много песен на стихи Г.Белкина— «Купаюсь в любви», «Колдунья», «Мартовский кот», «На небе» и др. Работает с другими поэтами — с А. Дементьевым, М. Мишиным, А. Артемьевым и др. Пишет песни на свои тексты («Отмороженный», «Обычный курортный романчик» и др). Песни Кати Семеновой звучат как в ее исполнении, так в исполнении Юлиана, Ф. Киркорова, Лолиты, А. Апиной, Малежика, Н. Караченцова, Л. Долиной, А. Смеховой, трио «Меридиан» и др.



Екатерина Семенова снялась также в художественных фильмах "Хищники" (1991) и "Оплачено заранее" (1992) и принимала участие в озвучивании и записи песен к множеству фильмов, спектаклей и телепрограмм.





ИГРУШКА ДОЛЖНА БЫТЬ ТАКОЙ, ЧТОБЫ ЕЕ ХОТЕЛОСЬ ПОЩУПАТЬ

«Я выросла, я выросла, и мы теперь на ты,
И вместо кукол ты приносишь мне цветы…»




- Катя, уже много лет ваш дом больше напоминает музей мягких игрушек. Откуда это ваше увлечение игрушками? В чем, так сказать, истоки?

- Да никаких истоков в общем-то нет, просто мягкие игрушки мне очень нравятся. Когда ко мне кто-то приходит домой и видит мои игрушки, то сразу думает, что у меня было обездоленное детство, а теперь я, наконец-то, что называется, дорвалась. На самом деле - ничего подобного. Я всегда любила игрушки, и когда я была маленькая, у меня было все, что тогда продавалось. Я была очень избалованной девочкой. Мне покупали все, что появлялось в продаже, стоило мне этого только захотеть. В квартире пройти было негде от обилия игрушек. Потом я эти игрушки раздала по детским садам, по школам, какие-то, наверно, выбросила. Но когда у меня родился сын, и ему исполнилось полгода, я ему купила медведя. Вот этот серый и страшный медведь положил начало моей, если так можно сказать, новой коллекции, которая сейчас и находится у меня дома. Я люблю игрушки не то чтобы с изъянами, но трогательные, такие, которые хочется пожалеть. Когда я училась в 7-м классе, в нашу школу приехала девочка, которая до этого момента жила с родителями-дипломатами в Америке. И она мне подарила куклу Барби, но, честно говоря, я на следующий же день ее не то передарила кому-то, не то еще куда-то дела. Потому что я не понимаю, что это за кукла, у которой, я извиняюсь, есть грудь и все остальное. Это уже не кукла. Я люблю, чтобы игрушка была такой, чтобы ее хотелось пощупать… нежно. Погладить, пообщаться…

"Планета детство" №2 весна 2002



Я — КАТЯ СЕМЕНОВА



Концерт в «Украине» начинался в 19.00. Я пришел по своим делам к 17.00 и уже на служебном входе услышал знакомый голос, доносящийся со сцены. Выглянул из-за кулис — голос знакомый, а исполнительница кто? Неужели эта худенькая в толстом вязаном свитере навыпуск девушка с распущенными волосами и есть Катя Семенова? Дождался, пока она выставит звук, отрепетирует, отдаст последние распоряжения звукорежиссеру и художнику по свету и попросил об интервью.

— Хорошо. У нас есть десять минут. Потом мне надо идти гримироваться.

— Тогда задам вопрос, который, очевидно, задают многие: почему вас в последнее время не слышно?

— Да, вы правы. Вопрос задают многие и я всем отвечаю: а у меня нет столько денег, чтобы оплачивать эфир.

— А почему? Почему популярная певица Катя Семенова не зарабатывает столько, сколько ее московские коллеги?

— А я вам объясню. Все те суммы, которые называются в газетах и интервью, — это просто пыль и лапша. Если певица заявляет кому-то, что, мол, я дешевле, чем за восемь тысяч зеленых из дома не выхожу, то этому может поверить только уборщица тетя Маша, которая подметает на сцене.

— Ну, не за восемь, так за четыре.

— Да боюсь, что и четыре ей не дадут. Поверьте, у меня со всеми прекрасные отношения, и уж я-то знаю, кто сколько стоит.

— Но ведь они все же мелькают?

— Мелькают, в основном, за счет спонсоров. А я по своей натуре человек независимый и понятие «спонсорство» исключила из своей жизни, потому что не хочу быть кому-то обязанной. Вообще, думаю, что в идеале человек может быть обязанным своим детям, своим родителям, а из-за денег... Нет, это не для меня.

— А директор у вас есть?

— Нет.

— Что так?

— Я все-таки — пятнадцать лет на эстраде, у меня всю жизнь были какие-то директора-администраторы, но года два назад я поняла, что лучше бы мне обойтись самой, потому что у директоров есть профессиональное заболевание — патологическая любовь к деньгам. Поэтому я стала исповедовать принцип «лучше меньше, да лучше» и теперь за свою работу отвечаю только сама. Теперь мне по ночам не снятся кошмары, что сегодня я выступаю в Киеве, а афиши на сегодняшний вечер висят где-то в Магадане.

— А такое бывало?

— Для администраторов — это норма жизни.

— Но ведь это же ненормально — известная певица, вместо того, чтобы решать вопросы творческие, должна теперь висеть на телефоне и целыми днями находиться в «переговорном процессе»!

— А я себе ничего не «пробиваю». Мне звонят и предлагают. Если условия подходят, я соглашаюсь. Если нет — отказываюсь. Все очень просто. Работы у меня — сколько угодно.

— Муж помогает?

— Муж? Пока он к нам не подошел, скажу, что в отличие от других эстрадных певиц, имеющих по десять-двенадцать мужей, Миша у меня второй. Он хороший артист, и я не хочу, чтобы он пошел по стопам первого мужа, которого я до сих считаю одним из лучших наших музыкантов, но когда он начал заниматься администрированием, он потерял свою творческую индивидуальность.

— Но он, наверное, занялся этим не от хорошей жизни?

— От хорошей. У нас тогда была очень хорошая жизнь. И по деньгам, и по гастролям, и по моей популярности. Это был просто комплекс Наполеона или Юлия Цезаря — все держать в своих руках, всем командовать. Ну вот и докомандовался... Нет, не хочу, чтобы Миша потерял свою творческую индивидуальность.

— Вы с ним выступаете вместе?

— И да, и нет. Ездим вместе, но на сцене практически не соприкасаемся.

— За песни платите?

— А я их сама пишу!

— Ну, тогда за тексты?

— Нет. У меня в Москве есть постоянный автор — Григорий Белкин, и у нас с ним такая, что ли, договоренность — он пишет для меня тексты, я кладу их на музыку. Все, что мне подходит, для себя оставляю, а остальное отдаю, подчеркиваю: от-да-ю, моим друзьям — очень хорошим исполнителям.

— Вы только с ним работаете?

— В основном. Две песни написала на стихи Андрея Артемьева, потому что они мне понравились. Другие стихи, на которые хотелось бы написать музыку, мне в руки как-то не попадались. Может быть, все дело в том, что мы с Гришей давно знакомы, и он знает меня, как никто. Уже четыре раза было так, что ночью я засыпала с мыслью о новой теме для песни, а утром Гриша звонил и читал по телефону стихи именно об этом.

— Группа у вас новая?

— Та же, с которой я начинала. Правда, второй состав. Группу создал мой первый муж, второй состав набирал тоже он, а сейчас он работает самостоятельно и как музыкант, и как композитор. Думаю, работа на меня забирала у него слишком много времени потому что, на мой взгляд, сейчас его талант раскрылся как никогда. Он как бы начал все сначала.

— Давайте и мы тогда начнем с начала. Как все начиналось?

— Началось с того, что я родилась. Росла, училась в школе. Хотела стать зубным врачом, космонавтом, балериной, а закончив школу, работала уборщицей, санитаркой, машинисткой, а потом мне повезло — я стала победителем всесоюзного конкурса эстрадной песни.

— Вот так просто — пришла, спела, победила?

— Мне было восемнадцать лет. Я написала письмо в оргкомитет. Из трех с половиной тысяч участников до финала добрались восемнадцать, а я взяла Гран-при.

— И пошло и поехало?

— Если бы! Год я еще работала секретарем-машинисткой и каждый вечер ездила куда-нибудь прослушиваться, чтобы взяли певицей, и всем мое лауреатство было, мягко говоря, до лампочки. И все-таки через год, как сейчас говорят, устроилась по специальности и запела.

— А музыкальное образование у вас было к этому времени?

— Музыкальная школа. Больше ничего не заканчивала.

— Когда я вас пятнадцать лет назад впервые услышал, вернее, увидел по телевизору (а тогда эстрадных артистов можно было по пальцам пересчитать), меня поразила та уверенность, с которой вы — совсем молодая девушка, держались на сцене.

— Не сочтите за нескромность, но чувство собственного достоинства у меня, очевидно, заложено в генах. Я не суетилась никогда.

— И не волновалась?

— Перед каждым выходом я волнуюсь безумно, но самым главным стимулятором для меня является зритель. Когда выхожу на сцену, меня отпускает. Чем больше зрителей, тем лучше. Я, как и большинство нормальных людей, вся состою из комплексов, а сцена для меня мир, где я могу быть такой, какой хочу себя видеть, а, может, и такой, какая я на самом деле.

— Многие артисты говорят, что, выходя на сцену, они, как бы взлетают...

— Насчет взлетов и посадок ничего не скажу, но мне там очень легко.

— Над имиджем работаете?

— А что это такое? Я такая, какая есть. Нормальная женщина со всеми своими радостями, горестями, проблемами.

— Но я ведь помню, как появилась на экранах веселая, как бы сейчас сказали, прикольная, девушка по имени Катя.

— А это был не имидж. Это я была! И сейчас я — это я. Человек не может же замариноваться в каком-то возрасте или времени! Я тоже выросла, мне тридцать четыре года, у меня совершенно взрослый сын девяти с половиной лет, у меня было очень много трудных, сложных, страшных ситуаций в жизни и я не собираюсь такой себе старушкой-веселушкой оставаться всю жизнь! Когда я вижу на экране певицу, у которой все лицо в морщинах, а на голове бант, да еще и шорты кожаные, меня это не устраивает.

— Как я понимаю, тяжелых моментов в жизни хватало?

— С лихвой.

— Тогда объясните, если можете, почему так получается: идет артист по восходящей, известность, популярность, слава... и вдруг — раз! Тишина.

— Невозможно объяснить. Знаете, когда мне задают этот элементарный, забытый и замытый вопрос: «А трудно ли стать звездой?» — я всегда отвечаю: «А черт его знает! Не знаю и не пробовала!». Я никогда в жизни себя звездой не ощущала. Ну вот честное слово! И то же самое — ну откуда я знаю, что и когда может произойти?! Я работаю и знаю, что работаю хорошо. Выгляжу я (тьфу-тьфу) тоже неплохо, песни у меня сейчас, по-моему, замечательные, у меня появилось второе дыхание, много приглашают за границу... Что произошло? Время мое, может, ушло. Может, оно еще придет? Откуда мне знать? Во всяком случае я чувствую, что публика меня по-прежнему любит и принимает хорошо...

Она посмотрела на часы. Все! Пора идти гримироваться!

— Последний вопрос: как вас дразнили в детстве?

— Конечно же, Семечкой. А еще в классе так шестом в передаче «Спокойной ночи, малыши» показывали мультсериал про Мамочку и Мажилу и меня все дразнили Мажилой. Это такой был поросенок, а я толстушкой тогда была.

— А сейчас вы кто?

— Я — Катя Семенова. Так и запишите!..





Не зря испытание “медными трубами” стоит в одном ряду с испытанием стихией. Противостоять славе так же трудно, как, например, огню. Но слава приходит не к каждому и, тем более странно, что, сделав свой выбор, эта капризная особа иногда ошибается адресом. Наша сегодняшняя героиня в один прекрасный день решила стать певицей, хотя вроде бы, к этому никаких предпосылок не было.

Семенова: Я не поддаюсь обучению: я не умею плавать, я не умею кататься на коньках, я не умею ездить на велосипеде, я не, да я ничего не умею, я не подда…, вот, вот чего мне природа дала – всё. Моя учительница по музыке Евгения Александровна Штайнберг, она все время говорила: “Когда этот крокодил закончит музыкальную школу…”, у нее какая-то странная была формулировка, но я помню ее всю жизнь: “Когда этот крокодил закончит музыкальную школу, я приду к памятнику Пушкина, напьюсь как свинья и пусть меня забирают в милицию, несмотря на то, что я заслуженный педагог”.

Удивительно, как могла девочка, в талант которой не верил ни один педагог, так легко подняться на эстрадный Олимп? Более того, у Кати Семеновой не было ни богатых покровителей, ни расчетливых менеджеров. Очевидно, безумную популярность Екатерине просто подарила судьба. Но, если верить словам певицы, ей этот подарок был не нужен.

Семенова: У меня как-то все довольно легко происходило по поводу карьеры, я ее не хотела. Петь – это одно дело, но чтоб машину на руках носили – это совсем другое, и если кто-то к этому рвется, то … нарвется и получит свое, это ужасно, это страшно: когда тебя в туалет милиция водит, провожает, когда там машина, в которую ты садишься, не может ехать по причине того, что у нее проколоты колеса, не потому что плохая, а потому что просто хотят на тебя посмотреть, когда людей разгоняют этими пожарными машинами, чтоб ты просто по стадиону могла пройти со сцены в гримерную. Я очень люблю петь, я очень люблю писать музыку, но практика показала, что я выбрала не ту профессию, это не для меня. В общем можно быть кем угодно, можно быть там популярной, знаменитой, известной, звездой, полузвездой там, продвинутой – любой, вот, профессия артиста предполагает, мне ка…это мое личное мнение, в идеале стать любимой.

На пике популярности Катя Семенова исчезла из виду. Было много версий – почему. Трудно разобраться, где именно правда, но, возможно она действительно, выбирая между жестоким миром шоу-бизнеса и простой человеческой любовью, отдала предпочтение любви, которой недополучила в детстве. Цепь печальных событий в жизни маленькой Кати началась с того, что отец был не рад ее появлению на свет. И, может не случайно, вышло так, что несколько лет спустя, день рождения дочери стал для него роковым.

Семенова: Папа безумно любил мою сестру Людку, вот, а когда мама забеременела, он хотел мальчика, и уже сразу дал имя Федя, вот. И когда я, наконец, 7 января родилась, он ходил по нашему родному Измайлову, пьяный, все время пил с друзьями и всем встречным говорил: “Человек родился, но не тот”. Вот, но потом он, значит, пытался, - мы недолго вместе прожили, потому что когда мне было 6 лет, он умер, вот. С утра пораньше, перед тем как, значит, пойти на работу, она зашел в лабораторию отметить мой день рождения и выпил древесного спирта из неподписанной колбы. Вот, в общем – сколько мне лет-то - 34 года у нас совпадает день рождения и день смерти папы, вот.

А через пять лет после смерти отца не стало и мамы. От детского дома Катю спасла старшая сестра. В 25 лет Люда Семенова взвалила на свои плечи не только воспитание двух собственных детей, но и Кати. А будущей звезде в 11 лет пришлось забыть, что она еще ребенок. В пять утра, Катя вставала и шла на работу – мыть подъезды, а потом переодевалась и бежала в школу.

Семенова: Когда я осталась без родителей, я пришла, значит, в класс и учительница сказала: “Так, дети, внимание, у Кати Семеновой вчера умерла мама, теперь мы все должны ее жалеть.” И дети, значит, стали меня жалеть, как, значит, с цепи сорвавшись, т.е. не сами дети, а их родители. И когда там девочке дают там два персика в школу и говорят: “Значит один скушаешь сама, другой отдашь Кате Семеновой в связи с тем-то и тем-то”. Дети сначала отдавали, потом тихо стали меня ненавидеть просто, ну чего вдруг, с чего бы отдавать Кате последний там кусок шоколадного печенья. Вот. А Катя в это время, она совершенно догадалась, что двойки мне не ставят, тройки мне не ставят, чего-то я буду учиться, кормить меня – все кормят, и поэтому как-то я, я просто, наслаиваясь на тот прошлый свой характер до того как, в общем я как-то рассудила, довольно видимо, как я сейчас понимаю, по-взрослому, вот, что меня уже никто не смеет обидеть.

Конечно, можно понять взрослых, которые сочувствовали девочке, рано ставшей сиротой. Как можно понять и ребенка, который этим сочувствием пользовался. Но ни внимание посторонних, ни, тем более, пятерки в дневнике и шоколадные печенья не могут компенсировать той боли, которую Екатерина Семенова несет через всю жизнь.

Семенова: Я ненавижу ходить на кладбище, потому что у меня там в одной ограде лежит мама, папа и сестра. Я не понимаю, почему? Мне все время, хотя я уже тетка взрослая, я все это понимаю, но мне дикостью кажется, когда девушка в моем возрасте говорит там: “Мне надо там к маме заехать, не дай бог еще к бабушке”. Я думаю, как это может быть, откуда это, наверное, древние какие-то старухи там сидят, хотя я знаю мам своих подружек, бабушек знаю, но все равно, вот, у меня это как-то уже вот так, отрезалось. Чувство несправедливости. До сих пор меня не оставляет. Многие люди говорят, что человек не должен так себя вести, т.е. ну как себя вести, вот он не должен так думать, он не должен обижаться там, на Бога или я не знаю на кого. Если так случилось, значит так надо было. А вот я все время хочу знать, кому это надо было, кому надо было маленького ребенка оставлять одного, так же как, я считаю, что – я же не одна такая, таких детей завались было и сейчас есть – вот кому они плохо чего сделали эти дети, поэтому естественно, что чувство обиды у меня, со мной всегда.

Говорят, что, если жизнь обделяет человека в одном, то в чем-то другом ему воздается сполна. Никому не известная Катя Семенова работала секретарем в ветеринарной лечебнице. Делала подшивки газет. И однажды увидела, что “Комсомольская правда” объявила конкурс на лучшее исполнение советской песни. Отправила кассету. И так, практически не прилагая усилий, вышла в финал. Но тут возникло препятствие – она не успела записать песню для решающего выступления. Неизвестно, как сложилась бы судьба певицы, если бы не парадоксальный случай – на лестнице о Катю споткнулся популярный исполнитель Юрий Антонов.

Семенова: Я сидела на ступеньках, значит, между третьим и вторым этажом, и шел Юрий Антонов, живой. У меня, конечно, это приступ головокружение, но я, тем не менее, я понимала, что что-то надо делать, потому что у всех есть песни, а у меня нет. Я его схватила за штаны и сказала: “Дайте мне, пожалуйста, песню”. Он, значит, дернул так ногой, и ушел, спустился вниз, а там же, ну масса народу, который вот занимается конкурсом, и он спросил: “Что за сумасшедшая там сидит?” Мне говорят: “О”. Ему говорят: “Это как раз, ой, как хорошо, что вы здесь, Юрий Михайлович, вот ей нужна песня, это вот наша финалистка”. И он дал мне песню. Да, совершенно бесплатно, я потом у него еще два года на подпевках пела.

Катя работала в ансамбле “Девчата”, у Юрия Антонова, в Москонцерте, в Брянской филармонии, потом в Росконцерте. Как-то удивительно легко строилась карьера, в руки стекались огромные по тем временам суммы денег, как-то навязчиво разрасталась слава. Судьба явно пыталась компенсировать то, что отняла в детстве.

Семенова: Вот я за концерт, т.к. у меня была ставка высшей категории 12 рублей, я получала 24 рубля за сольный концерт. У меня, я действительно, я привозила в авоськах деньги просто, вот, имея ставку, это не то, чтобы там вот. Потом начались эти коммерческие концерты, это я к ним уже не успела. А просто было настолько много концертов, что денег было действительно очень много. Но дело в том, что с ними тогда делать-то было нечего с этими деньгами. Ну что, ну я приехала с гастролей и заработала себе на три машины, ну что, мне три машины пойти купить, и что я на них, родео устраивать?

Вместе с популярностью всегда приходят завистники и враги. Дамы, делившие с Катей сцену, не принимали ее всерьез. Они прочили молодой девчонке короткую жизнь на эстраде. Некоторые считали, что Семенова – певица для ПТУ, а многие видели в ней лишь подделку под примадонну – Аллу Пугачеву.

Семенова: Единственное, когда я работала под нее, это вот был, это было конкретно, сознательно, когда я пыталась спеть песню “Беда” максимально похоже для конкурса на кассете, я же не понимала, что я делаю, вообще. То есть мне объявили конкурс на лучше исполнение, а я, значит, как на конкурс пародистов собралась. Я очень долго достигала похожести, но так и ничего не вышло, потому что я же в домашних условиях писалась: ни тебе ревера, ни тебе чего, просто вот на кассетах. Но я над этим сильно не задумывалась, отправила. А потом знаете что, потом это уже стало сильно доставать, потому что ну, как сказать, ну вот, было в одной газете написано, что, вообще вот, популярная нынче Катя Семенова ничего своего нет, походка, нет, не так: “Голос не свой, прическа не своя, лицо не свое, репертуар не свой, даже походка и та не своя”. Я полдня перед зеркалом выхаживала, думала, а как мне ходить вообще.

Я хорошо помню образ Кати Семеновой на пике популярности. Трудно поверить в то, что схожесть с Аллой Борисовной исходит исключительно от общности природных данных, но, может, это и так. Только вот ожидать, что Пугачева положительно отреагирует на появление похожей на нее молоденькой певицы, тоже было нельзя. Такая уж слава была у королевы советской эстрады.

В конце 80-х вспыхивало много звезд. Валентина Легкоступова, Жанна Агузарова, Наталья Гулькина, Алиса Мон и так далее. Они появлялись и как-то быстро исчезали. А молва приписывала их закат всемогуществу Аллы Пугачевой. Кто знает, то ли примадонна железной хваткой удерживала свою позицию, то ли действительно равных ей так и не появилось…

Семенова: У Аллы Борисовны есть изумительное совершенно выражение: “Я никому никогда не помогаю, но и никому никогда и не мешаю”. Конечно про дружбу никакую там речи быть не могло, но то, что всегда очень ровные и какие-то уважительные отношения-то, она ко мне очень нормально относится. Вот в 99 году, я считаю, что это нормальный, абсолютно человеческий поступок, она увидела по телевизору в программе “Музыкальный ринг”, и она почему-то не постеснялась мне об этом сказать по телефону, что ей очень понравилось, как я там работала. И просто, говорит, ну я не знаю, но ты не хочешь сняться у меня в музыка…, в этих Рождественских встречах, вот просто так. Да. Вот просто так, хотя реакция других артистов была довольно смешная: “О, привет, а ты чего здесь делаешь?” Чего …, ну кто угодно тут можно, но ты-то чего тут делаешь?

Так что, вопреки устоявшемуся мнению, Катя всячески отрицает причастность Пугачевой к закату ее карьеры. Она утверждает, что просто устала. Наступил момент, когда бесконечные концерты закрутились перед ней калейдоскопом, она начала терять ощущение реальности. Это уже не было творчеством, это превратилось в насилие над собой. Слава сыграла с Катей Семеновой злую шутку – вместо ожидаемого блага, она принесла надлом.

Семенова: Вот я ощущала себя полным вот просто ничем. Потому что, может быть это моя была уже внутренняя усталость, потому что бывали такие заскоки, что, допустим, я спела, спела, но то, что там поешь и мысль постоянная: мне кажется, что я сегодня уже это пела. Ну а как же ты сегодня это уже не пела, если у тебя уже было 3-4 концерта. А бывало вообще, просто вот, спела концерт, да, пришла и ну переодеваться, балетные сидят: “Ты куда?”. Я говорю: “Я в гостиницу”, “А?” Я говорю: “Куда, девочки?” Они говорят: “Катя, еще два концерта”. “А… а”. У меня несколько раз такое было, но вот этот случай я очень хорошо помню. Это было в Грозном, в филармонии, сольные мои концерты. И вот тоже как чёс просто, вот, как киносеансы эти концерты, и помню, что ведущий говорит: “Для вас поет там, Катя Семенова”. Я так … на сцену, и чего-то я вот так вот повернулась к музыкантам и говорю: “Все, - я говорю, - я больше не могу”. Это еще первую песню не спела. Они трынькают, значит, говорят: “Ты чего с ума сошла? Давай”. Я говорю: “Я не могу больше”. И вот так в зал поворачиваюсь, чего-то там спою, спою, и прям, ну, т.е. я даже вида не могла подать, что мне здесь нравится, я просто вот. Ну, как я только не вставала, значит, извергала какие-то звуки.

Может и хорошо, что Катя ушла со сцены именно тогда – на закате социализма. Не по ее характеру работать в условиях рынка. Она твердо убеждена, что популярность для певицы – не самоцель. Это работа, за которую она должна получать деньги, но не вкладывать. Она не понимает, как это можно выделять бюджет на собственную раскрутку. Платить за выход клипа в эфир. Но ведь сейчас иначе невозможно.

Семенова: Я помню, что одна очень известная редакторша мне, значит, дала намек, что вот приедешь на съемку - у меня закончились французские духи. Я купила, как сейчас помню, духи “Пуазон”, которые мне были тогда доступны. Приперла этот “Пуазон”, и это было в 99 гримерной. Я сидела, гримировалась, она вошла, я говорю: “Я вам принесла духи”. И она вдруг сказала: “Ой, а я такие не очень люблю.” Я сказала: “Ну и, слава богу”, взяла и убрала назад все. Вот это была моя первая и последняя взятка в жизни за эфир, больше никогда. Знаете что, я понимаю, что сейчас рынок, базар, все это, я все понимаю, но вот у меня такая профессия. Ну почему я за свою профессию, мало того, что сейчас за нее почти что не получаю денег, чего-то я за нее еще должна платить за эту свою профессию.

Шоу-бизнес живет по своим правилам. Ведь это некий мираж, скопище мыльных пузырей. Популярность современных звезд держится на выдуманных легендах. Если тебя начали забывать – надо срочно запустить в прессу какой-нибудь скандальчик. Пусть где-нибудь напишут, что ты купил на нетрудовые доходы домик в Майами или подозреваешься в тайном романе. Кате Семеновой много раз предлагали вернуться на сцену таким вот способом. Можно было, например, реанимировать старые забытые слухи про любовную связь с Вячеславом Малежиком. Когда они вместе вели программу “Шире круг”, он сам в рекламных целях поддерживал этот миф.

Семенова: Мы с ним виделись только на съемках, это очень смешно, но он со всех ног старался, значит, сделать вид, что у нас роман, он хватал меня там за разные места на сцене, чтобы люди видели. Вот, а виделись мы только на съемках, и Таня однажды рассказывала, его жена, она говорит, ну достали, ну, во-первых, там мне кто-то звонит там из незнакомых: “Здравствуйте, можно там Славу попросить, а Катю можно”. И у них такая же история. Танька говорит, однажды просто уже ну не выдержала, открываю дверь, стоит какая-то дама, причем нормальная дама, говорит: “Здравствуйте, а Слава дома?” Она говорит: “Нет, Славы нет”. Она говорит, сначала-то нормально, “А Катя?”, Татьяна говорит, я сейчас тебе такую Катю покажу.

Тогда Катя была замужем, за музыкантом. У них рос сын. Но этот брак не сложился. И в этом Катя опять же винит работу.

Семенова: Сначала это был вроде как нормальный брак, вот, а потом может быть я совершила некую ошибку: он музыкант и себе работал там, себе работал в разных коллективах, и, наверное, ошибка была в том, что мы решили вместе работать. Ну, у нас с первым мужем не очень как-то все задалось, вот по причине совместной работы постоянной, и, в общем как-то оно висело несколько лет, вот развод, он просто, висел несколько лет. Но у нас же принято было, опять же благодаря этим волшебным вашим штучкам, вот сделали из нас идеальную пару эстрадную. Везде снимали там, кино документальное, недокументальное, вот, а потом я снималась в художественном кино и познакомилась там со своим будущим, теперешним мужем. Но дело в том, что сначала это было просто ну, я думаю, что это была любовь, но такая вот идиотская. Идиотская, потому что когда человеку 31 год, и три месяца ходить за руку и то, как поется в песне: “Слегка соприкоснувшись рукавами”.

Катя Семенова снялась в двух фильмах – “Одна на миллион” и “Хищники”. Вторым ее мужем стал актер, работавший с ней на одной съемочной площадке. Но, когда их любовь только зарождалась, Катя пережила развод. Сына, Ваню, решили поселить на нейтральной территории – у бабушки по отцовской линии. Вначале все было очень сложно. Катя призналась нам, что ни бывший муж, ни его родственники с ней поначалу не общались.

Семенова: Я оставила семью, мужа, и я поняла, что вот мне значительно важнее вот, я извиняюсь, конечно, за грубое слово, ну вот чтоб любовь была, это значительно важнее, я с 91 года, извиняюсь с 92 года, я стала наконец-то сама собой, нормальным человеком. Ни этой идиоткой, которая идет там от гостиницы до концертного зала 30 метров, а рядом идет охрана, от кого охраняет, никто не знает, но так положено. Вот. И все, я просто решила, что вот, вот это для меня значительно важнее: песни – это прелестно, песни - это хорошо, но я, для меня самое важное теперь вот это мой, мой дом, моя семья, и я в него, я в этот дом хочу все время. А сейчас, вот мы 10, почти 10 лет вместе, нам ну не скучно это, у нас какие-то там шутки, прибаутки, мы друг другу чего-то рассказываем там, над чем-то там хихикаем, я не говорю, что у нас семья дебилов, и мы все время хихикаем, но просто нам вместе не скучно.

Сейчас Катя откровенно признается, что она – домохозяйка. И, кажется, это именно то, что ей действительно было нужно - стать любимой и хранить домашний очаг. Для того, чтобы добиться этого простого человеческого счастья, Кате Семеновой пришлось пережить много трагедий и пройти через горнило Славы. Но ведь это замечательно, когда путь, каким бы трудным и извилистым он ни был, приводит к заветной цели.

Семенова: Я жалею о каких-то вещах, но они происходили независимо совершенно от меня, и я бы ничего не смогла сделать, поэтому - нет. Да у меня, мне кажется, такая очень, может быть я льстю себе, но мне кажется, что у меня такая хорошая жизнь, вот хорошая, и может быть даже и счастливая. Она, скорее всего счастливая, но мы же не признаемся себе в этом, нам же всегда чего-то там мало. Я думаю, что так.



ЕКАТЕРИНА СЕМЕНОВА: "ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК У НАС В КАРМАНЕ"!



Когда я собирался на это интервью, сказал матушке, к кому еду. "Что Катя Семенова опять появилась?" – спросила матушка. Стоп! Во-первых, никуда она не исчезала, во-вторых, не Катя, а Екатерина – непонятно, почему человека уже двадцать лет профессионально работающего на сцене, певицу, композитора и просто хорошего человека до сих пор называют неполным именем. Ведь список тех, с кем сотрудничала артистка, весьма впечатляющ: Александр Зацепин, Юрий Антонов, Владимир Шаинский, Давид Тухманов, Виктор Дорохин, Любовь Воропаева, Симон Осиашвили, Мельников.

Екатерина: Как только проходит очередной концерт в Москве, тут же в прессе появляются материалы под одним и тем же заголовком – "Катя Семенова вернулась". Откуда? Что за идиотизм?..

– Так опровергните это!

– Как я могу опровергнуть? Да, в телевизоре меня действительно очень мало, но Ваша матушка, о которой вы упомянули, не пойдет же на концерт по случаю Дня пожарной охраны или Дня нефтяника. Моя основная работа – петь, сочинять песни и больше ничего не делать.

– Для кого пишете?

– Изначально предполагалось, что только для себя, но когда мне за это предложили деньги, очень сильно обрадовалась, поэтому сейчас пишу для многих, но в коммерческом плане это абсолютно безуспешно.

– Умеете работать "под заказ"?

– Сложно писать для кого-то, потому что я и в зеркале себя вижу не так, как другие. Например, Алену Апину я представляю так в одной из моих песен, а она выберет абсолютно другую. Но тем не менее для каждого находится свое.

– Для кого? Например, для Андрея Державина вы бы написали?

– Да, конечно, и он бы для меня с удовольствием написал...

– Екатерина, но музыка – это же болезнь... Как вы ею заразились?

– Как и многие дети, я занималась в музыкальной школе, и у нас были такие домашние задания: сочинить несколько тактов. И у меня не получалось придумать стилизацию под И.С.Баха. Мне всегда нужны были слова – а уж на них можно сочинять все, что угодно. В этом смысле я абсолютно "совковая" эстрадная девушка, и я считаю, что делаю это хорошо, потому что действительно музыкально думаю.

– Советскую эстраду многие обвиняли и обвиняют в продажности, лояльности к режиму, а если уж совсем честно, то в подлизывании филейных частей тела. До тех пор пока не появились ласковые маи, миражи, сталкеры и прочие ромы жуковы... Как вы относитесь к подобным высказываниям?

– Зато сейчас эстрада – так это просто Третьяковская галерея... А по поводу продажности – работа такая: за то, что мы получаем удовольствие, нам еще и деньги платят. А обвинял кто? "Рок-тусовка"? Так, пока они сами не продались, их никто и не узнал.

– То есть вы согласны с особо циничными заявлениями наших же мэтров нашей же эстрады, что "пять минут позора – обеспеченная старость" и "вам песня строить, нам – жить помогает"?

– Я обычно говорю по-другому: "Золотой ключик у нас в кармане". Потому что даже на "продажной эстраде" работают абсолютно разные люди.

– Но эстрада – это школа...

– А школа у нас была очень хорошей: мы все умеем работать "живьем", мы умеем получать от себя удовольствие. Пять концертов в день без "фанеры", а?.. И при этом не делать людям одолжение, мол, я вот тут к вам пришла, а уж вы будьте любезны этому радоваться. И вовсе я "не по-стариковски" бубню...

– Работоспособности такой "старушечки" можно только позавидовать. И в то же время, что для вас является критерием качества музыки?

– Например группа "Сливки" – очень все качественно сделано.

– Но это же продюсерский проект!

– А у нас большинство проектов продюсерские. Я в свое время не постыдилась и купила кассету певицу Линды. Да, Линду как певицу нельзя слушать, но Макса Фадеева, как родившего все это, – очень даже с удовольствием.

– Судя по тому альбому, который готовится сейчас к изданию на "Столице-Продакшн", настроение в тот момент, когда писались эти песни, было, мягко говоря, не очень хорошим. Женская безысходность, мысли о том, что "все пошло прахом"...

– Дело в том, что веселья мне и в жизни хватает: я очень жизнерадостная, общительная, и иногда даже чересчур. Видимо, того, что отражено в последних песнях, мне не хватает в жизни, нет не в смысле пойти и повеситься, ни в коем случае...

– Просто слышится настроение очень уставшего человека.

– Видите ли... Вам сколько лет?

– Да что ж вы все об одном-то? Недавний юбиляр Александр Яковлевич Розенбаум пять лет тому тоже интересовался возрастом! Да тридцать скоро будет!

– Мне сейчас гораздо ближе к телу показать то, что действительно ближе. И мне очень грустно, что те стихи, которые пишу не я, воспринимаются вами как нечто безысходное. Вовсе нет.

"Музыкальный олимп" № 10 (129) октябрь 2001 года



Вальс ожидания" Кати Семёновой



"Школьница", "Цветы из папье-маше", "Последнее танго", "Маленький гном", "Старое зеркало"... Эти и многие другие песни в конце 80-х - начале 90-х годов подняли молодую певицу Катю Семенову на пик популярности. И часто именно ради нее многие включали телевизор, чтобы посмотреть ее в роли ведущей музыкальной передачи "Шире круг", которую она вела с 1986 по 1992 год. Помня зрительскую любовь к ней, "круговцы" пригласили Катю на свое недавнее 25-летие, и, кто знает, может быть, Семенова вернется к этому проекту. Имя певицы и сейчас на слуху, на концерты приходят слушатели, хотя фанаты и не осаждают, как раньше, подъезд скромной малоэтажки в Измайловском проезде.

- Причин уходить с пика сценического Олимпа у вас вроде как не было. Голос не теряли, репертуар не раздражал даже откровенных ненавистников "попсы", "желтая" пресса имя "не полоскала", хотя в светской хронике имя Кати Семеновой звучало не раз. Вы просто как-то незаметно "ушли в туман"...

- Я на сцене 21 год. И уйти с нее без повода - непросто, это как наркотик. Да, с концертами я стала реже выступать, потому что сейчас мне интереснее писать музыку, особенно когда она востребована. Ведь и раньше чуть ли не к половине своего репертуара я сочиняла мелодии сама. Скоро выйдут два моих новых диска, и автором музыки к стихам теперь будет названа только Екатерина Семенова. Кроме этого, мои песни поют Алена Апина, Ксения Георгиади, Дима Харатьян, Света Лазарева, Владимир Маркин, Лолита, актеры Ленкома Николай Караченцов, Дмитрий Певцов, Виктор Раков, трио "Меридиан" и даже хор имени Пятницкого. На "выпуске" концерты Юлиана 26-27 февраля в "России", в его новой программе я написала музыку к шести песням. И стоит обратить внимание на то, как новые для него музыкальные композиции изменили исполнительский "имидж" певца. Сейчас работаю над стихами Андрея Дементьева, у него скоро состоится большой творческий вечер. Это не значит, что я считаю себя "крутым" композитором. Естественно, что на концертах я буду продолжать петь и репертуар прошлых лет. Кстати, на кассете в серии "Имена на все времена", которая появилась в продаже осенью 2001 года, я пою в основном старые песни. А причина, по которой я в 92-м году многое в свое жизни решила поменять, проста: я полюбила. Закат популярности пошел от меня: хорошую семью я предпочла карьере. У меня замечательный муж, актер Миша Церишенко, сын Иван, ему пошел уже 17-й. И даже если бы я вообще бросила сцену, на мое благостное душевное состояние это вряд ли бы в конечном итоге повлияло, потому что я счастлива.

- Катя, а почему вы не переехали в какой-нибудь элитный дом? Ведь возможности в свое время позволяли. После того, как на Всесоюзном конкурсе "Золотой камертон" в 19 лет вы, по почти единодушному мнению зрителей, которые прислали на телевидение письма со всей страны, заслужили гран-при, то сразу высоко взлетели. Никому не известная девчонка, без малейшей протекции, а это на самом деле так, вы победили одним талантом.

- Этот дом - мое родовое "гнездо". Здесь я родилась. В другом месте я буду не я. Здесь под окнами растут деревья, которые я помню с младенчества, алкаши ходят свои, родные. Люди беззлобные, с не сложившимися по разным причинам судьбами. Я патриот своего, измайловского, двора. А по поводу "звездности"...Вот Любовь Орлова, Клавдия Шульженко, Фаина Раневская, Алла Пугачева - "звезды". И то при условии, что им нравилось бы так себя называть. Звание "любимая артистка" по-моему, гораздо лучше. Честнее и правильнее. А отношение к тебе людей складывается не только из таланта. Для меня главное, что я состоялась как человек. Гордиться или принижать себя, хвалиться или стонать: "жизнь не удалась" - не по мне. Я не люблю, например, жаловаться. Даже когда идет нудный дождь, на улице слякоть, я считаю, что жизнь прекрасна и удивительна. Между прочим, у меня никогда не было зонта, я не боюсь промокнуть. Человек свой характер, пристрастие, отношение к действительности складывает сам. Кому-то нравится Версаче, а кому-то - дождь. Быть известной - тяжкая ноша. Кроме того что товарищи по цеху не все по-альтруистски добры, еще приходится жить под перекрестным огнем взглядов в быту. И работать становится труднее. А я не принадлежу к категории художников, которые творят шедевры, будучи лишь голодными и злыми. Я должна быть сытой и благостной.

- Катя, молодая девичья группа "Пати", с которой вы тоже сотрудничаете как музыкант, исполняет вашу песню "Вальс ожидания". Слова к ней написал Юрий Бондаренко. Молодые девчонки, которым петь бы только о любви, вдруг записали песню про офицерских жен и невест. Хотя последнее время на эстраде нет-нет, да и появляются такие патриотические песни.

- У меня к таким песням отношение особое. Я работала над музыкой к ней с теплым душевным настроем. Маленькая, я в День Победы постоянно ходила с мамой к Большому театру. Великая Отечественная война прошла через мое сердце воспоминаниями родителей, той атмосферой фронтового братства, которая исходила от людей, посещавших наш дом. Люди военные, имеющие отношение к армии, для меня родные. Поэтому и музыку к "Вальсу ожидания", о котором вы вспомнили, я писала с волнением, этот "с детской челкой на лбу капитан", о котором поется в песне, напомнил мне отца...
Я признательна, что написанная мною в содружестве с Юрием Максимовичем Бондаренко песня "Вальс ожидания" была опубликована в новогоднем номере "Красной звезды". Жаль, что песня еще не вышла в телеэфир. Но я очень надеюсь, что дайко Дню Победы ее все же услышат миллионы телезрителей. Кстати, девочки должны были ее петь в Государственном Кремлевском дворце на концерте, посвященном Дню защитников Отечества. И вдруг мне звонят и говорят, что их вычеркнули из списка выступающих. Причина, мягко говоря, странная: песня эта "не вписывается в формат ОРТ", который даст концерт в эфир на своем канале. Господи, а что же тогда должно "вписываться"? Я люблю Леонтьева, Долину, других. Но ведь эстраде нужна "свежая кровь". Даже самые "молодые артисты", скажем так, давно такими считаться не могут. Но никого не подпускают. Выбирать должен слушатель, зритель. А как расти молодежи, на каких сценах?

Ирина Павлюткина
Газета "Красная звезда"
22.02.2002г.









Текущее время: 14:06. Часовой пояс GMT +4.

    Для правообладателей -Обратная связь    Главная   Форум    Архив    Вверх 

Internet Map Анекдоты,музыку,рецепты и не только найдете Вы в Беседке Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Copyright ©2004 - 2017, Музыкальный огонек - Русский шансон.

Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot