Главная Форум Регистрация Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Календарь Правила форума Наше радио

Вернуться   Музыкальный Огонек > СТАРАЯ ПЛАСТИНКА > Борис Котлярчук - окрыленное музыкой слово


Улыбнитесь
- Ты где был? Я весь день звонил тебе на сотовый, а он всё "вне зоны доступа".
- А… Я просто телефон ношу завернутым в фольгу, чтобы он своим излучением мне на мозг не действовал!
- Мда… Ну, что сказать… Поздно ты стал телефон в фольгу заворачивать.

Ответ
 
Опции темы
Старый 17.11.2013, 22:03   #1
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,407
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,034

Алла Николаевна Баянова - МОЯ ЖИЗНЬ. ИСПОВЕДЬ. (Окончание)

Рассказ о П.К.Лещенко


Я думаю, что инфаркт, который я перенесла четыре месяца тому назад, это — следствие моего пребывания в Москве в ноябре 1986 года. В Москве я пробыла очень недолго. Гастроли были короткие. Гастроли были неудачные. Мне не дали ни одного зала в центре Москвы. Мне дали какие-то задворки: санатории, Дома культуры. Правда, публика одна и та же, но престиж певца зависит от зала, где он выступает. И никакого афишажа, никакого внимания. Так мне было странно: я ни одного цветочка не видела. И смотрели на меня холодно и подозрительно. Спела я один романс — несколько хлопков. И такой красивый романс как, "Я Вам не говорю". А я была простужена, больная. У меня дверь в гостинице не закрывалась. Приходили друзья, кто принесёт какой-то золотой корень, кто мед, кто грелки или ещё что-нибудь. Сколько я видела внимания и заботы, что как-то на душе теплее стало, несмотря на то, что руководители так недружелюбно ко мне отнеслись. Я говорю о Госконцерте. Прямо называю все своим именем. Потому что так гастролёра не принимают как меня приняли. Не знаю, чем это я заслужила?


Я через всю свою жизнь пронесла русскую народную песню, русскую цыганскую песню, русскую советскую песню. И поэтому, куда бы я ни поехала, где бы я ни жила, всюду я чужая. Я русская. А в России я, получается, нерусская. Я очень от этого страдаю, в Госконцерте меня даже не принял директор, А вот Евгений Михайлович Тяжельников — Посол СССР в Румынии наградил меня почетной грамотой. И там написано: за мои заслуги, за то, что я тесно связывала Румынию с Советским Союзом. И песни русские переводила на румынские язык, чтоб дошло до них. И дошло. Румыны любят русские песни, и в особенности те, которые перевела я. А перевела я их очень много.
За свою жизнь за пределами Родины я много пострадала, но свою русскую фамилию не изменила, как это сделали почти все выходцы из Бессарабии. Например, был у меня один такой приятель — Петя Пешехонцев. Так он стал Гpoсy, чтобы было более по-румынски. Почти все поменяли свои фамилии на румынские. А я осталась такой, какой была, какая есть и такой умру.


Этот ледяной приём, который для меня был устроен осенью прошлого года, сокрушительно подействовал на меня, невероятно здорового человека, не имевшего ни одного фальшивого зуба во рту и не знавшего, что такое сердце. Мне говорили: "Да у вас давление, как у астронавтов". И 15 марта вдруг такой страшный инфаркт. Это было моё счастье — моё здоровье. Потому что в семенной жизни у меня счастья не было, и по моим артистическим заслугам тоже не было этого счастья.
Я всегда стремилась туда, куда попала. К вам я попала слишком поздно, но это произошло всё-таки. Теперь я счастлива. Я могу спокойно умереть. Я была в Ленинграде, мне хотелось целовать каждый камень этого города. Потом я попала в Москву, которая меня очаровала своей лаской. Но тогда же чиновники убили меня. Ведь приезжают же из-за рубежа другие гастролеры на совершенно иных условиях. Как можно относиться вообще к кому бы то ни было, как ко мне отнеслись? (14) И вот я потеряла сердце. Теперь уже я, конечно, неполноценный человек. Но петь я буду так же, я вам обещаю. И это будет только для вас, мои родные и любимые советские люди.


Я много думаю о том, чтобы ещё предпринять, чтобы свои дни закончить там у вас. Это очень сложно и, наверное, теперь мне не под силу. Это надо было сделать во время моего первого приезда. Тогда я была такая влюблённая. Ходила по улицам, как в тумане. Я не верила, что я в Советском Союзе. Я приехала в Ленинград в сентябре 1976 года по приглашению моих милых друзей. Друзей по переписке. Получила я от них письмо на адрес «Электрокорда». Завязалась переписка. Потом они прислали мне гостевой вызов, я у них чувствовала себя так, как можно чувствовать у самых близких родных людей. А виделись мы первый раз в жизни. Этo семья Любославских. Вадим Дмитриевич и Тамара Николаевна, которым я и по сей день бесконечно благодарна. Они, как Петр Великий, прорубили для меня окошко в Советские Союз.

Теперь я расскажу немножко о своей жизни. Я знаю, что вас особенно интересует Петр Лещенко. Это был наш приятель. Нe друг, а хороший приятель.
Я так хорошо и спокойно работала в «Большом московском Эрмитаже» под крылышком Александра Николаевича Вертинского, да и Рыжиков ко мне относился прекрасно. Нет, папе это не нравилось. Его тянуло куда-то. Нам предложили французское подданство. Нет, он не хотел. Маме: "Оставь, пожалуйста, меня в покое, румынский паспорт прекрасный. И Бессарабия рядом, там русский дух, там мои сёстры. Чего ради я буду французом? Да ты что? Не хочу, не надо". Тогда же мы подписали очень хороший контракт в Белграде и поехали туда. Это было уже после работы отца в "Летучей мыши" и в "Казбеке", после его выступление с цыганами и без них. Мне было 14-15 лет, к сцене я уже привыкла, пела не только по-русски, но и французские шансоны. Французский язык был для меня вторым родным языком, меня от парижанки не отличали, потому что слух у меня был хороший и я моментально схватывала произношение. По-немецки я так же свободно говорила, когда мы были в Германии.
В Белграде, как, впрочем, и всюду, мы имели успех, потому что наши номера не имели ничего общего с другими. Мы всегда работали в первоклассных ресторанах и барах, где ставились дорогостоящие эффектные программы. На их фоне мы выглядели контрастно, например, у Рыжикова золотистые атлеты демонстрировали классические спортивные позы. В Бейруте негр в черном смокинге с блондинкою в белом платье танцевали чарльстон и вальс бостон. Это было красочно и оригинально. А после них мы с папой ставили "Кудеяра", или какую-либо ещё песенную сцену из быта прошлого столетия, или сольное исполнение романса, предположим, такого, как «Я помню вальса звук прелестный». И это безотказно производило впечатление на публику, даже не знающую языка, на котором мы пели.
Потом из Белграде мы уехали в Грецию, там в Афинах работали в русском баре "Стрельна". Оттуда подались в Бейрут. Вот там мы впервые и познакомились с семьёй Лещенко. Они кончали свой контракт, а мы только начали свои выступления. Так что это знакомство было шапочное. Потом мы с папой работали в театрах Палестины.

В это время папа вдруг засобирался в Кишинёв. Мотивы были разноречивые: то он соскучился по сёстрам, то ему понадобилось переоформить воинские документы, то возникли какие-то неотложные важные дела, уехал он таки в Кишинёв. А я получила престижный ангажемент в Каир и Ниццу. Я говорю: "Папа, едем в Каир. Это очень интересно: Египет, пирамиды, арабы". Поехали, выступала я несколько месяцев в Каире и Александрии. Пела я по-русски цыганские романсы и французские песенки. Готовилась к поездке в Ниццу. Получаем от папы письмо: "Приезжайте в Бессарабию, Кишинёв — это маленький Париж, мне предлагают выгодный ангажемент, скучаю за вами, приезжайте обязательно». Я сразу же: "Мама, не хочу в Ниццу, не хочу в Париж, хочу в Кишинёв. Я всю жизнь одна, а там у меня тётки, двоюродные сестры, я родилась там». Мама пыталась меня урезонить: "Ты себя губишь. Такого контракта, какой ты сейчас имеешь, у тебя больше не будет". А я на своём: "У меня вся жизнь впереди, хочу в Кишинёв, хочу к папе". Поехали к папе. Приехали мы в Бухарест. Тогда это был очень уютный город: много особняков, много садов, много красивых магазинов, в том числе французских и немецких. Был блеск, безусловно. Конечно, Бухарест не был похож на огромные столицы, которые я объездила.


Бухарест. 30 гг. ХХ века

Мне он казался провинциальным городом, но очень привлекательным, милым.
В бухарестском баре "Павильон Русс", хозяином которого был рус-ский выходец из Бессарабии, работал уникальный музыкант Жорж Ипсиланти. Это был виртуоз на балалайке, гармонист, гитарист, пианист, композитор и аккомпаниатор. Аккомпаниатор — это особая отрасль искусства. Можно быть прекрасным пианистом и плохим аккомпаниатором. И наоборот — посредственным пианистом и незаменимым аккомпаниатором. Ведь певец поёт каждый раз по-разному и аккомпаниатор должен всегда безошибочно чувствовать паузы дыхания партнёра. Для этого надо быть талантливым с безукоризненным слухом музыкантом. Таким аккомпаниатором у Вертинского одно время был Николаев. Таким аккомпаниатором является Давид Ашкенази, я в этом убедилась, когда работала с ним в Советском Союзе.


Давид Ашкенази. 1956г.

И Жорж Ипсиланти аккомпанировал блестяще. Он научил меня понимать и любить классиков, объяснил каждую фразу шестой патетической симфонии П.И.Чайковского. Я ему очень благодарна за то, что он мне открыл столько красот. И я влюбилась в него, но не как в мужчину, а любовь проснулась на почве музыки, я потихоньку от родителей ходила к нему.
Жил он у маленькой комнатушке неподалеку отсюда, где я сейчас живу. Когда я прохожу мимо, вспоминаю былое. У него была какая-то походная кровать, пианино "Бернштейн" с вращающимся табуретом к нему, и огромные кипы нот: стол из нот, стулья из нот... Ему ничего больше было не нужно.

Мы поехали с папой на гастроли по Бессарабии. Перед отъездом Жорж Ипсиланти пел мне романс Льва Дризо "Искорки пожара", под собственным аккомпанемент на гитаре. И по сей день этот романс напоминает мне мою молодость. Поездка наша была очень интересная. Для нас с папой не был сдерживающих начал в лице мамы — она почему-то осталась в Бухаресте. Почти каждый день — концерт в другом городе. Нас буквально рвали на части. И когда мы приезжали в очередной город, электрическими лампочками высвечивалось: "Добро пожаловать, наша Аллочке." А Аллочке было 17 лет.
На этих гастролях имел место интересный случай в духе известного рассказа А.П.Чехова "Сирена". Папе мой был гурман, любил он покушать, и рюмку выпить со смаком, чтобы рюмке была запотелая и закуска соответствующая. В антракте концерта в бессарабском городе Татарбунары к нам за кулисы пожаловал мэр. Он убедительно просил не отказать в любезности завтра отобедать у него. Мэр этого города был украинец. Моя мама Евгения Александровна, была тоже из Малороссии, она родилась в селе Тараща под Киевом. Папа не устоял и согласился, хотя утром нам предстояло ехать дальше .
Это был не обед, а нечто сказочное. Присутствовало человек 30 из местной знати: предводитель дворянства, учитель, какой-то профессор, батюшка, конечно, и т.д. с женами. И каждый не знал, чем нам угодить, что лестное нам сказать. Стол ломился. Чего там только не было: кулебяки, пирожки, расстегаи, икра красная, черная, щучья, крабовая. Папа, конечно, попробовал всё в достаточном мере, а потом сказал, что он любит украинский борщ с мясом. Притащила хозяйка огромную вазу борща, а на отдельном блюде отварное мясо с хреном и малосольными огурчиками. Опять рюмка водки. Папа отведал мяса и съел две тарелки борща. Вспомнил, что он любит пельмени. Появились пельмени в масле. Я сидела напротив и начала считать, сколько он их съест. Насчитала 26. Что было съедено перед этим, я не считала. Вижу — мой папа зеленеет. Я ему: "Колюшка, ты что, а? Тебе плохо?». А он: "Умираю". Я вскочила: "Моему папе плохо, помогите, ради Бога! Там доктор был, конечно. Водили моего папу по двору полтора часа. Отдышался он. Вернулся за стол и говорит: "Ну, а теперь можно пива выпить и вареников с вишнями покушать". Сколько лет прошло, а я никак не могу забыть этот обед. Он же мог умереть от заворота кишок, как умирали купцы от блинов. Были такие случаи, когда они объедались блинами и тут же Богу душу отдавали.


Старый Кишинёв

На гастролях по Бессарабии я выступала с репертуаром песен и романсов, позаимствованных у русских цыган в Париже: «Степи молдаванские», «Два сердца», «Льется песня», «Спустилась ночная прохлада», « Все что было», «Прощай, мой табор». Особенно тепло принимался романс Жоржа Северского «Два сердца», на каждом концерте его приходилось повторять на «бис». В качестве музыкальной иллюстрации нашего успеха этот и некоторые другие романсы дошли до Бухареста еще до нашего возвращения.
Вернулись мы из Бессарабии без денег, разумеется. Все деньги потратили в пути, хотя наши выступления неплохо оплачивались. У нас никогда не было денег, ничего не скопили. Мама всегда что-то от нас урывала, прятала. А потом, когда мы оказывались на мели, выручала. Когда мы вернулись в Бухарест, смотрю - афиша: «Петр Лещенко в своем репертуаре: «Прощай, мой табор», « Два сердца», « Все, что было» и др.» У меня в глазах потемнело. Я смотрю на папу, папа на меня. Как же так? Он же танцор? И потом, я ничего, конечно, не имею против, это не мои песни, он может их петь, но зачем же тогда писать, что это его репертуар? Ведь это я привезла их из Парижа, а он их у меня перенял. После этого мы были в очень холодных отношениях.
До нашей поездки по Бессарабии в «Павильоне Русо» вместе с Жоржем Ипсиланти работало танцевальное «Трио Лещенко»: Петя и его две сестры – Катя и Валя. Супруга Пети – Зина выступала с сольными балетными номерами. Исполнялись преимущественно русские и украинские танцевальные сцены…


Танцевальный дуэт П.Лещенко - З.Закит

Когда Петр Лещенко начал петь, мы расстались. Выступали мы в разных местах. Потом его дела постепенно улучшались и он открыл на главной улице Бухареста ресторан «Лещенко». Ресторан этот был – красота. Круглый зал с балконом. С правой от входа стороны располагался оркестр.
На всю сцену в натуральную величину художником Виктором Милишевским была нарисована мчащаяся тройка. Настоящая тройка: видно было, что коренник рысак, а пристяжные скаковые. Не такая тройка, какая была показана в фильме об Анне Павловой, где все три лошади скакали. Такого же никогда не было. На этой картине орловский рысак под дугой стелился и шел размашистой рысью в ногу со скакунами, которые скакали галопом, на¬рисовано все было с настроением: у лошадей раздутые ноздри, вихри снеж¬ной пыли и, казалось, что тройке несётся в зал. На каждом столике стояла лампа под розовым абажуром, приятная атмосфера, уют необыкновенный. И посетители были в основном состоятельные люди, которые сорили деньгами, устраивали кутежи, угощали шампанским весь зал.
Петр Лещенко пел в программе своего ресторане, я с Жоржем Ипсиланти выступала в другом месте, но потом, когда мы с ним поженились, Петя в конце концов перетянул нас работать к себе. Мы организовали там цыганский хор, такой как надо. Запевала Мария Васильевна Изор, крупная женщина с голосом контральто. Когда начинался артистический номер, уже никто не имел права ни войти, ни выйти, пока не зажжется свет после аплодисментов, во время наших выступлении в зале выключался свет, а на эстраду направлялся прожектор. Работали, как на театральной сцене. Пели без микрофонов, конечно. И была такая тишина, что шепот был слышен, если бы я захотела шептать, а не петь. Когда мы выступали, нас любили и уважали.
Родители мои были против моего брака е Жоржем Ипсиланти. Мама мне сказала так: "Любовницей ты ничьей не будешь, если ты этого пимперле (он был ниже меня ростом и красотой не отличался) так боготворишь, выходи за него замуж. Пожалуйста. Но нас на твоей свадьбе не будет. Так и знай". Это была драма, я рыдала, я очень почитала своих родителей, но любовь взяла перевес. На свадьбу они не пришли. Нашими свидетелями были Петя и Зина Лещенко, и после регистрации брака отметили это событие у них дома. Квартира у них была большая и комфортабельная, но обстановка, — так себе. Соорудили небольшой закусончик: отварная картошка с маслом, очень хорошая селёдка, какие-то сардинки. Собирались обвенчаться в церкви, но я заявила, что без папы и мамы не согласна на церковный брак. Пожили мы сначала у Лещенко, а потом помирились с родителями и съехались в общую квартиру. Это было большой ошибкой. Квартира у нас была просторная, но не любили они Жоржа, постоянно сеяли между нами распри. И всё разлетелось. Но это было позже.


А.Н.Баянова. Жорж Ипсиланти

Петр Лещенко хорошо зарабатывая и купил себе виллу под Бухарестом, туда мы с Жоржем часто ездили, у Зины были две верховые лошади, она была прекрасной наездницей. Был у них сын Игорь,(15) его называли Ики. Было ему тогда 6-7 лет… Петр ездил в Ригу, где записал на фирме грампластинок "Беллакорд Электро" все танго Оскара Строка.(16) Эти рижские пластинки позже попали в Советский Союз, где их записывали "на рёбрах",(17) как мне рассказывали…


П.Лещенко, З.Закит и их сын Игорь. Бухарест 1938 г.

После моего возвращения из первой поездки в Советский Союз осенью 1976 года однажды кто-то позвонил в дверь, открываю, а передо мною — молодой Петя Лещенко! Я еще не встречала подобных случаев, чтобы сын настолько был похож на своего отца. Игорь — вылитый Петя и всё! Он тогда работал танцором в Оперном театре. Ко мне был вежлив и предупредителен. Предлагал к моим услугам свой автомобиль. Сказал, что он женат, жену зовут Жоржетта, что у них дочь Кристина. Мне было очень приятно видеть его. После этого он еще приходил раза три. Вспоминали прошлое. Игорь рассказывал примерно следующее: "Во время войны папа поехал в Одессу. Зачем ему это было нужно? Это была самая страшная ошибка в его жизни. Это и нашу жизнь разбило, и маму убило, и меня. И вот привёз он оттуда эту самую Веру, расстался с матерью, бросил нас…Отец стал не таким, как был. Уже переменилась обстановка. У власти у нас был Георгиу-Деж. Они работали здесь, в Бухаресте. Пели: "С человеком человек", «Москва моя, ты самая» — другого тогда у нас ничего нельзя было петь ни на каких языках, но они ещё что-то пытались. Она выходила да эстраду с маленьким аккордеоном. Пели они дуэтом, потом она выступала одна, потом он выступал один. И вдруг — отец исчез".

Игорёк, этот самый Ики, сказал, что у него очень много отцовских фотографий, пообещал принести. А потом он куда-то пропал. Нет Ики. Узнаю, что он умер. Для меня это было большим ударом, я несколько раз говорила по телефону с Жоржеттой — вдовой Ики. Она обещала придти, но так и не пришла. И вот теперь фирма "Мелодия" просит у меня фотографии Пети Лещенко. А ведь сохранились десятки, сотни фотографий: и этого ресторана, и его самого, и нашего хора, и всех нас вместе. Но Жоржетту никак не могу отыскать, я, конечно, с удовольствием помогла бы фирме "Мелодия", эти фотографии пригодились бы для оформления пластинок. Но я буду её еще искать.


Игорь Петрович Лещенко

Возвращаюсь к рассказу о себе, я с Жоржем в квартире моих родителей прожили пять лет. Потом мы расстались. Жорж Ипсиланти женился на Побер, начал учить её петь, решил из неё сделать вторую Аллу Баянову, но ничего не вышло из этого. Хотя какие-то пластинки она сделала.(19) И неплохо она поёт, но ничего такого особенного, или просто у меня предубеждение, не знаю уже, я же тоже человек. Живут они сейчас в Лос-Анджелесе, имеют три дома. Если бы мы с ним не расстались, мы бы остались в Бухаресте. Он был бы сегодня на своей Родине. Пока что здесь такого второго музыканта не было и нет.
Я продолжала работать, пела свои русские песни, и угодила в конц-лагерь, как коммунистка за то, что пела "Кирпичики" (20) и другие советские песни. Просидела я там целый год. В лагере застало меня начало второй мировой войны. Когда я вернулась домой, то вошла в пустую квартиру: и мой рояль, и вся мебель были распроданы на взятки, чтобы меня выпустили. Тогда в Румынии властвовал всемогущественный Йон Антонеску. На работу долго не принимали, петь не разрешали.


Петр и Вера Лещенко. Август 1945 года. Бухарест.

Потом пришли русские. Думала, что теперь расправлю, наконец, крылья. А меня сделали "белой". И опять начались невзгоды. Я всё время стремилась, но не могла попасть к вам. Тогда практиковался взаимный артистический обмен. Многие румынские ансамбли ездили в СССР. Я добивалась, чтобы меня тоже пустили. А мне сказали: "В данный политический момент нужно, чтобы Вы пели советские песни в наших спектаклях. А зачем мы будем посылать русскую певицу в России? Это всё равно, что идти в чужой огород со своими огурцами, у них есть свои прекрасные певцы». Это правда, конечно, что в Советском Союзе прекрасные певцы, но ведь каждый поёт по-своему. Душа болела, и болит. Когда я сейчас об этом говорю, мне тоже очень больно.
Поэтому я так поздно к вам попала. И заболела Россией окончательно. Я каждый год приезжаю в СССР, уже столько раз я была у вас. Мне жизнь кажется пустой и ненужной, если нет перспективы приехать в Москву. Мне очень хотелось бы поездить по Советскому Союзу. Спеть всем: в Грузии, Армении, Азербайджане, Минске, Риге, ну что ж? Гастролей как-то нет. Для всех есть гастроли: для чешек, полек, румынок, А меня Госконцерт не любит. Что можно сделать? Вот я спою в Доме Дружбы и уже довольна. Мне не надо денег. Мне лишь бы душу вам отдать. Вот сегодня я получила разрешение на выезд в Советский Союз, я еду в Ленинград и очень этому радуюсь. Побуду там месяц, а потом поеду к своим дорогим московским друзьям.
____________________________________________

Вот и вся история моей жизни в общих чертах. Я многое пропустила, но если кого-либо будет интересовать что-либо ещё, я готова дополнить во время своего пребывания в Советском Союзе. Меня давно и настойчиво многие просили написать воспоминания и особые случаи моей жизни. Я это сделала. Записала на магнитофон. Может быть, кто-нибудь прослушает и перенесёт всё это на бумагу. Не знаю. Там видно будет. А пока на этом я заканчиваю свою исповедь. В заключение я хотела бы внести ясность в то обстоятельство, что когда я пою в Советском Союзе "Мою песню", я не подлизываюсь. Мне так это и сказали: "Вы не пойте эту песню, потому что получается, что Вы подлизываетесь». Мне как будто бы дали пощёчину.

А ведь это такие прекрасные стихи Татьяны Николаевны Флавицкой (26)
Послушайте эту песню ещё раз:

«Лети, моя песня, к далёкой России
Сквозь время, пространство и дни,
Сквозь грозы и ливни, и ветры лихие,
Сквозь тучи, и молний огни.

Ты взвейся высоко над всею Вселенной
И жарко, как солнца лучи,
Свети, моя песня, и силой безмерной
Над Родиной счастьем звучи.

Нас смоет волною, исчезнем навечно,
Ночь темная ждёт впереди...
Но ты, моя песня, звени бесконечно,
Все смерти и тьму победив.

Лети, моя песня, и в русские души
Вливайся, нежна и легка,
И Гимном России средь моря и суши
Живи, моя песня, века."


Бухарест, 26 августа 1987 г.
________________________________________

Примечания:

14. Подобные условия концертной деятельности в СССР были созданы в 1943-1957 годах А.Н.Вертинскому, о чем свидетельствует его ныне опубликованное письмо в Министерство культуры («Кругозор» №3 стр.11 1989 г. «Наше наследие» №111 стр.117, 1990г.)

15. Игорь Петрович Лещенко (1931-1978) - артист балета в Бухарестском театре оперы и балета.

16. Оскар Давидович Строк (1892 -1975) - композитор и поэт, автор популярных эстрадных песен, одним из первоисполнителей и популяризаторов которых был Лещенко. Жил О.Д.Строк постоянно в Риге.

17. В рыночном обращении СССР на рубеже 1940-1950-х годов имели распространение кустарные копии зарубежных пластинок П.К.Лещенко на твердых и гибких звуконосителях, из которых наиболее доступными по цене были записаны на использованных рентгеновских снимках – «на ребрах».

18. Первый в СССР диск с записями П.К.Лещенко был издан фирмой "Мелодия" в апреле 1988 года. Редактор этого и последующих дисков "Поет Петр Лещенко" — К.К.Тихонравов.

19. Лия Побер напела на пластинки фирмы "Колумбия" следующие песни: "Тоска по Родине", "Давай по-русски", «Потихоньку», "Ты далеко".

20. Парадокс ситуации заключается в том, что сразу же после возникновения в СССР в I923 году песенки "Кирпичики" /стихи П.Д.Германа, музыка В.Я.Кручинина, официальная советская пропаганда подвергла её разносу за "мещанство и безыдейность".

26. Поэтесса Т.Н.Флавицкая скончалась в 1989 году в Париже. Некоторые её стихи А.Н.Баянова переложила на музыку, в том числе и стихотворение "Моя песня".

_____________________________________

P.S. Позволю себе несколько слов по-поводу выхода на экраны многосерийного фильма о Петре Лещенко. Не знаю, обрадовал бы этот фильм моего отца или огорчил. Знаю одно, он бы с нетерпением ждал его появления и смотрел внимательно, скрупулезно сопоставляя факты с увиденным. Лично мне очень симпатичен Константин Хабенский в роли Петра Константиновича. Я оценила некий авантюризм и отдала должное исполнительскому вокальному мастерству главного героя. Ведь было очевидно, что старшее поколение пожелает услышать фонограммы самого Лещенко. Это был рискованный шаг. Но мне все понравилось. Но вот что не укрылось от моих глаз и тем более, думаю от ваших. Фильм был заявлен как биографический. Если бы просто художественный… В фильме почему-то вместо сына Игоря рождается дочь…Нет информации о том, что Петр Константинович начинал как танцор. Он великолепно танцевал лезгинку и метал кинжалы, выступал дуэтом с первой женой Зинаидой. Зинаида (Жени) Закит была балериной. Выступали с танцевальными номерами также Валя и Катя Алфимовы (родные по матери сестры П.К.Лещенко). И всем известно, что по началу пение романсов под гитару занимало второстепенное место в его репертуаре.
Жаль, что неточностей и искажений в фильме многовато… Радует, конечно же, сам факт создания такого фильма в память о любимом артисте и о том непростом периоде в истории нашей Родины. Для последующих поколений любителей музыки это необходимо было сделать. А самые любопытные из них, сами разберутся, что к чему. Я так думаю.

Юлия Котлярчук
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель

Последний раз редактировалось Levoptimist; 18.11.2013 в 12:10.
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 17.11.2013, 23:33   #2
Nick123
Продвинутый
 
Аватар для Nick123
 
Группа: Участники
Регистрация: 26.04.2007
Последний визит: 23.01.2016
Адрес: Россия
Город: Москва
Сообщений: 1,434
Поблагодарил(а): 6,951
Поблагодарили: 44,766

Хочу поблагодарить Юлию Котлярчук за опубликование этих ярких воспоминаний. Они интересны ещё и тем,что были записаны Аллой Николаевной на магнитофон до получения российского гражданства.

Переживаний в своей жизни она имела немало и,слава Богу,получила в конце жизни всё о чем мечтала. Любимую Родину и фантастический успех.

Эти воспоминания сохранились, благодаря замечательному человеку Борису Леонидовичу Котлярчуку,который много сделал для популяризации русских песен и романсов

Остается пожалеть,что его сейчас нет с нами. Его глубокие знания были бы очень востребованы.

Юля, Вы достойно продолжаете дело своего отца!

Хочу также сказать отдельное спасибо Вадиму за размещение этих уникальных материалов на сайте
Nick123 вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 18.11.2013, 22:19   #3
VladPet
Старожил
 
Аватар для VladPet
 
Группа: V.I.P.
Регистрация: 29.04.2008
Последний визит: Сегодня
Адрес: Украина
Город: Мариуполь
Сообщений: 192
Поблагодарил(а): 4,523
Поблагодарили: 3,414

Сериал ( о Петре Лещенко) ОЧЕНЬ наивный и примитивный, и расчитан на аудиторию которая знает только Льва Лещенко , ну а Петр Лещенко - для них - это его или дальний родственник или случайный однофамилец.
Вымыслов и домыслов в этом сериале -ОЧЕНЬ много, говорить и перечислять просто НЕ интересно, и я НЕ собираюсь!
Но авторы этого сериала напомнли и всем остальным - что был не только Лев Лещенко - а еще был и ПЕТР ЛЕЩЕНКО, которого при советской власти ТОЛЬКО очерняли, ругали и убивали, за это НАПОМИНАНИЕ - и БОЛЬШОЕ спасибо авторам этого сериала
VladPet вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 30.04.2015, 23:15   #4
irasolnce
Новичок
 
Аватар для irasolnce
 
Группа: Участники
Регистрация: 26.04.2015
Последний визит: 09.01.2016
Адрес: Россия
Город: Россия
Сообщений: 8
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 0
Отправить сообщение для irasolnce с помощью ICQ Отправить сообщение для irasolnce с помощью AIM Отправить сообщение для irasolnce с помощью Skype™

Алла Николаевна Баянова МОЯ ЖИЗНЬ ИСПОВЕДЬ Окончание

Юля, супер



Аня, наши детки не плакают и не ревут
__________________
я какангел
irasolnce вне форумаЖенщина  
Вверх
Старый 24.05.2015, 12:59   #5
Isabella
Неугомонная
 
Аватар для Isabella
 
Группа: Администраторы
Регистрация: 19.10.2004
Адрес: Israel
Город: Netanya
Сообщений: 3,599
Поблагодарил(а): 3,744
Поблагодарили: 202,287
Отправить сообщение для Isabella с помощью ICQ

Я хотела бы только добавить к рассказу о Петре Лещенко. Где-то в начале 30-х годов его арестовали с полной конфискацией имущества и он покинул Одессу с клятвой, что он еще сюда вернется и он был первым кто вернулся, как только захватили Одессу. Свою клятву он сдержал. Ведь Одессу оккупировали не немцы, а румыны и Петр Лещенко вернулся и открыл ресторан где и выступал. Прошу прощения, что встряла в разговор.
__________________

Если какая-то ссылка в моем релизе не работает, просьба писать мне личное сообщение!!!
Isabella вне форумаЖенщина  
Вверх
Ответ

Навигация
Вернуться   Музыкальный Огонек > Форум > СТАРАЯ ПЛАСТИНКА > Борис Котлярчук - окрыленное музыкой слово

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.







Текущее время: 22:13. Часовой пояс GMT +4.

    Для правообладателей -Обратная связь    Главная   Форум    Архив    Вверх 

Internet Map Анекдоты,музыку,рецепты и не только найдете Вы в Беседке Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Copyright ©2004 - 2017, Музыкальный огонек - Русский шансон.

Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot