Главная Форум Регистрация Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Календарь Правила форума Наше радио

Вернуться   Музыкальный Огонек > О жизни и творчестве исполнителей


Улыбнитесь
- Ты где был? Я весь день звонил тебе на сотовый, а он всё "вне зоны доступа".
- А… Я просто телефон ношу завернутым в фольгу, чтобы он своим излучением мне на мозг не действовал!
- Мда… Ну, что сказать… Поздно ты стал телефон в фольгу заворачивать.

Пользователи на сайте
33 пользователей и 204 гостей
73Dimas, Aleksgel, alexedward, arcalan, bor3211, dainiska, DM2, favor.1958, kaskad, Kozlevich, kramer, LESOVIK123, lion97, Maik, mercader, miszka100, Mustaarib, Nataliok, nik4325, obninsk, petrovich1949, profi27, Ququrjamba, Ruslan62, sergey_mavra3, servad, v9626350051, yevgen, Аркадий В, Матвей, парамон, СВИТЯЗЬ
Рекорд одновременного пребывания 11743, это было 08.08.2016 в 13:08.
Статистика
Пользователи: 78,318
Тем: 130,052
Сообщений: 296,838
Лучший автор: electrik (8,739)
Приветствуем нового пользователя, vikki
Поиск по форуму
Дни рождения сегодня
нет
Разделы сайта
Интересное
Звездинский Михаил
Михаил Звездинский



Как замечательно, что в нашу жизнь вошел Интернет. Не знаю как Вы, а я радуюсь ему как ребенок, хотя о подобных игрушках я и мечтать не мог в моем послевоенном детстве. Наше поколение играло в войну, разведчиков, летчиков. Мальчишки нашего двора играли в пристенок, играли медалями отцов. Медалей было много, отцов мало.

От отца, погибшего в сталинских лагерях, мне достался "летчиский" шлем и полевая сумка, так что я, как правило, и был командиром - заводилой. В общем, по тем временам это было круто...


Сейчас другие времена, у моего сына игрушка - это машина, а я с техникой до сих пор на "Вы". Интернет для меня является Артефактом, с одной стороны, а с другой - без него уже не обходится ни один популярный человек. Почти у каждого появился свой Сайт. Приходится и мне осваивать это чудо техники. Считалось, что эпистолярный жанр пришел в упадок с появлением телефона. Зачем писать письма, когда стоит лишь набрать знакомый номер. Но, заглянув в Чаты, я подумал, что, похоже, он возрождается. Жанр умер, да здравствует новый Жанр. Ну что ж, попробую и я поговорить с Вами по душам.

Чем Вас угостить? Скандальными подробностями моей биографии, или рассказать о новых песнях, а может Вам тоже хочется поделиться со мной вашими секретами?

Так или иначе, я надеюсь на взаимопонимание, и разговор наш будет откровенным.

Мне часто задавали традиционный вопрос, дескать, что бы Вы изменили в своей жизни, если бы Вам выпал шанс начать все сначала. А, правда? Хотел бы я исправить ошибки юности? Родиться в другой стране? В иное время?

Страна, в которой я появился на свет, хоть и имела те же географические координаты, что и современная Россия, но все же моя Родина - это Москва. Время, в которое мне довелось появиться на свет, было трудное и суровое. Моя бабушка, души во мне не чаявшая, как могла, уберегала меня от жестокой реальности тех дней, обволакивая меня коконом любви. Так и вышел я из хорошей детской, но позднее оказалось, что стены взрослой комнаты оклеены обоями, сплошь мрачных тонов.

Мир, который выстраивала для меня бабушка, выпускница Смольного института для благородных девиц, был безмятежный и светлый. Такими же добрыми и, с позволения сказать, наивными были ее рассказы о днях ее юности, о ее первой и единственной любви - моем дедушке.

Сохранилось лишь несколько его фотографий. Остальные были изъяты при многочисленных обысках. А эти бабушка спрятала в коробку от конфет и зарыла во дворе. Одна пожелтевшая фотография хранит воспоминание о двух юных влюбленных. Они сфотографировались как раз после помолвки. Еще одна фотография - Дед в госпитале после ранения в 1914 году. Все говорят, что я на него похож. Еще бабушка спрятала несколько писем своего мужа. Все остальные были тоже изъяты. Дело в том, что все свои письма Дед подписывал так: "Целую нежно Ваши ручки, всегда влюбленный в Вас Поручик". ГПУшник, проводивший обыск, и слушать не желал, что подпись "Поручик" - это шутливое прощание деда еще со времен, когда он был юнкером. Она пыталась объяснить, что это был их секретный код влюбленных. "В Красной Армии поручиков нет", - сказал тот, как отрезал. Письма подшили к делу, и они исчезли навсегда. Всю правду об аресте Деда я узнал много позднее, а до тех пор, моя бабушка хранила все фамильные секреты и оберегала меня от ненужной информации.

Даже о смерти деда, расстрелянного в сталинских лагерях, она умудрилась рассказать мне так, что я долго еще считал его живым. Я тайно гордился моим героическим дедом. Потому что мудрая бабушка понимала, что стоит мне выйти во двор и сболтнуть чего лишнего, мы все можем оказаться под 58 статьей. Мы все - это бабушка, мама мои брат и сестра, и я. Поэтому она и включила элемент секретности. Дедушка был жив, но злодеи не должны были о нем знать. Оглядываясь на свое прошлое, я понимаю, какой замечательной была моя бабушка. Как многие русские женщины времен Революции и Войны, она потеряла любимого, но не утратила способности любить, и любовь свою она подарила мне. Она подарила мне и радость общения с великими русскими писателями и поэтами. С ней мы часто играли в буримэ, так что еще в раннем детстве я научился стихосложению. Став постарше, я понял, что мой дед - Полковник-инженер царской армии, перешедшей на сторону революции, которая впоследствии и убила его. Так мой Дед для меня стал "Поручиком Голицыным".

Время моей юности совпало с периодом оттепели. Молодежные кафе, выступления поэтов, джаз-клубы и джэм-сейшны. Я играл на барабанах, и джазовые вечера были нашим самым любимым времяпрепровождением.

На джем-сейшенах мы подружились с Андреем Товмасяном, Лешей Козловым, Володей Данилиным, Лешей Кузнецовым и многими другими джазменами. Кстати Кузнецов тоже начинал на барабанах, а позже стал всемирноизвестным джаз-гитаристом. Недавно в Москве проходил фестиваль Джаза, и, конечно, мы всей семьей пошли туда. Я пришел все равно, что на встречу с юностью. В тот вечер я понял, как молоды мы были, как веселы, как любили жизнь.

Понимает ли современная молодежь, что подобные вечера были из области запредельной вседозволенности? Теперь, когда московская ночная жизнь стала привычной, трудно себе представить, что в 10 вечера город вымирал. А тут вдруг все можно.

Это был период творческого фонтанирования. Будучи еще совсем юным, я окончательно влез в тему Белого Движения, написал романсы, которые вошли в "Белогвардейский цикл". "Поручик Голицын" был написан именно тогда. Да, многие из нас тогда расслабились, стали дышать, мыслить и говорить свободно. Оказалось, что все мы, охмелевшие от вседозволенности, слегка заблуждались...

Ну, сами посудите, разве мог я предположить, что хорошенькая девчонка, с которой я познакомился после концерта в кафе "Аэлита", окажется провокатором КГБ? Как-то, я решил спеть на публике "Поручика". Так было принято в молодежных кафе. Стоял микрофон, и кто хотел, тот и мог выступить. Вот и я взял гитару и спел свои первые романсы. Можете себе представить, как приятно было, что у тебя появились первые поклонники? Девчонка, как и я, обожала джаз. Она посещала все джэм-сейшены. И как-то раз она предложила мне поехать в гости к ее друзьям, попеть под гитару. У выхода нас ждал "Зим", за рулем был ее брат. Не успели проехать и 500 метров, как раздался милицейский свисток, машина резко остановилась, вся компания дружно испарилась, и, пока я сообразил, в чем дело, было уже поздно. В угоне этой машины обвинили меня. Я пытался было объяснить, что, находясь на заднем сиденье, машину не угонишь, да еще с гитарой в руках, но мои объяснения их не интересовали. Их интересовал я, потому что "Поручик" не нравился властям. Так впервые мне дали понять, что я не то пою.

Мне бы усвоить этот первый урок, но молодость легкомысленна. И став старше, я тоже не пытался быть осмотрительнее, пробовал стены на прочность собственной головой, но система оказалась прочнее.

И если бы выпал шанс начать все сначала, я бы попросил у Бога, чтобы оставил он в живых моих близких. Деда, Отца... Я их не знал, но они всегда были со мной в моем сердце. Может, поэтому мои песни больше походят на баллады-размышления, и, наверное, главным вопросом в моем творчестве всегда оставался: "Они за Россию, и мы за Россию. Поручик Голицын, так с кем же наш Бог?".

С моим отцом мать познакомилась, когда он вернулся из Испании. Он был героем. Дружил с Кольцовым. И оба погибли в сталинских лагерях. Потом посадили и мать, как "врага народа" по 58 ст., когда она ждала меня. Собственно, я родился в тюрьме. Но меня спас старенький тюремный доктор, который знал бабушку еще до революции. Он подменил меня на мертворожденного младенца и вынес меня в своем саквояже. Вот так. Так что я, можно сказать, из династии политзаключенных.

Когда я первый раз оказался за решеткой, на стене моей камеры я написал: "Тюрьма - продолжение жизни". Ясное дело, лучше не иметь этого печального опыта в своей жизни, но уж если от тюрьмы и от сумы никто не застрахован, то подобного рода опыт можно положить на стихи, что я и сделал. В итоге, моя "Каторжанская тетрадь" очень часто пополнялась. Многое утрачено после обысков, но и того, что сохранилось, оказалось достаточным. Диск "Волки" - плод моих размышлений о жизни в строгих зонах.

Но и там я нередко улыбался. "Нэповский цикл", "Мадам", "Увяли розы" - все эти песни родились в "местах не столь отдаленных". Без юмора было нельзя, пропадешь. А вот шуточную песню "Мальчики-налетчики" я написал к фильму "Республика ШКИД". Но цензура не пропустила, ведь я уже был "рецидивистом".

Так и бежал я по жизни, от остановки "Тюрьма", до следующей остановки "Зона". 4 раза довелось мне путешествовать в "столыпинских" вагонах. И под стук колес родились многие песни, романсы и баллады.

Вот уже 15 лет как я, Слава Богу, на свободе. Воздух воли пьянит меня до сих пор. Я много пишу, очень много путешествую по свету, гастролирую.

Я женат, наш сын Артем не занимается музыкой. Как многие молодые, он предпочитает компьютер и бизнес. Мы с сыном дружим, а это - счастье. Порой мне кажется, что мне есть чему у него поучиться. По крайней мере, он с техникой на "Ты". Вот и сейчас я несколько раз переспросил, как мне сохранить этот текст. Будете смеяться, но я умудрился первый вариант стереть. Да, прогресс - штука сложная, но интересная.

Оглядываясь на прожитые годы, я словно перелистываю страницы моих поэтических тетрадей. И знаете, я понял, что самое главное - любить свое дело. И, как ни парадоксально, любить свою Родину. Я никогда не эмигрировал, хотя многие думают, что я живу в Америке. Нет, я просто провел 16 лет в тюрьмах и лагерях строгого режима. Никому не пожелаю такого. Но так сложилась моя жизнь. И я благодарю Бога за все. За его щедрый дар. Я могу петь, писать музыку к своим стихам, я могу общаться со своими зрителями на концертах - это счастье. Я счастлив, что у меня есть мои слушатели, мои единомышленники.



Спасибо Вам.

Заходите на мой сайт, и, если у Вас есть вопросы, я на них с удовольствием отвечу.




Источник



дискография

1. DON'T LOSE YOUR COURAGE 1990


2. ЗА КОРДОНОМ РОССИЯ 1991
3. GOLDEN HITS 1992
4. СЛЕД ЛЮБВИ 1993
5. ОЧАРОВАНА, ОКОЛДОВАНА 1994
6. НЕ ПАДАЙТЕ ДУХОМ 1995
7. ВОЛКИ 1996
8. ЭХ, РОССИЯ 1996
9. СВЯЗЬ БЕЗ ГРАНИЦ limited edition 1996



10. КОМСТАР limited edition 1996
11. МОСКОВСКИЙ МЕТРОПОЛИТЕН limited edition 1997
12. МЫ СИБИРЬЮ РОЖДЕНЫ limited edition 1997
13. А ПУТЬ И ДАЛЕК И ДОЛОГ… limited edition 1998
14. ДЫХАНИЕ ЛЮБВИ 1998



15. GRAND COLLECTION 1999
16. РОССИЯ XXI ВЕК 2000
17. Сборник альбомов в формате MP3 2000
18. СФАТ limited edition 2001
19. В НОВЫЙ ВЕК limited edition 2001
20. РЫБАЦКАЯ ЗВЕЗДА limited edition 2002
21. КАРАОКЕ 2002
22. ЗВЕЗДИНСКИЙ. Серия "Песни из нашей жизни". 2002
23. МОСКВА-ПИТЕР 2003



...На сцене невысокий, не очень молодой человек. Он подносит к губам микрофон:

- Очарована, о-околдована...

Взрыв аплодисментов и - замер многотысячный зал. Только - музыка, только голос певца:

Очарована, околдована,
С ветром в поле когда-то повенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная ты моя женщина...


Эта песня в начале 60-х звучала в ресторанах и ночных клубах, у туристских костров и на домашних вечеринках. Она была любимой и известной тогда. Она осталась такой и теперь. Невероятная популярность ее исполнителя и автора музыки сменялась полным его молчанием, чтобы вновь вырваться в мир, собирая и узкий круг почитателей, и целые залы восторженных слушателей...

Михаил ЗВЕЗДИНСКИЙ. Поэт, композитор, исполнитель. Создатель песен, на которых выросло не одно поколение.

Визитная карточка

Своей визитной карточкой считает эту песню сам Михаил Звездинский. Так ее воспринимают и миллионы слушателей.

- Скажите, Михаил Михайлович, эта песня связана с каким-то конкретным человеком?

- Нет-нет. Я вам расскажу: как-то мой сын приходит из школы и говорит нам: "У меня что-то с животом". Мы испугались: "Что-то случилось? Болит?" "Нет, - говорит он, - просто мне так нравится одна девочка, что у меня в животе все поет". Вот такое же состояние влюбленности - во всех красивых девочек школы - и ожидание той, единственной, которую мне еще предстоит встретить, было тогда и у меня. Оно совпадало с общим душевным подъемом того времени. Вот тогда мне и встретились стихи Николая Заболоцкого. Они так полно соответствовали состоянию моей души, что мне захотелось переложить их в песню. Я там, правда, заменил слова "зацелована, заколдована", поменял несколько строк, убрал один куплет, написал музыку и начал ее исполнять. Песня понравилась, стала быстро расходиться по стране. Тогда у ребят уже были магнитофоны, ее переписывали друг у друга, пели под гитару во дворах.

- Вы рано почувствовали себя поэтом?

- Думаю, лет в четырнадцать. Хотя в 10, 11, 12 лет начал писать стихи, подбирать к ним мелодии, делать свои первые песенки. А в 15 лет я уже написал романс "Вас ждет Париж" и посвятил его моей бабушке, Аделаиде Константиновне. Она умерла, когда мне было 10 лет, и все лучшее я получил от нее. В 4 года она научила меня читать и писать. Благодаря ей я рано узнал и полюбил стихи Ахматовой, Цветаевой, Мандельштама, прозу Булгакова, в девять лет я уже прочел "Белую Гвардию", "Бег"...

...В этом романсе есть строчки:

Вас ждет Париж и модные салоны,
Меня же ждет гражданская война...
Придется мне повоевать с Буденным,
А вас уже несет в Марсель волна.


Эти строчки, как и некоторые куплеты другой моей популярной песни "Поручик Голицын", мне были потом вменены в вину. Но вот парадоксы жизни: то, за что я с 1980 по 1990 год отбывал наказание, песни, записывавшиеся и исполнявшиеся почти подпольно, теперь звучат свободно и открыто, в больших концертных залах, на радио, с эстрады. Глухое время восьмидесятых сменилось годами перестройки, первыми всплесками демократии - и не надо стало прятаться, зажимать себя. Мною написано много новых песен - веселых, лирических...

Корни

- Но помогите мне, Михаил Михайлович, разрешить такую загадку: почему вот уже не одно уже поколение с упоением распевает:

"Корнет Оболенский
раздайте патроны
Поручик Голицын, надеть ордена!"


В чем, по-вашему, разгадка такого долголетия?

- В стихах, наверное, в их особой романтике. У меня немало "белогвардейских" песен. Я пытался в них ответить на мучившие меня вопросы о гражданской войне, о трагедии белого офицерства.

Для многих из них слова "Честь имею!" не были пустым звуком. Им было легче пустить себе пулю в висок, чем нарушить присягу на верность Отечеству. К таким принадлежал и мой дедушка, Михаил Константинович Звездинский. Он был полковником царской армии, специалистом по понтонным мостам и переправам. Воевал на Первой мировой, был ранен, вышел в отставку. Он не уехал из революционной России, хотя мог бы неплохо жить где-нибудь в Лондоне или Париже: у него было достаточно для этого средств и знаний (он знал пять иностранных языков). Но он был большим патриотом России и - остался. Как специалист был призван на работу в один из наркоматов, а в 37-м его по чьему-то доносу расстреляли.

- Откуда ваша фамилия - Звездинский? Не польских ли корней?

- Мои предки - из Кракова. Они уехали оттуда в Петербург, потому что подвергались гонениям после шляхетского восстания под руководством Тадеуша Костюшки. Прадедушка женился на русской девушке из хорошей дворянской семьи. Его фамилия была Гвеждинский ("гвежда" по-русски звезда). В России он стал Звездинским.


Единственная

"В моей жизни суровой все бывало со мной", - поет Михаил Звездинский в одной из своих песен. В книге "Россия. Каторга. Любовь" (1994 г.) собраны стихи разных лет - по ним можно читать жизнь поэта. Там есть стихотворение "Свечи". Не буду приводить его полностью - в нем 22 строки. Последние - такие:

И за тебя, и за меня,
Сгорая, плачут свечи.


Они были написаны, когда в жизни Звездинского еще не появилась та единственная, что стала его пожизненной любовью, опорой, спасением. Есть удивительная внутренняя перекличка этих строк с другими, созданными много позже в совершенно других жизненных обстоятельствах:

Когда б вы знали, как тоска
Порой вычерпывает душу!
Но я покой ваш не нарушу,
К вам не дойдет моя строка...
В душе живет и дышит страсть,
Как сон, рожденный удивленьем,
И в пропасть не дает упасть,
И осеняет вдохновеньем.


- Михаил Михайлович, в вашей жизни наверняка было немало приключений и увлечений. А большая, серьезная любовная история ведь, наверное, тоже была?

- У меня была масса приключений. Я рано начал петь: Мы жили тогда в Столешниковом, позже в Настасьинском переулке - самый центр Москвы. Зимой я выступал в кафе, ресторанах, а летом - на танцплощадках в подмосковных Люберцах, Малаховке, Томилино. Мы пели настоящий рок-н-рол, который записывали с "Голоса Америки". Помните, записи тогда ходили по рукам на рентгеновских снимках: буги-вуги, рок "на туберкулезных палочках".

- Вы были стилягой?

- Еще каким! На улице Горького - один из первых. Пиджак во-о-т с такими плечами, брюки дудочкой, ботинки на толстой подошве. Девочки падали от восторга. Тогда в Оружейном переулке открылось кафе "Аэлита". Мы устраивали чудесные джазовые вечера. Играли Алексей Зубов, Алексей Козлов, Коля Громин, Леша Кузнецов, Витя Прудовский - легендарные теперь музыканты. Там бывали, конечно, разные люди - "золотая молодежь", валютчики, дельцы, предприимчивые люди - многие из них теперь председатели банков, консорциумов. А когда они расходились, оставались только свои люди - поэты, музыканты, певцы. Там бывали Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина, Галич, Окуджава, с 64-года - Высоцкий. Никакой аппаратуры - только гитара и микрофон, выходи, пой, читай стихи - полная демократия...

- Так все-таки о любви...

- Да-да. После вечеров, концертов, когда выходишь, ждет толпа девочек - за автографами. И вот в 79-м году - я тогда был уже очень популярной личностью, меня приглашают на выпускной бал в МГУ. И вдруг я слышу, объявляют, что на английском, французском поет выпускница факультета стран Азии и Африки Нонна - вся из себя такая активистка, комсомолка, смех колокольчиком. Она мне очень понравилась. Мы познакомились.

Любовь у нас была сумасшедшая, но очень короткая. 8 марта 1980-го меня арестовывают. Это отдельная и особая история - не будем сейчас ее касаться, она уведет нас в сторону. Мне приписали антисоветчину, диссидентство, прокурор требовал 14 лет. За меня хлопотал Высоцкий, пытался помочь Кобзон - ничего не получилось. У меня конфисковали архивы, деньги, квартиру, машину, дачу, антиквариат - все подчистую. Но особенно огорчало , что при обыске пропали рукописи стихов, и я уже не мог к ним вернуться. В тюрьме у меня рождались другие стихи.

Полтора года, что я был под следствием, Нонна буквально прожила в приемных Лефортова, Петровки, Бутырок. Мне дали 8 лет и 2 года на поселении - в Бурятии, в тьмутаракани. Было очень тяжело. Потом она приехала ко мне на свидание. Это ж надо было добраться до меняя одной - от Улан-Уде еще на поездах, оленях, нартах! Но она добралась. И хотя официально мы не были тогда мужем и женой, начальник колонии дал нам пять суток свидания. И это было счастьем и наградой за все мои муки. После ее возвращения в Москву родился наш сын Артем.

Минул полный срок отсидки, в 90-м году я вернулся. Она ждала меня: Наш медовый месяц продолжается 20 лет.

- Что такое для вас - идеальна женщина?

- Это моя Нонна. Каждый мужчина мечтает встретить такую женщину. В ней соединилось все: верность, доброта, самопожертвование, любовь.


Дыхание любви

И только раз мое дыханье
Когда-нибудь в полночный час
Коснется губ твоих и глаз,
Как тихий шопот "До свиданья"...


Эти строки из стихотворения, которое так и называется: "Дыхание любви". Так же назван новый музыкальный альбом Михаила Звездинского, с которым любителям истинной поэзии и чарующей музыки еще предстоит познакомиться.

- Этот альбом потребовал большой работы?

- Да, я работал над ним около трех лет - 95-й, 96-й, 97-й годы. Два года из них прожил в Лос-Анджелесе - надо было полностью отключиться от московской суеты, пересмотреть свои позиции, создать новый цикл песен, посвященных только женщинам.

- Не рискованно ли было выпадать из шоу-бизнеса так надолго?

- Тут так: либо ты никому нее интересен и тогда, как говорится, с глаз долой - из сердца вон. Либо долгое отсутствие не стирает из памяти людей творца, и если ты предъявил некую творческую продукцию и она интересна, ты опять победитель. А жизнь любит победителей!

- Вы вернулись в Москву - как она вам показалась?

- Москва сейчас на уровне лучших столиц мира.Тверская ничуть не хуже Бродвея. Поэтому дай Бог Юрию Михайловичу Лужкову здоровья: он много хорошего сделал для Москвы и москвичей. И для меня лично - я москвич в седьмом колене. Он мне очень помог, когда я вернулся из Бурятии, - при содействии Лужкова я открыл первый в Москве частный "Театр Звездинского".

- Сейчас, насколько я знаю, организовать свой концерт - дорогое удовольствие. Вы оплачиваете его из своего кармана?

-Конечно. Хорошо, если помогут друзья. А в основном "сам играю, сам пою,сам билеты продаю". Тяжеловато, конечно, но, слава богу, на жизнь не жалуюсь - со стороны впечатление, что мне ничего особенно и не нужно.

- А на самом деле вам что-то нужно?

-А на самом деле мне нужно, что-бы меня слушало как можно больше людей. Я понимаю, что для многих в нынешних условиях трудно купить билет на концерт. Я готов петь и бесплатно, если найдутся меценаты на организацию моего гастрольного турне. Очень на это надеюсь.

- Может быть, наши читатели будут иметь удовольствие видеть и слышать вас в своем городе во время ваших гастролей. Несколько слов, пожалуйста, - для знакомства.

- Будьте счастливы, драгоценные мои женщины. Пусть осенняя пора вас никогда не коснется. Я желаю вам вечной весны, вечного благоухания. И помните: пока я жив, вы обеспечены лучшей, сладкой музыкой души и хорошим настроением.

Поет душа, любовью к вам влекомая,
И каждый раз уверен, что найду
Глаза родные, хоть и не знакомые,
В девятом иль шестнадцатом ряду.
В далеком блеске ваших глаз распахнутых,
Найду ответ на свой немой вопрос.
И дрогнут нервы чутких струн натянутых,
И дрогнут веки от нежданных слез.
Я к вам приду, я снова к вам наведаюсь
И не покину вас, пока я жив.
Вам буду петь я, словно исповедуясь,
На край эстрады сердце положив.


И немного фотографий:












Текущее время: 13:43. Часовой пояс GMT +4.

    Для правообладателей -Обратная связь    Главная   Форум    Архив    Вверх 

Internet Map Анекдоты,музыку,рецепты и не только найдете Вы в Беседке Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Copyright ©2004 - 2017, Музыкальный огонек - Русский шансон.

Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot