Главная Форум Регистрация Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Календарь Правила форума Наше радио

Вернуться   Музыкальный Огонек > О жизни и творчестве исполнителей


Улыбнитесь
Сказка: Жили-были дедушка и бабушка. И была у них курочка Ряба. И снесла курочка яичко, не простое - а золотое... Дедушка удивился. Бабушка тоже удивилась. А петушок не удивился. Он пошел и индюку морду набил.

Пользователи на сайте
14 пользователей и 178 гостей
Dzhmil, EvgenGen, fiddler, Gilien, ivan111, KOHbBIIAJIbTO, paphnutiy, roadblock, Shpi-aleksej, Val.popoa, Vigos, Vostanovitel, voxfog, Ефрем
Рекорд одновременного пребывания 11743, это было 08.08.2016 в 13:08.
Статистика
Пользователи: 78,989
Тем: 130,898
Сообщений: 298,387
Лучший автор: electrik (8,740)
Приветствуем нового пользователя, vfnceh
Поиск по форуму
Дни рождения сегодня
нет
Разделы сайта
Интересное
Токарев Вилли


Официальный сайт: http://www.willitokarev.com

О Вилли Токареве написано много статей и есть много информации на сайтах в интернете, но коль основная часть форума затрагивает тему шансона, то хотелось бы и здесь разместить краткую биографию мэтра.

Вилли Иванович Токарев родился 11 ноября 1934 года в Краснодарском крае, на хуторе Чернышов. Имя «Вилли», которое после американской жизни и кругосветных путешествий певца кажется иностранным, на самом деле было типично советским именем Вилен, произведенным от аббревиатуры «Владимир Ильич Ленин». В сочетании с архетипическим русским отчеством и «пролетарской» говорящей фамилией, это имя символизирует в нашей культуре связь русско-советской идентичности с интернациональным, «планетарным» сознанием.

Токарев не относится к числу тех, кто открыли в себе артиста только во взрослом возрасте. Артистический склад личности обнаруживается в нем уже с самого детства. В пять лет он организовал в своем дворе хор. В одиннадцать лет он написал первое стихотворение в школьную газету в своем будущем любимом жанре картинки из жизни: пересказал случай, как потратил выданные матерью карманные деньги на билет в кино. К двенадцати годам он неплохо играл на народных струнных инструментах, а в четырнадцать лет стал сочинять мелодии, страстно впитывая в себя все то, что можно было услышать с помощью радиоприемника «Рекорд» и доступных в то время грампластинок.

В 1945 году семья Токаревых переехала в дагестанский город Каспийск.

В 1948 году Вилли вышел в первое морское плавание, в роли кочегара.



Потом он служил в армии, в войсках связи, а после службы переехал в Ленинград, где и получил высшее музыкальное образование и стремительно вошел в элиту отечественной песенной эстрады как талантливый джазовый контрабасист, отличный аккомпаниатор и интерпретатор легкой музыки, а также автор песен, которые очень быстро становились популярными. Вилли Токарев окончил музыкальное училище при Ленинградской консерватории имени Римского-Корсакова по классу контрабаса. За время учёбы он успел поработать в таких известных русских биг-бендах, как оркестр Анатолия Кролла, симфо-джаз Жанна Татляна, ансамбль Бориса Рычкова, под аккомпанемент которого пела Гюли Чохели. Позже он был приглашен в самый звёздный по тем временам ансамбль «Дружба» под руководством Александра Броневицкого с Эдитой Пьехой.



В течение всего ленинградского периода Вилли Токарев писал песни – в основном музыку, но и тексты тоже. Он является автором лирической баллады «Кто виноват?» (который вызвал скандал тем, что был исполнен Анатолием Королевым по радио 7 ноября, когда негласно рекомендовалось крутить только торжественные песни), популярной песни «Дождь» из репертуара Эдиты Пьехи и некоторых других безусловных шлягеров того времени. С этим бэкграундом он был приглашен в оркестр Ленинградского Радио и Телевидения, которым руководил известный джазовый музыкант Давид Голощекин. Между тем, это был печально известный период гонений на джаз – хорошо известен рассказ о том, как из Москвы пришел приказ, запрещающий «больше трех синкоп» в пределах одного музыкального произведения на концерте. По рассказам Вилли Токарева, это стало для него «последней каплей», и он решил сменить статусную музыкальную столицу на северный город Мурманск, где у него имелось больше возможности быть самим собой.



Именно в Мурманске произошло массовое признание Вилли Токарева как автора и исполнителя собственных песен. Одна из них – хит 1973 года «Мурманчаночка», первое исполнение которой сразу сделало его своего рода «героем Кольского полуострова». Но Вилли Токарев искал еще большего пространства для удовлетворения своей ambition.

В 1974 он эмигрирует в США, где проходит долгий путь от разнорабочего, почтальона и таксиста до кумира русскоязычной эстрады и звезды тогдашнего «Брайтона».

«На советской таможне мне не дали пронести контрабас и мои музыкальные рукописи. С меня даже сняли нательный крестик. Сказали, что он представляет ценность для государства. Я уезжал с маленьким чемоданчиком в руках и ста долларами в кармане».(В.Токарев)



Пресловутая «Америка Семидесятых» поначалу обернулась к молодому музыканту именно этим жестким черно-белым «зоринским» лицом, но он смело и уверенно, как подобает кубанскому казаку, отвечал на все её «челленджи».



«Что только ни делал Вилли в начале своей нью-йорской жизни, – пишет его тогдашний американский биограф Альфред Тульчинский, – мыл окна, убирал квартиры, перебирал библиотеку у какого-то миллионера, убирал в пекарне на Брайтоне, получая только свежий хлеб и немного денег. Одно время он был помощником медсестры, служил курьером на Уолл-Стрит, откуда был изгнан за незнание английского языка. Когда хозяин после «экзамена» бесцеремонно указал ему на дверь, Вилли был так потрясен, что, не видя ничего перед собой, прошел пешком – снизу вверх – весь Манхэттен от Уолл-Стрит до 180-улицы, а это примерно километром двадцать. Вышел утром, добрел до дома вечером. Это был день двух величайших уроков: во-первых, Виля раз и навсегда понял, что в его жизни больше нет места для потрясений, что ко всему нужно относиться философски. Во-вторых, Виля понял, что без хорошего языка в этой стране нечего делать…». Так для него началось «обучение Америке».



В 1979 году в Америке вышла его первая кассета «А жизнь, она всегда прекрасна», которая прошла относительно незамеченной, а в 1981 следующая – «В шумном балагане», которая принесла ему в самом буквальном смысле слова шумную известность. Очень характерно, что сборник лирических песен 1979 года, в котором в полной мере выразился музыкально-поэтический мир Токарева и его подход к аранжировкам, не принес музыканту такого успеха, как сборник юмористических куплетов и городских романсов, аккуратно стилизованных под «ресторанные» и «блатные» песни. Этим предопределилась дальнейшая промоушен - стратегия Токарева в «брайтонский» период.



В течение 80-х годов Токарев стал объектом пристального внимания всех любителей русской песни в Америке, выступая сначала в одном из первых русских брайтонтских ресторанов «Садко», а потом в не менее знаменитых ресторанах «Приморский» и «Одесса», где ему аккомпанировала Ирина Ола. Его стали называть «почетным евреем Брайтона». Он также основал свой собственный лейбл, красноречиво названный ‘One Man Band’ и записал около двадцати альбомов, среди которых есть такие, как «Золото», состоящие сплошь из одних хитов.



В 1989 году мне поступило официальное предложение приехать на гастроли в Советский Союз. Организацией концертов должен был заниматься Театр Аллы Пугачевой. Но отношения у нас не сложились. Я не мог согласиться с претензиями Аллы. Например, одну песню она вообще требовала убрать из программы, к другой поменять музыку, в третьей выкинуть куплет, а при исполнении четвертой «делать рукой вот так». Я подумал: «Как же так, 15 лет я жил свободно и опять попадаю в рабство, когда мне диктуют, как я должен вести себя на сцене». И хотя контракт с Театром Пугачевой сулил мне хорошие гонорары, я решил его расторгнуть. Начался суд, который обошелся мне в 20 тыс. долларов. Но я все-таки его выиграл.



В 1989 году он впервые прилетел все-таки в СССР с концертами. Его гастроли были поистине звездными – 70 концертов в разных городах. Большую роль в организации этих гастролей сыграл известный антрепренер Виктор Шульман, который и сам тоже исполнял «одесские песни» из репертуара ленинградских «магнитофонных» бардов, Бориса Сичкина и других ветеранов жанра. Такой же аншлаг повторился и на следующий год, и в 2005 году, когда в России повсеместно продавались 24 альбома Вилли Токарева и уже был известен фильм о нем в жанре biopic – «Вот я стал богатый сэр» (названный так по словам из песне: «Вот я стал богатый сэр и приехал в Эс Эс Эс Эр»).



Логично было предположить, что следующим шагом станет возвращение певца на родину. Так и произошло. Вилли Токарев теперь живет в Москве, возле Котельнической набережной. Здесь же находится и его студия, на которой постоянно идет какой-то увлекательный процесс. Встречаются люди. Записываются все новые и новые песни.

Известно, что эта новая страница в творческой биографии Токарева связана и со значительной переменой в его личной жизни. Во время гастролей в Москву он познакомился с Джулией, которая вскоре стала его женой.



«Я решил не возвращаться в Америку еще и потому, что там нет такой Джулии», – откровенно признается Вилли.



Сейчас у Вилли и Джулии двое детей, Эвилина и Милен, имена которых явно анаграммируют имя отца. У Вилли также есть сын Алекс, живущий в США, и старший сын – Антон Токарев, хорошо известный слушателям радиостанции «Русский шансон» в Петербурге. Нелишне заметить, что семилетняя Эвилина и трехлетний Милен недавно пошли учиться в музыкальную школу.



В 2005 году он озвучивает люксембургский фильм ‘Tour De Force’ (2005), после чего получает приглашения еще в два фильма, в 2004-2005 записывает концептуальные альбомы «Я вас любил» (2004), «Adorero» (2006) и «Шалом, Израиль!» (2006), в которых воплощается его многоплановый диалог с различными традициями мировой эстрадной музыки и песни.



По материалам официального сайта



Я русский бы выучил только за "Мурку"



Если бы "Звездная пурга" про-неслась по "Олимпийскому" лет 15 назад или (страшно молвить!) разыгралась накануне московской Олимпиады, это было бы "посильнее "Фауста" Гете". Ни-каких музыкальных, эстетических, литературных, режиссерских кри-териев к подобному событию при-менять не следовало, ибо мероприятие по-любому объявили бы идео-логически знаковым, этаким демократическим маяком в мертвом застойном море. Ни один рок-фестиваль, наверное, не выдержал бы конкуренции с "Пургой".

Теперь не то. И почти полусотне исполнителей, вознамерившихся в минувшую субботу чисто "попуржить" в крупнейшем спорткомплексе, сегодня в пору конкурировать разве что с бригадами КВН. Короли российского шансона относятся к себе столь серьезно, что творчество их, за редким исключением, получается куда более гротескным, нежели у тужащихся песенно сострить великовозрастных студентов гнезда Маслякова.

"Звездная пурга" последней декады второго тысячелетия получилась одновременно нелепой,как депутат Шандыбин на поле для гольфа, и ностальгически-мемуарной, как телепередача "Старая квартира". Вы-таки послушайте, какие фигуры с одной стороны: Борис Сичкин, Вилли Токарев, Люба Успенская, Михаил Гулько, группа "Братья Жемчужные", Анатолий Днепров. Это ж летопись забугорной магнитофонной нелегальщины, альтернативщики брежневской эпохи. С другой стороны: Ильдар Южный, Сергей Север с песней "Лагеря" и группа "Беломорканал" с песней "Кресты", "Кабриолет" с композициями "Цепи" и "Раньше жил я не тужил", Катя Огонек, Слава Медяник, Таня Лебединская с "Новым Уренгоем", Крестовый Туз с "Серегой-ликвидатором" и еще не один десяток маргиналов. А уж какая колоритная связочка откры-вала воображаемое (шоу длилось без антракта) второе отделение концерта. Сначала появился Александр Звинцов, представленный одним из ведущих вечера, Трофимом, как "человек, пишущий, как ножом по коже", и Звинцов запел грустную песню, герой которой, если я правильно расслышал, мечтал "спрыгнуть с зоны на барак". Следом вышел Юрий Алмазов, идеально соответствовавший "Звездной пурге" по типажу и репертуару Он жизнеутверждающе проинформировал присутствовавших, что "у нас с братаном на двоих четыре ходочки". Подобного на столь масштабных площадках у нас еще не испол-нялось никогда.

Но дело даже не в криминальности и жаргонности репертуара "Пурги". Вернее, вовсе не в этом дело. Как обращаться с подобной тематикой, блестяще продемонстрировали Аркадий Северный, Юз Алешковский да Владимир Высоцкий с Александром Галичем. В сущности, по сей день демонстрирует сие и Александр Новиков со своим баскетбольным ростом в костюме цвета свежего снега, выглядевший настоящей белой вороной среди мрачноватой самодеятельности "Звездной пурги". Впрочем, ему по справедливости досталась львиная доля внимания прессы. Сразу после своего выступления Новикову пришлось дать за кулисами нечто вроде прессконференции для нескольких теле- и радиоканалов.

Помимо него особняком смотрелись на слете брайтонской межпухи и соловьев родимых кабаков Григорий Лепс, проникновенно ис-полнивший известный романс "Спокойной ночи, господа!", Виктор Чайка, неизвестно зачем запорхнувший в чужой шалаш из поп-табора, и Андрей Макаревич, толи задержавшийся в "Олимпийском" после состоявшегося в этом зале днем раньше бенефиса Гарика Сукачева, то ли решивший достичь абсолюта по части всеядности, то ли вспомнивший о давней дружбе с Ксенией Стриж. Последняя являлась соведущей вечера и тоже в общем-то не выглядела своей в этой певческой "малине".

Завершал глобальное гала-представление, логично поддержанное производителями сигарет "Прима-люкс", Михаил Круг. Он и его хит "Владимирский централ", видимо, по-прежнему сохраняют лидерство среди поклонников такого шансона. Во всяком случае зал буквально воспрял при первых аккордах упомянутого произведения.

Круг, впрочем, исполнил не совсем финал. Он был последним, кто сыграл персонально. Дальше последовал джэм, или, лучше сказать, хоровое пение. Подобно сентиментальным нашим бардам, предпочитающим завершать фестивали и сборники солидарным декларированием визборовской "Милая моя" или митяевской "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", романтики большой дороги всей своей сводной тусовкой слабали легендарную "Мурку". И кто бы, вы думали, был запевалой? Прилетевший со Славой Медяником из Штатов, не понимающий ни слова по-русски темнокожий Брайан Стар! Исторический текст он выучил по транскрипции. Припев "Мурка, ты мой муреночек..." заокеанский гость мурлыкал с неподдельной радостью. Дежурившие в партере милиционеры слушали и обалдевали...

Михаил Марголис, "Новые Известия"








Текущее время: 02:44. Часовой пояс GMT +4.

    Для правообладателей -Обратная связь    Главная   Форум    Архив    Вверх 

Internet Map Анекдоты,музыку,рецепты и не только найдете Вы в Беседке Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Copyright ©2004 - 2017, Музыкальный огонек - Русский шансон.

Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot