Главная Форум Регистрация Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Календарь Правила форума Наше радио

Вернуться   Музыкальный Огонек > О жизни и творчестве исполнителей


Улыбнитесь
Чтобы вас не искусали комары - возьмите половинку лимона, бутылку текилы, солоночку соли и не ходите на улицу.

Пользователи на сайте
46 пользователей и 184 гостей
aleksn, anafes, anatol62, avail1969, belvik1, bombora, BORMAN, deputat60, doner, ess, famuss, gandran, Gilberg, gregory52, Igallmax, igoigo, ikutz, itsvetkov, kimi, korsar-62, Kozlevich, lion97, mdvinsk, mekkong, miszka100, nikolavic, nikoll, oldheymer, oops13, petar, pftkb, purple, Ququrjamba, rubenka, SergeyKar, SergIvan, slavacop2, Suricat15, urbanchik, vadimgd, Аlmar, Аделькин, ариец, бродяжка, ваня2, Вова1950
Рекорд одновременного пребывания 11743, это было 08.08.2016 в 13:08.
Статистика
Пользователи: 75,678
Тем: 126,445
Сообщений: 287,707
Лучший автор: electrik (8,738)
Приветствуем нового пользователя, na_ogonek
Поиск по форуму
Дни рождения сегодня
нет
Разделы сайта
Интересное
Визбор Юрий
Юрий Визбор - Автобиография
--------------------------------------------------------------------------------
Предисловие к автобиографии по просьбе друзей Друзья просили меня рассказать о себе. Предмет этот, столь интересовавший меня раньше и заставлявший подолгу рассматривать собственные изображения на бромпортрете и униброме, произведенные фотоаппаратом «Фотокор», и полагать в тринадцать лет, что к тому времени, когда я стану умирать, будет произведено лекарство от смерти, а также завязывать в ванной старой наволочкой голову после мытья - чтобы волосы располагались в том, а не в ином порядке, и изучать свою улыбку (мой сосед по парте Стасик как-то мимоходом сказал; «Все в тебе хорошо, Визбор, но вот улыбка у тебя фиговая». Это замечание привело к тому, что я при встречах с девушками старался быть предельно мрачным), предмет этот, повторяю, с годами утратил для меня свою привлекательность. Более того, чем больше я наблюдаю за ним - а наблюдать приходится, никуда от него не денешься, - тем больше мое «альтер эго» критикует, а порой и негодует по поводу внешнего вида, поступков и душевной слабости описываемого предмета. Однако, если друзья сочли необходимым попросить меня рассказать о себе, я это сделаю, так как весьма их уважаю.
Я родился 20 июня 1934 года в Москве, в родильном доме им. Крупской, что на Миусах. Моя двадцатилетняя к тому времени матушка Мария Шевченко была привезена в Москву из Краснодара молодым, вспыльчивым и ревнивым командиром, бывшим моряком, устремившимся в 1917 году из благообразной Литвы в Россию, Юзефом Визборясом. (В России непонятное для пролетариата «ас» было отброшено, и отец мой стал просто Визбором.) Отец получил назначение в Сталинабад, с ним отправилась туда и матушка. За два месяца до моего рождения отец получил пулю из «маузера» в спину, в миллиметре от позвоночника. Мы вернулись в Москву, и вот тут-то я как раз и родился. Отец был неплохих художником - писал маслом картины в консервативном реалистическом стиле. Учил он рисовать и меня. До сих пор в нашем старом разваливающемся доме в Краснодаре висит на стене «ковер» - картина, написанная отцом, в которой и я подмалевывал хвост собаки и травку. Впрочем, это я знаю только по рассказам. Первое воспоминание - солнце в комнате, портупея отца с наганом, лежащая на столе, крашеные доски чисто вымытого попа с солнечным пятном на них; отец в белой майке стоит спиной ко мне и что-то говорит матушке, стоящей в дверях. Кажется, это был выходной день (понятия «воскресенье» в те годы не существовало). Я помню, как арестовывали отца, помню и мамин крик. В 1958 году мой отец Визбор Иосиф Иванович был посмертно реабилитирован.
После многих мытарств мама (по образованию фельдшерица) отправилась вместе со мной в Хабаровск на заработки. Я помню дальневосточные поезда, Байкал, лед и торосы на Амуре, розовые дымы над вокзалом, кинофильм «Лунный камень», барак, в котором мы жили, с дверью, обитой войлоком, с длинным полутемным коридором и общей кухней с бесконечными керосинками. Потом мы, кажется так и не разбогатев, вернулись в Москву. Мы жили в небольшом двухэтажном доме в парке у академии имени Жуковского. Шла война. В башнях этого петровского замка были установлены скорострельные зенитные пушки, охранявшие Центральный аэродром: при каждом немецком налете на нас сыпались осколки. Потом мы переехали на Сретенку, в Панкратьевский переулок. Мама уже училась в медицинском институте, болела сыпным тифом и возвратным тифом, но осталась жива. Я ходил в школу - сначала на улицу Мархлевского, затем в Уланским переулок, Учились мы в третью смену, занятия начинались в семь вечера. На Сретенке в кинотеатре «Уран» шли фильмы «Багдадский вор» и «Джордж из ^Динки-джаза». /1ва известнейших налетчика «Портной» и «Зять» фланировали со своими бандами по улице, лениво посматривая на единственного на Сретенке постового старшину по прозвищу Трубка. Все были вооружены - кто гирькой на веревке, кто бритвой, кто ножом. Ухажёр моей тетки, чудом вырвавшийся из блокадного Ленинграда, Юрик, штурман дальней авиации, привез мне с фронта эсэсовский тесак (отнят у меня в угольном подвале сретенским огольцом по кличке Кыля). В школе тоже были свои события: подкладывались пистоны под четыре ножки учительского стола, школьник Лева Уран из ассирийцев бросил из окна четвертого этажа парту на директора школы Малахова, но не попал.
Отчим - рабфаковец, министерский служащий - бил меня своей плотницкой рукой, ломал об меня лыжи. Летом мы с матушкой ездили на станцию «Северянин», примерно в то место, где теперь станция техобслуживания ВАЗа, и собирали крапиву на суп и ромашку против клопов. Я стоял на Садовом кольце у больницы имени Склифосовского, когда через Москву провели пленных немцев в 1944 году. Я видел первые салюты - за Белгород и Орел. Ночью 8 мая 1945 года все сретенские дворы высыпали на улицу. 9 мая на Красной площади меня едва не задавила толпа, и спас меня сосед Витя, бросивший меня на крышу неизвестно чьей «эмки». Вскоре мы переехали на Новопесчаную улицу, где стояло всего четыре дома, только что. построенных пленными немцами. Иногда они звонили в квартиру и просили хлеба. По вечерам студент Донат выносил на улицу трофейную радиолу «Телефункен», и под чарующие звуки производились танцы на асфальте. Коля Малин, ученик нашего класса, впоследствии известный ватерполист и тренер, получил в подарок от отца-штурмана магнитофон американского производства, и весь класс ходил смотреть на это чудо. В ресторане «Спорт» на Ленинградском шоссе «стучал» непревзойденный ударник всех времен Лаци Олах, подвергавшийся жестоким ударам со стороны молодежных газет. В доме мне жизни не было, и я фактически только ночевал в своей квартире. Отчим приобрел тогда телевизор КВН и по вечерам садился так, что полностью закрывал своим затылком крошечный экран. Впрочем, матушка, уже к тому времени врач, нашла противоядие, как-то сказав ему, что телевизионные лучи с близкого расстояния пагубно действуют на мужские достоинства. Отчим стал отодвигаться от экрана, но это обстоятельство счастья в семье не прибавило. В те годы мне в руки впервые попалась гитара и нашлись дворовые учителя. Гитара общепринято считалась тогда символом мещанства; один великий писал; «Гитара - инструмент парикмахеров», оскорбив сразу и замечательный инструмент и ни в чем не повинных тружеников расчески. В четырнадцать лет под влиянием «большой принципиальной любви» в пионерском лагере, где я работал помощником вожатого, я написал первое стихотворение, которое начиналось следующим четверостишием;
Сегодня я тоскую по любимой,
Я вспоминаю счастье ПРЕЖНИХ ДНЕЙ.
Они, как тучки, ПРОНЕСЛИСЯ мимо,
Но снова СТРАСТЬ горит в груди моей.

Тетрадка с тайными виршами была обнаружена матушкой при генеральной уборке, состоялось расследование насчет «прежних дней». На следующий день я обнаружил на своем стопе «случайно» забытую матушкой брошюру «Что нужно знать о сифилисе». Матушка была прежде всего врачом.
О себе я полагал, что стану либо футболистом, либо летчиком. Под футбол отводилась ежедневная тренировочная база в Таракановском парке, а под небо - IV московский аэроклуб, куда я с девятого класса и повадился ходить. Дома мне никакой жизни не было, и я мечтал только о том, что окончу школу и уеду из Москвы в училище. Я даже знал в какое - в город Борисоглебск. Два года я занимался в аэроклубе, летал на По-2 и на чудесном по тем временам Як-18. Когда окончил учебу (в десятый класс был переведен «условно» из-за диких прогулов и склонности к вольной жизни) и получил аттестат зрелости, вообще переехал жить на аэродром в Тайнинку. Но однажды туда приехала мама и сказала, что она развелась с отчимом.С невероятной печалью я расстался с перкалевыми крыльями своих самолетов и отправился в душную Москву поступать в институт, куда совершенно не готовился. Три вуза - МИМО, МГУ и МИИГАИК - не сочли возможным видеть меня в своих рядах. В дни этих разочарований мой приятель из класса Володя Красновский, по классной кличке Мэп (однажды на уроке он спутал английское слово «мэм» с «мэп»), стал уговаривать меня поступать вместе с ним в пединститут. Мысль эта показалась мне смешной. Тогда Володя уговорил меня хотя бы посмотреть это «офигительное здание». Мы приехали на Пироговку, и я действительно был очарован домом, колоннами, светом с высоченного стеклянного потолка. Мы заглянули в одну пустую аудиторию - там сидела за роялем худенькая черноволосая девушка и тихо играла джазовые вариации на тему «Лу-лу-бай». Это была Света Богдасарова, с которой я впоследствии написал много песен. Мы с Мэпом попереминались с ноги на ногу, и я сказал ему: «Поступаем».Был 1951 год.
Я неожиданно удачно поступил в институт и только много позже, лег через десять, узнал, что это тогда удалось сделать лишь благодаря естественной отеческой доброте совершенно незнакомых мне людей. Потом были институт, походы, песни, армия на севере, возвращение, дети, работа, поездки, горы, море и вообще - жизнь. Но обо всем этом - уже в песнях.




--------------------------------------------------------------------------------
Всякий раз, читая воспоминания о каком-нибудь известном киноактере, мы обязательно сталкиваемся с рассказом о том, как незнакомые люди узнавали нашу знаменитость на улице. Юрий Иосифович Визбор не был исключением из общего и такого понятного правила. «Борман!» - кричали мальчишки, всегда готовые бить фашистов; «Борман?» - озадаченно вздрагивали работники ГАИ; «Ой, Борман!» - выдыхали прекрасные девушки.
Услышав это привычное для него восклицание, Визбор приветливо улыбался. Улыбка не была адресована конкретному лицу, Визбор улыбался своей славе, с ней у него были давние добрые отношения. Еще лет за двадцать до «Семнадцати мгновений весны» он был несомненной знаменитостью, только в те годы его узнавали не на улице и не все подряд, а лишь там, где собиралось избранное общество,- туристы, студенты. И в те годы прекрасные девушки выдыхали не «Ой, Борман!», а «Ой, Визбор!».
О незабвенных этих днях, о Москве 50-х и о том, чем был для нее (для нас!) тогда Визбор, пишут в своих воспоминаниях, включенных в этот сборник, Лев Аннинский и Юлий Ким. Среди сверстников Визбора, встречавшихся с ним в те годы, трудно найти более несхожих. Один бородат и солиден, в литературной критике он слывет парадоксалистом и опытным полемистом, осмотрительным как в атаке, так и в обороне; им напечатано немало книг; многие слышали его проповеди,но никто не слышал его поющим. Другой, напротив, безбород, простодушен, нерасчетлив иподставляется под любой удар; своих книг он еще не дождался, среди ударов случались и весомые, а он все поет и, когда берет в руки гитару, то враз заводится, как второкурсник, а с ним заводятся и все вокруг.
Тем удивительнее, что эти два столь разных, столь по-разному замечательных автора начинают говорить почти одинаковыми словами, когда речь заходит о Юрии Визборе и Его Времени. Нужны ли лишние доказательства достоверности двух независимых свидетельств о роли, которую играл Юрий Визбор в культурных эпопеях, рожденных эпохой Первой Оттепели? Здесь уместно сказать несколько слов и о других авторах этой книжки, точнее, о ней самой и о ее происхождении.
Было так. Вскоре после кончины Юрия Иосифовича, случившейся в сентябре 1984 года, было решено выпустить посвященный Визбору буклет в серии «Актеры советского кино», издаваемой Всесоюзным бюро пропаганды киноискусства. В буклетах этой серии много иллюстраций, но есть и текст. Так вот, текст к визборовскому буклету писал тогда я. Сказано - сделано, книжечка вышла 100-тысячным тиражом в 1987 году. К удивлению издателей, разошлась она мгновенно. На их головы посыпались жалобы со стороны поклонников Визбора, которым книжечка недосталась. Шутки шутками, а мне рассказывала мама Визбора, Мария Григорьевна Шевченко, как она пыталась и не смогла выпросить для себя экземплярчик у физически более развитых конкурентов, бравших приступом киоск Союзпечати, и уверения старой женщины, что она имеет некоторое отношение к человеку, чье лицо изображено на обложке, остались без внимания. Короче, интерес к личности Визбора превзошел ожидания. Но ведь и многое другое изменилось вокруг с той поры, как умер Визбор, не имевший при жизни ни книг, ни пластинок. Так что издатели резонно решили, что книжку об актере советского кино Юрии Визборе не грех повторить, притом в расширенном виде. Теперь у нее несколько авторов, и о двух из них немногосказано.
Мы включили в сборник и рассказ самого Визбора о его работе в кино. Он писался как воспоминание о Ларисе Шепитько, но получился более широким: это и суждения Визбора о долге художника перед своим талантом, и свидетельства о трудных днях нашей кинематографии, о невыносимых условиях, в которых приходилось работать тем, кто делал настоящее дело. Визбор не мог написать, а «Юность» тогда, в 1983 году, не смогла напечатать всей правды о том, как и кем из фильма Ларисы Шепитько оказалась вышвырнутой исполнительница главной роли, почему не утверждался на главные роли Владимир Высоцкий; теперь об этом понемногу начинают писать. Но и без того свидетельства Визбора бесценны, и мы еще будем здесь к ним возвращаться. Захотелось включить в сборник и самую первую статью о киноролях Юрия Визбора. Кинокритик Всеволод Ревич опубликовал ее еще до того, как Визбор сыграл наиболее известные свои роли, и сегодня, зная, какими были эти роли, мы с особым интересом читаем прогнозы профессионала. А каким Визбор видится крупному режиссеру? Марк Захаров, как по заказу, ответил на этот вопрос на страницах «Недели», и мы поспешили поставить это свидетельство о Визборе рядом с другими. Пусть о Визборе-барде замечательный постановщик пишет, повторяя одну из бродячих легенд (я имею в виду миф о постоянном общении между собой «бардов того времени» - Высоцкого, Визбора, Анчарова, Галича и Окуджавы), зато о Визборе-соавторе (и Визборе-соседе) он пишет на основании личного и уникального опыта.
Сопоставляя разные свидетельства, мы понимаем, что кино, как сказано у Аннинского, не должно было пропустить такого прирожденного артиста. «И не пропустило».
«Не пропустило» - слишком мягко сказано. Тридцатидвухлетний Визбор дебютировал не как-нибудь, а сразу яркой, крупной ролью в ярком, антизастойном фильме «Июльский дождь». На самом деле дебют Визбора в кинематографе не ограничивался этим фильмом. В том же 1966 году, когда Марлен Хуциев снял на «Мосфильме» «Июльский дождь». Свердловская киностудия выпустила документальную ленту «Тува - перекресток времен», в которой Юрий Визборвыступил в качестве сценариста и автора текста. И, следовательно, было бы правильным сказать, что в 1966 году Визбор заявил себя как киноработник сразу в нескольких ипостасях - и как актер художественного фильма, и как автор фильма документального. За таким началом последовало мощное и логичное продолжение. По 1974 год Юрием Визбором было сыграно еще одиннадцать ролей, в том числе в таких фильмах, как «Красная палатка», «Начало», «Белорусский вокзал», «Ты и я» (главная роль). В тот же период он принял участие в создании еще пятнадцати документальных фильмов. А всего до конца своей жизни, то есть менее чем за двадцать лет работы в кино, он выпустил около 40 документальных фильмов, в которыхбыл то сценаристом, то автором дикторского текста, то сочинителем и исполнителем песен, а порой и тем, и другим, и третьим сразу.
Вот почему, отвечая в 1978 году на вопросы журналиста Валерия Гладилина, Юрий Визбор имел все основания считать работу в кино своей основной профессией. Тем более что песни, которые были главным делом его жизни, приходилось петь как бы противозаконно. В обстановке всеобщей коррупции песенная индустрия была одной из самых пораженных этим недугом областей культурной жизни. Порча, проевшая насквозь «худсоветскую» песню, привела в конечном счете ктому, что в разряд профессиональных косяками зачислялись сочинения, насаждавшие, по словам самого Визбора, «и музыкальную безвкусицу и полуграмотную поэзию». Произведения же талантливых и честных собратьев Визбора - таких, как Булат Окуджава и Новелла Матвеева, Юлий Ким и Владимир Высоцкий, Виктор Берковский и Сергей Никитин,- числились жульем по разряду «самодеятельной песни», «народного творчества», что позволяло не оплачивать этих произведений и сберегать гонорарный фонд для «профессиональной» мафии. Короче, как автор песен Визбор в те времена узаконенного положения иметь просто не мог.
«Постоянная моя работа,- сказал он в упомянутом интервью В. Гладилину,- это творческое объединение «Экран». Я являюсь штатным сценаристом, коих там всего двое. А кроме того снимаю сам. Две мои картины получили премии на международных кинофестивалях. Это фильм о ледовом походе «Челюскина», где мы с режиссером Фрадкиным постарались по-новому, с позиций сегодняшнего дня рассказать об этой эпопее, и картина под названием «Доктор» - о члене - корреспонденте Академии медицинских наук, враче-педиатре Станиславе Яковлевиче Долецком...
Только что,- продолжал Визбор,- я закончил большой фильм «Братск вчера и завтра». Сейчас, когда уже прошло достаточно времени после окончания строительства (Братской ГЭС.-Д. С.), можно более точно проанализировать и огромные успехи и ошибки грандиозной стройки». Автор и исполнитель «самодеятельных песен», актер советского кино Юрий Визбор был еще и государственным человеком. Он мыслил большими категориями, анализировал успехи и ошибки своей страны и старался сделать так, чтобы результаты этого анализа становились известными широкому кругу соотечественников. Вальяжный Визбор,посасывающий трубочку,- на одних фотографиях или греющийся на солнышке - на других, был великим работягой, и жизнь Визбора в кино была жизнью труженика. Может быть, именно в актерских работах Визбора это выразилось нагляднее всего.
Спору нет, Визбор-актер мог бы, если б захотел, продержаться на врожденном артистизме, на своем прославленном обаянии. «Его обаяние действует само по себе, без усилий... Собравшихся разом окатывает волна симпатии к этому человеку и объединяет с ним» (Юлий Ким). «Он был изумительно, прирожденно артистичен... у него улыбалось каждое слово, каждый звук» (Лев Аннинский). «Огромное впечатление на всех, кто сталкивался с Юрием, оказывало его обаяние». Он «обладал гипнотическим даром воздействия» (Марк Захаров). «В любой компании - среди близких друзей или среди тех, кто видел его впервые, в Москве или в горах - он становился душой коллектива, его лидером... Он весь светился» (космонавт Валерий Рюмин). Мало? Я могу прибавить и от себя. Да, он был таким от природы и мог бы построить на этом свою актерскуюкарьеру.
Мог бы - но не хотел.
Вспомним первую актерскую работу Визбора - роль Алика в фильме Марлена Хуциева «Июльский дождь». Вот где Визбор получил, казалось бы, прямое приглашение сыграть самого себя! Место действия - Москва, герои - молодые интеллигенты, квартира - именно такая, в какую мог ненароком зайти просто Визбор со своей гитарой, зайти и без долгих уговоров попеть, всем своим обаянием приглашая подпеть остальных. И режиссер впускает в квартиру Визбора, даже не изменив ему внешность, и этот Алик для огромного числа зрителей никакой не Алик, потому что он Визбор, автор любимых песен, и Визбор берет на экране визборовскую гитару и поет «Спокойно, дружище, спокойно...» - песню, сочиненную ЮриемВизбором, питавшим слабость к квазиромантическим словечкам вроде «дружище».
Но Визбор играет другого человека. В маске Визбора, с визборовской гитарой, даже с визборовской скороговорочкой он играет характер, содержащийся в сценарии и несвойственный исполнителю роли.
Обсуждая первые роли Юрия Визбора на страницах «Советского экрана» (статья включена вэтот сборник), Всеволод Ревич уже в 1971 году очень точно подметил: « В образах и характерах, которые он создает на экране, почти всегда можно заметить резкую разницу между видимостью, и сущностью, между тем, кого человек из себя изображает, и тем, что он представляет собой на самом деле». Там, где актер лепит два портрета героя - видимый и сущностный видимые и сущностные черты самого актерa отступают совсем на задний план. Здесь уж» не до покоряющего обаяния и природною артистизма. Бог с ними. Преодолев этот искус в своем первом фильме, Визбор мог уже не бояться внешнего сходства своих героев с поэтом и певцом Юрием Визбором. Свои следующие роли он играл, как эту,- практически без грима. Его герои были то по-человечески близки к нему, то бесконечно далеки, но это уже не имело значения: Визбор обладал секретом освобождения от ига природного обаяния.
Мысли Визбора о недостаточности природных данных и даже «силы, рожденной высоким актерским творчеством», для того, чтобы способности актера получили полную реализацию в кино, мы находим в публикуемых здесь воспоминаниях о том, как снимался фильм «Ты и я». «В условиях кинопроизводства,- писал Визбор,- когда лишь наработанное ремесло и твердый профессионализм способны в короткое съемочное время...» и т.д. Наработанное ремесло и твердый профессионализм. Сказано жестко и без романтической лапши.
Визбор в самом деле не питал дилетантских иллюзий по вопросу о том, что такое профессия киноактера, он сознательно вырабатывал в себе этот самый твердый профессионализм, позволяющий быть актером,
Условия кинопроизводства в такой степени становились для него условиями жизни, личного быта и внутреннего мира, что реалии этой жизни то и дело проникали в песни, которые он писал не для фильмов, а для себя и друзей.
Над киностудией свирепствует зима,
Стоят фанерные орудия в снегу,
Поземка ломится в картонные дома,
Растут сугробы на фальшивом берегу.
В ночном буфете пьют актеры теплый чай,
Устав от света, как от жизни старики.
По павильонам постановщики стучат
И строят лестницы, дворцы, материки...
Или другие строки, из песни «О, великое искусство киносъемки»:
...Ну а роли, где ж, ребята, ваши роли?
Где ж такое, что б не плакать не могли?
Мелковато, суетливо и не боле
По экрану слабой тенью вы прошли...
Или - из веселой песенки, настолько легкомысленной и домашней, что ее без пропусков и помещать рискованно:
Снова мы пришли на льдину
(Пара-понци-понци-по)
Снять совместную картину
(Пара-понци-понци-по).
Собрались со всей Европы,
Обмораживаем спины...
Ужас!
...Но чтоб мы не тосковали,
Будет Клаша Кардинале.
.. С «Клашей», итальянской кинозвездой, он снимался в «Красной палатке». В этом фильме М. Калатозова Визбор сыграл одного из полярников, оставшихся после крушения на льдине. Полагаю, что эта работа доставляла Визбору особое наслаждение: Арктика всегда его манила, занимая в жизни очень важное место,- не менее важное, чем горы. Достаточно сказать, что он трижды прошел Северным морским путем. А полеты на дрейфующую станцию «Северный полюс»! А поездки в любимый, неоднократно воспетый «город Мурманск, то есть Мурманск»!
Но еще ближе к самому себе Визбор был, пожалуй, в короткометражном фильме «Рудольфио», снятом в 1969 году режиссером Динарой Асановой на киностудии «Лен-фильм». Судьба художественных короткометражек печальна, их негде посмотреть, и этот добрый, светящийся фильм известен только знатокам. А жаль, очень уж хороши в нем оба героя, он и она, Рудольф и Ио. Он вполне мог бы быть не Рудольфом, а Визбором. У Визбора, как у Рудольфа, в комнате было множество памятных знаков работы в Арктике, и Визбора, как героя фильма, могла бы полюбить нескладная школьница, живущая по соседству. И Визбор точно так же, как в фильме Рудольф, пытался бы найти деликатный способ отвести от себя эту несуразную любовь.
В ленте Динары Асановой Визбор в самом деле больше, чем в других своих фильмах, внешне и внутренне похож на себя, и теперь, когда Визбора нет, эту короткометражку крутят порой на вечерах, посвященных визборовским песням, и фильм смотрится как рассказ об одной из бесчисленных историй из жизни Юрия Визбора. На другом конце диапазона - роль «партайгеноссе» Бормана, реальной исторической личности, одного из руководителей фашистского рейха. В тех же
жестких условиях собственной внешности, с той же «потаенной печалью в уголках рта» Визбор сыграл человека, с именем которого связана одна из самых кровавых страниц новейшей истории. И в этой роли он снова был убедителен! Настолько убедителен, что иные кинодеятели были готовы принять его очередной актерский успех за выражение творческой индивидуальности. «После исполнения роли Бормана посыпалось столько предложений играть каких-то убийц, предателей
и других страшных людей,- вспоминал потом Визбор,- что я сам испугался и наотрез отказался от всех предложений. Снялся только в одной картине Свердловской студии «Миг удачи», так как она оказалась близкой моим привязанностям,- о
горнолыжниках».
Но согласимся, что эти бесчисленные приглашения на роли злодеев были дороже золота. Они убедительнее любых похвал свидетельствовали о победе Визбора-актера - победе мастерства над природными данными. Для меня лучшая роль Визбора в кино - та, которую он сыграл в фильме Ларисы Шепитько. Но я не большой знаток кинематографа и могу в своих оценках ошибаться. Может быть, на мое восприятие работы Визбора в этом фильме влияет впечатление от фильма в целом. Да и вообще - все, что связано с Ларисой Шепитько, имеет для меня, как и для многих, особую притягательность.
Повторяю, я не специалист и не знаток кино, но хочу все же поделиться одним доморощенным суждением. Мне кажется, что генеральной темой Ларисы Шепитько была тема предательства, и в фильме «Ты и я» она вышла на эту тему впервые. И больше с нее не сходила.
Эмоциональный пик сдвинут в «Ты и я» к концу фильма, где нам предлагают медленно всмотреться в лицо, в глаза жертвы предательства: это девочка, про которую мы абсолютно ничего не знаем кроме того, что болезнь ее неизлечима, потому что единственный шанс на излечение оказался потерянным в тот миг, когда Петр, один из героев фильма, предал свою работу после первой удачно соперированной собаки. Девочка смотрит в камеру, в наши души, но нам уцепиться
не за что, фильм не оставляет нам никакой надежды. Так же потом в «Восхождении» в кадре останется прекрасное лицо Сотникова. Так же в фильме, который Лариса не успела снять, в наши души долго и молча будет смотреть обреченная Матёра - дети, старухи, могилы, деревья, зверье и трава.
Все трое героев фильма «Ты и я» милы и симпатичны, каждый чем-то привлекателен, но они - предатели, и нет ни в этом, ни в последующих фильмах Ларисы Шепитько милости к падшим.
В любовном треугольнике фильма Визбор сыграл человека, «давно, тайно и безнадежно влюбленного» в жену своего друга; сам друг (тот самый Петр, который предал соперированную собаку) и его жена - остальные части треугольника. У героя, сыгранного Визбором, сложнейшая линия поведения, и ни один из его поступков не мотивирован произносимым текстом: герои фильма все время говорят о другом. Таков киноязык этой «элитарной» ленты. Мотивировку поступков нужно было сыграть, и Визбор сделал это, на мой взгляд, превосходно. Для его героя жена Петра неприкосновенна, потому что понятие о чести наполнено для всех троих высоким конкретным смыслом - мужским товариществом, освященным участием в общем деле, талантом Петра, дающим надежду на то, что в этом общем деле будет достигнут решительный успех. Визбор
играет борение этого чистого прошлого с пошлым настоящим - борение, о котором его герой ни разу не говорит словами. Но для всех троих ясно, что их жизни перекорежены предательством, цепью предательств, начавшихся в тот день, когда Петр предал их общую работу, и в финале фильма каждый получает свой окончательный расчет. Герою Визбора достается переспать с женой Петра, после чего он узнает о себе все и перестает существовать как личность, которая еще может
на что-то надеяться, а самому Петру достается взгляд обреченной девочки.
Всматриваясь в эту ленту, начинаешь вдруг понимать, что, может быть, и не было более важной темы, чем тема всеобщего предательства, тогда, на грани 60-х и 70-х. И испытываешь особую благодарность к ним, «людям одной крови», которые из последних сил удерживали и удержали плацдармы, завоеванные в эпоху XX съезда.
Судьба Юрия Визбора в кинематографе необычна. Конечно, он был актером, известным любому кинозрителю, но гораздо важнее, может быть, то, что он был не только киноактером, и в первую очередь - вовсе не киноактером. Роли, сыгранные им в кино, это не только актерские работы, но и запечатленная память о человеке, в котором, как в некоем фокусе, высветилось все лучшее, чем жило его время. Визбор был крупной личностью - вот что важнее всего. Он сумел построить свою жизнь так, что самое имя «Визбор» обрело магнетический смысл.
Накануне 1984 года, своего последнего новогоднего праздника, Юрий Иосифович пришел поделиться секретами мастерства к участникам литературного семинара Московского КСП. Визбор сказал тогда замечательные слова: «Нужно всю жизнь работать над собственным образом».
Собственный образ был Главной Ролью этого человека - ролью, которую он сыграл достойно и с полнейшей творческой отдачей. Всю свою жизнь он формировал себя, преодолевая сопротивление природного материала, ища поддержку у жизненных трудностей.
Визбор-подросток, готовящий себя к мужественной профессии летчика и даже получивший в аэроклубе документ, который удостоверял его право водить самолет;
Визбор-студент, сумевший вместе со своими товарищами сделать так, что их МГПИ стал центром, вокруг которого, как планеты вокруг солнца, кружилась вся студенческая Москва;
Визбор-учитель маленькой северной школы, где нужно было вести отнюдь не только те предметы, которым учили в институте;
Визбор на нелегкой солдатской службе - и тоже на Севере, так что Север, Арктика стали любовью и потребностью, заставляя всю оставшуюся жизнь искать новых встреч с ледоколами и дрейфующими льдинами;
Визбор-журналист, овладевающий профессиями тех, о ком ему предстояло писать, изобретающий новые жанры звучащей журналистики (радиостанция «Юность», журнал «Кругозор», песни-репортажи - рождение каждого из этих новшеств связано с именем Визбора);
Визбор-альпинист и тренер по горнолыжному спорту;
Визбор-поэт и певец, автор трехсот песен, голос поколения - не случайно визборовская «Лыжи у печки стоят» оказалась первой (в истории человечества песней, прозвучавшей из космоса. Вот кто он, Визбор-кинематографист, исполнитель не очень большого числа ролей, человек, оставивший яркий след и в истории нашего кино.




Юрий Иосифович Визбор (20 июня 1934 –17 сентября 1984). Родился, жил и скончался в Москве.

Окончил факультет русского языка и литературы Московского государственного педагогического института им. В.И.Ленина в 1955 году.

Работал учителем на Севере, там же служил в армии. Был корреспондентом радиостанции "Юность", журнала "Кругозор"; сценаристом на студии документальных фильмов.

Журналист, киноактер, поэт и прозаик, драматург. Член Союзов журналистов и кинематографистов СССР. Один из зачинателей жанра студенческой и туристской песни.

Песни начал писать с 1951 года за малым исключением на свои стихи.

Занимался альпинизмом, участвовал в экспедициях на Кавказ, Памир и Тянь-Шань, был инструктором по горнолыжному спорту.

Вышли пластинки, кассеты, книги стихов и прозы (в 1966 году – "Ноль эмоций", в 1986 году – "Я сердце оставил в синих горах", в 1988 году – "Сад вершин", в 1995 году – "Я верю в семиструнную гитару" и "...И льет на пустыни мои доброта...", в 1999 году – двухтомник стихов, песен и прозы), компакт-диски.



Юрий Визбор. Концерт в ДК "Правда", Москва, 1978. Часть 2

Записано на студии "Московские окна"

1998

1. Домбайский вальс
2. Серега Санин
3. Я бы новую жизнь...
4. В Ялте ноябрь...
5. Манеж
6. Ах, знаете вы тот аэропорт... - (Стихи)
7. Я иду на ледоколе...
8. Посвящение В.Смехову
9. Деревня Новлянки
10. Апрельская прогулка
11. Что же ты нигде не живешь?.. - (Стихи)
12. Поминки
13. Спокойно, товарищ, спокойно...
14. Синий перекресток
15. Сретенский двор
16. Рассказ ветерана
17. Капитан ВВС Донцов
18. Многоголосье
19. Телефон
20. Сад вершин (Стихи)
21. Непогода в горах
22. Я вернулся
23. Передо мною горы и река...
24. Памяти ушедших


Юрий Визбор. Милая моя

Записано на студии "Фамилия"

2000

1. Ты у меня одна...
2. Я гляжу сквозь тебя...
3. О посмотри, какие облака...
4. Телефон
5. Осенние дожди
6. Здравствуй, я вернулся
7. Леди
8. Тост за Женьку
9. Милая моя
10. Мне твердят...
11. Зайка
12. Сигарета к сигарете
13. Солнышко
14. Лирическая-диалектическая
15. Домбайский вальс
16. Ходики


Юрий Визбор. Последние гастроли. Рига, январь 1984. Часть 1


Записано на студии "Московские окна"

1998

1. Ты у меня одна...
2. Я иду на ледоколе...
3. Обучаю играть на гитаре...
4. Леди
5. Вставайте, граф...
6. Люси
7. Ходики
8. Ночь летнего солнцестояния
9. Укушенный
10. Песенка о наивных тайнах
11. В.Смехову
12. Д.Сухареву
13. Письмо
14. Деньги
15. Третий полюс
16. "Спартак" на Памире
17. Рассказ женщины
18. Волейбол на Сретенке


Юрий Визбор. Собрание сочинений. А будет это так

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Белый пароходик
2. Деньги
3. В Аркашиной квартире
4. Католическая церковь
5. Солнце за гору заходит
6. Не жалейте меня
7. Авто
8. А будет это так
9. Когда приедет мой пароход
10. Вот уходит наше время
11. Одинокий гитарист
12. Струна и кисть
13. Сорокалетье
14. Безбожники
15. Ночная дорога
16. Манеж


Юрий Визбор. Собрание сочинений. А будет это так. Том 02

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Белый пароходик
2. Деньги
3. В Аркашкиной квартире
4. Католическая церковь
5. Солнце за гору заходит
6. Не жалейте меня
7. Авто
8. А будет это так
9. Когда придет мой пароход
10. Вот уходит наше время
11. Одинокий гитарист
12. Струна и кисть
13. Сорокалетье
14. Безбожники
15. Ночная дорога
16. Манеж


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Апрельская прогулка

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Наполним музыкой сердца!
2. Три сосны
3. Деревня Новлянки
4. Апрельская прогулка
5. Синий перекресток
6. Многоголосье
7. Республика Тува
8. Если я заболею
9. Спутники
10. Курильские острова
11. Вересковый куст
12. Прогулка
13. Песня об осени
14. Какие слова у дождя
15. А зима будет большая...
16. Я гляжу сквозь тебя
17. Зимняя песня
18. На востоке
19. Хала-Бала
20. В Ялте ноябрь

Юрий Визбор. Собрание сочинений. Апрельская прогулка. Том 03

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Наполним музыкой сердца!
2. Три сосны
3. Деревня Новлянки
4. Апрельская прогулка
5. Синий перекресток
6. Многоголосье
7. Республика Тува
8. Если я заболею
9. Спутники
10. Курильские острова
11. Вересковый куст
12. Песня об осени
13. Какие слова у дождя?
14. А зима будет большая...
15. Я гляжу сквозь тебя
16. Зимняя песня
17. На востоке
18. Хала-Бала
19. В Ялте ноябрь


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Воспоминания о пехоте

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Спокойно, товарищ
2. Воспоминания о пехоте
3. Серега Санин
4. Сретенский двор
5. Командир подлодки
6. Море серое
7. Ветер в соснах высоких качается
8. Не грусти, сержант
9. Капитан ВВС Донцов
10. Рассказ ветерана
11. Базука
12. Утренний рейс Москва - Ленинград
13. По краю воронок
14. Цена жизни
15. Разрешите войти, господин генерал
16. Десантники слушают музыку
17. Деревянный самолет
18. Военные фотографии


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Воспоминания о пехоте. Том 10

Записано на студии "Фамилия"

1999


1. Спокойно, товарищ
2. Воспоминания о пехоте
3. Серега Санин
4. Сретенский двор
5. Командир подлодки
6. Море серое
7. Ветер в соснах высоких качается...
8. Не грусти, сержант...
9. Капитан ВВС Донцов
10. Рассказ ветерана
11. Базука
12. Утренний рейс Москва-Ленинград
13. По краю воронок
14. Цена жизни
15. Разрешите войти, господин генерал...
16. Десантники слушают музыку
17. Деревянный самолет
18. Военные фотографии

Юрий Визбор. Собрание сочинений. Здравствуй, я вернулся

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Домбайский вальс
2. Ночь летнего солнцестояния
3. Карельский вальс
4. Следы
5. Велосипед
6. Хижина
7. Азиатская песня
8. Речка Нара
9. Романс
10. Прощанье с Сибирью
11. Слаломисты
12. У дороги корчма
13. Кандалакша
14. Здравствуй, я вернулся
15. Третий полюс
16. Шхельда
17. На плато Расвумчорр
18. Поминки
19. Непогода в горах
20. Передо мною горы и река
21. Здравствуй, осень!
22. Хамар-Дабан
23. Да обойдут тебя лавины
24. Трасса Хорог - Ош
25. Не устало небо плакать
26. Июльские снега


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Здравствуй, я вернулся. Том 09

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Домбайский вальс
2. Ночь летнего солнцестояния
3. Карельский вальс
4. Следы
5. Велосипед
6. Хижина
7. Азиатская песня
8. Речка Нара
9. Романс
10. Прощание с Сибирью
11. Слаломисты
12. У дороги корчма
13. Кандалакша
14. Здравствуй, я вернулся
15. Третий полюс
16. Шхельда
17. На плато Расвумчорр
18. Поминки
19. Непогода в горах
20. Передо мною горы и река
21. Здравствуй, осень!
22. Хамар-Дабан
23. Да обойдут тебя лавины!
24. Трасса Хорог-Ош
25. Не устало небо плакать
26. Июльские снега


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Московские маршруты

Записано на студии "Фамилия"

1999
1. Волейбол на Сретенке
2. Охотный ряд
3. Подмосковная зима
4. Воскресенье в Москве
5. Артлото
6. Речной трамвай
7. Теплый стан
8. Октябрь, Садовое кольцо
9. Песня о Москве
10. О, Москва, Москва, святая
11. Вставайте, граф
12. Вставайте, граф! - двадцать лет спустя, или Люси
13. Посвящение В. Смехову
14. Письмо Высоцкому
15. Давайте прощаться, друзья
16. Подмосковная
17. Моим друзьям


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Московские маршруты. Том 06

Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Волейбол на Сретенке
2. Охотный ряд
3. Подмосковная зима
4. Воскресенье в Москве
5. Артлото
6. Речной трамвай
7. Теплый Стан
8. Октябрь, Садовое кольцо
9. Песня о Москве
10. О, Москва, Москва святая
11. Вставайте, граф
12. Вставайте, граф! - двадцать лет спустя, или Люси
13. Посвящение В. Смехову
14. Письмо Высоцкому
15. Давайте прощаться, друзья
16. Подмосковная
17. Моим друзьям


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Семейный диалог


Записано на студии "Фамилия"

1999

1. Телефон
2. Такси
3. Женщина
4. Семейный диалог
5. Западный Берлин
6. Блажен, кто поражен летящей пулей...
7. Песенка о наивных тайнах
8. Водные лыжи
9. Парень Нос
10. Он идет по кривому переулку...
11. Веревочка
12. Жак Ландре
13. Рассказ технолога Петухова
14. Мама, я хочу домой!
15. Веселый репортер
16. Укушенный
17. Излишний вес
18. Радуга
19. Зеленое перо
20. Я думаю о вас
21. Как я летел на самолете
22. Английский язык
23. Рассказ женщины
24. "Спартак" на Памире


Юрий Визбор. Собрание сочинений. Синие горы

Записано на студии "Фамилия"

1999


1. Распахнутые ветра
2. Скальные волчьи ворота
3. Настанет день
4. Теберда
5. Синие горы
6. Два Когутая
7. В горах дожди
8. Песня альпинистов
9. Горнолыжная
10. Фанские горы
11. Взметнулась вверх рука
12. Снег над лагерем валит
13. Непогода в горах
14. Горнолыжник
15. Снегопад
16. Памирская
17. Хибины
18. Цейская








Текущее время: 16:42. Часовой пояс GMT +4.

    Для правообладателей -Обратная связь    Главная   Форум    Архив    Вверх 

Internet Map Анекдоты,музыку,рецепты и не только найдете Вы в Беседке Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Copyright ©2004 - 2017, Музыкальный огонек - Русский шансон.

Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot