Главная Форум Регистрация Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны Календарь Правила форума Наше радио

Вернуться   Музыкальный Огонек > РУССКИЙ ШАНСОН, АВТОРСКАЯ, ВОЕННАЯ ПЕСНЯ > Авторская песня > О жизни и творчестве исполнителей


Улыбнитесь
- Ты где был? Я весь день звонил тебе на сотовый, а он всё "вне зоны доступа".
- А… Я просто телефон ношу завернутым в фольгу, чтобы он своим излучением мне на мозг не действовал!
- Мда… Ну, что сказать… Поздно ты стал телефон в фольгу заворачивать.

Ответ
 
Опции темы
Старый 13.07.2005, 13:32   #1
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,408
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,748

Плохо

Здесь мы по мере сил и возможностей будем рассказывать о бардах.
Все приглашаются к активному участию.


ОКУДЖАВА БУЛАТ ШАЛВОВИЧ
Олег Григорьевич Митяев
Виктор Семенович БЕРКОВСКИЙ
Юрий Иосифович Визбор
Тарасов Константин Борисович
Городницкий Александр Моисеевич
Долина Вероника
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 13.07.2005, 13:39   #2
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,408
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,748

ОКУДЖАВА БУЛАТ ШАЛВОВИЧ

9 мая 1924 - 12 июня 1997

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ
Булат Шалвович Окуджава родился 9 мая 1924 в Москве в семье партийных работников (отец - грузин, мать - армянка). Жил на Арбате до 1940. В 1934 переехал вместе с родителями в Нижний Тагил. Там отец был избран первым секретарем городского комитета партии, а мать секретарем райкома. В 1937 родители арестованы; отец расстрелян, мать сослана в карагандинский лагерь. Окуджава возвратился в Москву, где вместе с братом воспитывался у бабушки. В 1940 переехал к родственникам в Тбилиси.
В школьные годы с 14-летнего возраста был статистом и рабочим сцены в театре, работал слесарем, в начале Великой Отечественной войны - токарем на оборонном заводе. В 1942 после окончания девятого класса средней школы в Тбилиси добровольцем ушел на войну. Служил в запасном минометном дивизионе, затем после двух месяцев обучения был отправлен на Северо-Кавказский фронт. Был минометчиком, потом радистом тяжелой артиллерии. Был ранен под г. Моздок. В 1945 Окуджава демобилизовался и вернулся в Тбилиси.
Окончил экстерном среднюю школу и поступил на филологический факультет Тбилисского университета, где учился с 1945 по 1950. После окончания университета, с 1950 по 1955 по распределению учительствовал в деревне Шамордино и районном центре Высокиничи Калужской области, затем - в одной из средних школ г. Калуги. Там же, в Калуге, был корреспондентом и литературным сотрудником областных газет "Знамя" и "Молодой ленинец".
В 1955 реабилитированы родители. В 1956 возвратился в Москву. Участвовал в работе литературного объединения "Магистраль". Работал редактором в издательстве "Молодая гвардия", затем - заведующим отделом поэзии в "Литературной газете". В 1961 уходит со службы и целиком посвящает себя свободному творческому труду.
Жил в Москве. Жена - Ольга Владимировна Арцимович, физик по образованию. Сын - Булат (Антон) Булатович Окуджава, музыкант, композитор.
Булат Окуджава перенес операцию на сердце в США. Скончался 12 июня 1997 после краткой тяжелой болезни в Париже. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

ПОЭЗИЯ И ПЕСНИ
Стихи начал писать в детстве. Впервые стихотворение Окуджавы было опубликовано в 1945 в газете Закавказского военного округа "Боец РККА" (позднее "Ленинское знамя"), где в течение 1946 печатались и другие его стихи. В 1953-1955 стихи Окуджавы регулярно появлялись на страницах калужских газет. В Калуге же в 1956 был издан и первый сборник его стихов "Лирика". В 1959 в Москве вышел второй поэтический сборник Окуджавы - "Острова". В последующие годы стихи Окуджавы печатаются во многих периодических изданиях и сборниках, книги его стихов издаются в Москве и других городах.
Окуджаве принадлежит более 800 стихотворений. Многие стихи у него рождались вместе с музыкой, песен насчитывается около 200.
Впервые пробует себя в жанре песни во время войны. В 1946 студентом Тбилисского университета создает "Студенческую песню" ("Неистов и упрям, гори, огонь, гори..."). С 1956 Окуджава одним из первых начинает выступать как автор стихов и музыки песен и их исполнитель. Песни Окуджавы обратили на себя внимание. Появились магнитофонные записи его выступлений, принесшие Окуджаве широкую популярность. Записи песен Окуджавы разошлись по стране в тысячах экземпляров. Его песни звучали в кинофильмах и спектаклях, в концертных программах, в теле- и радиопередачах. Первый профессионально записанный диск вышел в Париже в 1968, несмотря на сопротивление советских властей. Заметно позже вышли диски в СССР.
В настоящее время в Государственном литературном музее в Москве создан фонд магнитофонных записей Окуджавы, насчитывающий свыше 280 единиц хранения.
На стихи Окуджавы пишут музыку профессиональные композиторы. Пример удачи - песня В.Левашова на стихи Окуджавы "Бери шинель, пошли домой". Но самым плодотворным оказалось содружество Окуджавы с Исааком Шварцем ("Капли Датского короля", "Ваше благородие", "Песня кавалергарда", "Дорожная песня", песни к телефильму "Соломенная шляпка" и другие).

ПРОЗА
Начиная с 1960-х гг. Окуджава много работает в жанре прозы. В 1961 в альманахе "Тарусские страницы" опубликована его автобиографическая повесть "Будь здоров, школяр" (отдельным изданием вышла в 1987), посвященная вчерашним школьникам, которым пришлось защищать страну от фашизма. Повесть получила отрицательную оценку сторонников официозной критики, обвинившей Окуджаву в пацифизме.
В последующие годы Окуджава постоянно пишет автобиографическую прозу, составившую сборники "Девушка моей мечты" и "Заезжий музыкант" (14 рассказов и повестей), а также роман "Упраздненный театр" (1993), получивший в 1994 Международную премию Букера как лучший роман года на русском языке.
В конце 1960-х гг. Окуджава обращается к исторической прозе. В 1970--80 гг. отдельными изданиями вышли повести "Бедный Авросимов" ("Глоток свободы") (1969) о трагических страницах в истории декабристского движения, "Похождения Шипова, или Старинный водевиль" (1971) и написанные на историческом материале начала XIX века романы "Путешествие дилетантов" (ч. 1. 1976; ч. 2. 1978) и "Свидание с Бонапартом" (1983).

КНИГИ
"Лирика" (Калуга, 1956); "Острова" (М., 1959); "Веселый барабанщик" (М., 1964); "По дороге к Тинатин" (Тбилиси, 1964); "Март великодушный" (М., 1967); "Арбат, мой Арбат" (М., 1976); "Стихотворения" (М., 1984,1985); "Посвящается вам" (М., 1988); "Избранное" (М., 1989); "Песни" (М., 1989); "Песни и стихи" (М., 1989); "Капли Датского короля" (М., 1991); "Милости судьбы" (М., 1993); "Песенка о моей жизни" (М., 1995); "Чаепитие на Арбате" (М., 1996); "Зал ожидания" (Н.Новгород, 1996).

"Фронт приходит к нам" (М.,1967); "Глоток свободы" (М., 1971); "Прелестные приключения" (Тбилиси, 1971; М., 1993); "Похождения Шипова, или Старинный водевиль" (М., 1975, 1992); "Избранная проза" (М., 1979); "Путешествие дилетантов" (М., 1979, 1980, 1986; Таллинн, 1987, 1988; М., 1990); "Свидание с Бонапартом" (М., 1985, 1988); "Будь здоров, школяр" (М., 1987); "Девушка моей мечты" (М., 1988); "Избранные произведения" в 2 тт. (М., 1989); "Приключения секретного баптиста" (М., 1991); "Повести и рассказы" (М., 1992); "Заезжий музыкант" (М., 1993); "Упраздненный театр" (М., 1995).

ТЕАТР
По пьесе Окуджавы "Глоток свободы" (1966), а также по его прозе, стихам и песням поставлены драматические спектакли.
ПОСТАНОВКИ:
• "Глоток свободы" (Л., ТЮЗ, 1967; Красноярск, ТЮЗ им. Ленинского комсомола, 1967; Чита, Театр драмы, 1971; М., МХАТ, 1980; Ташкент, русский драм. театр им. М.Горького, 1986);
• "Мерси, или старинный водевиль" (Л., театр муз.комедии, 1974);
• "Будь здоров, школяр" (Л., ТЮЗ, 1980);
• "Музыка арбатского двора" (М., Камерный муз. театр, 1988).

ФИЛЬМЫ: КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЕ
С середины 1960-х гг. Окуджава выступает как кинодраматург. Еще раньше в фильмах начинают звучать его песни: более чем в 50 фильмах звучит более 70 песен на стихи Окуджавы, из них более 40 песен на его музыку. Порой Окуджава снимался сам.
КИНОСЦЕНАРИИ:
• "Верность" (1965; в соавторстве с П. Тодоровским; Постановка: Одесская киностудия, 1965);
• "Женя, Женечка и "катюша"" (1967; в соавторстве с В. Мотылем; Постановка: Ленфильм, 1967);
• "Частная жизнь Александра Сергеича, или Пушкин в Одессе" (1966; в соавторстве с О. Арцимович; фильм не поставлен);
• "Мы любили Мельпомену..." (1978; в соавторстве с О. Арцимович; фильм не поставлен).
ПЕСНИ В ФИЛЬМАХ (наиболее известные работы):
• на собственную музыку -
o "Сентиментальный марш" ("Застава Ильича", 1963),
o "Мы за ценой не постоим" ("Белорусский вокзал", 1971),
o "Пожелание друзьям" ("Ключ без права передачи", 1977),
o "Песня московских ополченцев" ("Великая Отечественная", 1979),
o "Счастливый жребий" ("Законный брак", 1985);
• на музыку И. Шварца -
o "Капли Датского короля" ("Женя, Женечка и "катюша"", 1967),
o "Ваше благородие" ("Белое солнце пустыни", 1970),
o "Песня кавалергарда" ("Звезда пленительного счастья", 1975),
o песни к фильму "Соломенная шляпка", 1975,
o "Дорожная песня" ("Нас венчали не в церкви", 1982);
• на музыку Л. Шварца -
o "Веселый барабанщик" ("Друг мой, Колька", 1961);
• на музыку В. Гевиксмана -
o "Старый причал" ("Цепная реакция", 1963);
• на музыку В. Левашова -
o "Бери шинель, пошли домой" ("От зари до зари", 1975; "Аты-баты, шли солдаты...", 1976).
КНИГИ (драматургия)
• "Женя, Женечка и "катюша"..." (М., 1968);
• "Капли Датского короля". Киносценарии и песни из кинофильмов (М., 1991).
РАБОТА В КАДРЕ:
• Художественные (игровые) фильмы
o "Застава Ильича" ("Мне двадцать лет"), Киностудия им.М.Горького, 1963;
o "Ключ без права передачи", Ленфильм, 1977;
o "Законный брак", Мосфильм, 1985;
o "Храни меня, мой талисман", Киностудия им. А.П. Довженко, 1986.
• Документальные фильмы
o "Я помню чудное мгновенье" (Ленфильм);
o "Мои современники", Ленфильм, 1984;
o "Два часа с бардами" ("Барды"), Мосфильм, 1988;
o "И не забудь про меня", Российское телевидение, 1992.

ЗВАНИЯ И НАГРАДЫ
Член КПСС (1955--1990).
Член Союза писателей СССР (с 1962).
Член учредительного совета газеты "Московские новости".
Член учредительного совета "Общей газеты".
Член редколлегии газеты "Вечерний клуб".
Член Совета общества "Мемориал".
Член-учредитель русского ПЕН-центра (с 1989).
Член комиссии по помилованиям при президенте РФ (с 1992).
Член комиссии по Государственным премиям РФ (с 1994).
Медаль "За оборону Кавказа". ...
Орден Дружбы народов (1984).
Почетная медаль Советского фонда мира.
Государственная премия СССР (1991).
Премия "За мужество в литературе" им. А.Д.Сахарова
независимой писательской ассоциации "Апрель" (1991).
Первая премия и приз "Золотой венец"
на поэтическом конкурсе "Стружские вечера" в Югославии (1967).
Приз "Золотая гитара" на фестивале в г.Сан-Ремо в Италии (1985).
Почетная степень Доктора гуманитарных наук
Норвичского университета в США (1990).
Премия "Пеньо Пенев" в Болгарии (1990).
Международная премия Букера за лучший роман года на русском
языке - за семейную хронику "Упраздненный театр" (1994).
Имя Окуджавы присвоено малой планете (1988).
Имя Окуджавы присвоено Клубу болгарско-российской дружбы
в г.Ямбол в Болгарии (1989-90).
Почетный гражданин г.Калуга (1996).
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 16.07.2005, 00:51   #3
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,408
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,748

Александр Галич

Александр Галич родился 19 октября 1918 года в городе Екатеринославе (ныне Днепропетровск) в семье служащих. Его отец - Аркадий Самойлович Гинзбург - был экономистом, мать-Фанни Борисовна Векслер-работала в консерватории. Она была натура артистическая - увлекалась театром, училась музыке, и большинство увлечений Фанни Борисовны передалось затем ее детям - Александру и Валерию (последний станет известным кинооператором, снимет фильмы "Солдат Иван Бровкин", "Когда деревья были большими", "Живет такой парень" и др.).
Сразу же после рождения первенца семья Гинзбургов переехала в Севастополь, в котором прожила без малого пять лет. В 1923 году они перебрались в Москву, в один из домов в Кривоколенном переулке. Спустя три года Александр поступил в среднюю школу БОНО-24.
Вспоминает младший брат Александра Валерий: "Мир Кривоколенного переулка был замкнутым, я вроде бы ничего не знал о том, что происходило вовне, но при этом сопричастность этому вроде бы незнаемому была неудивительной. Мы всем двором, взрослые и дети, наблюдали подъем аэростата - зрелище само по себе ничего не представляло, но сопричастность событию создавала некую "ауру" естественной общности, что ли. В начале Кривоколенного, почти на углу Мясницкой, была стоянка извозчиков, а рядом - два котла для варки асфальта. В них ночевали беспризорники, в тепле. Мы, приготовишки, упоенно пели песню про "финский нож" или частушку: "Когда Сталин женится, черный хлеб отменится", и нам казалось, что мы приобщаемся к их беспризорной вольности. Учились мы в здании бывшей гимназии в Колпачном переулке, занятия для нас начинались часов с двенадцати, и мы, сидя на полу в ожидании, когда старшие освободят классы, все это распевали...
Все мальчишки нашего двора знали, что мы живем в доме поэта Дмитрия Веневитинова, где Пушкин впервые читал "Годунова". Мы не знали стихов Веневитинова, не все еще умели читать, но Пушкин, "Борис Годунов" - это нам было понятно. Понятнее, чем частушки и блатные песни...
Дом наш в Кривоколенном был суматошный, бесконечные гости, всегда кто-нибудь ночевал из приезжавших, и папа, и мама работали. Они не были конторскими служащими, поэтому работа была не регламентирована, т. е. длилась гораздо больше обычного рабочего дня, общения с ними в детстве было мало, близость пришла позднее..."
Благодаря матери Александр уже в раннем возрасте начал увлекаться творчеством - с пяти лет он учился играть на рояле, писать стихи. В восемь лет он стал заниматься в литературном кружке, которым руководил поэт Эдуард Багрицкий. В школе Александр учился на "отлично" и был всеобщим любимцем - кроме прекрасной игры на рояле, он хорошо танцевал, пел революционные песни, декламировал стихи. В 14 лет свет увидела его первая поэтическая публикация. В июне 1934 года Гинзбурги переезжают на Малую Бронную.
Окончив девятый класс десятилетки, Александр подает документы в Литературный институт и, к удивлению многих, поступает. Однако неуемному юноше этого мало, и он в те же дни подает документы еще в одно учебное заведение - Оперно-драматическую студию К. С. Станиславского, на драматическое отделение. И вновь, к удивлению родных и друзей, он принят. Чуть позже, когда совмещать учебу в обоих вузах станет невмоготу, Александр отдаст предпочтение театру и уйдет из Литинститута. Однако и в Оперно-драматической студии он проучится всего три года и покинет ее, так и не получив диплома. Причем поводом к уходу из студии послужит обида. Один из преподавателей студии, народный артист Л. Леонидов, однажды дал ему для ознакомления его личное дело. И там, среди прочего, Александр прочел слова, написанные рукой Леонидова: "Этого надо принять! Актера из него не выйдет, но что-то выйдет обязательно!" Юного студийца эта фраза задела, и он ушел в только что открывшуюся студию под руководством Алексея Арбузова. Было это осенью 1939 года. А в феврале следующего года студия дебютировала спектаклем "Город на заре".
Спектакль "Город на заре" был показан всего несколько раз - затем началась война. Большинство студийцев ушли на фронт, а Александра комиссовали - врачи обнаружили у него врожденную болезнь сердца. Но в Москве он все равно не задерживается - устроившись в геологическую партию, отправляется на юг. Однако дальше Грозного их не пустили.
Как раз в эти дни в Грозном появляется на свет Театр народной героики и революционной сатиры (первые шаги на профессиональной сцене в нем делали артисты, впоследствии ставшие всенародно известными: Сергей Бондарчук, Махмуд Эсамбаев). По воле случая участником этого коллектива становится и Александр Гинзбург.
Однако в составе грозненского Театра народной героики Александр проработал недолго - до декабря. После того как он узнал, что в городе Чирчик под Ташкентом режиссер Валентин Плучек собирает арбузовских студийцев, он уезжает из Грозного.
В Чирчике устроилась и личная жизнь Александра- он полюбил юную москвичку, актрису Валентину Архангельскую (она была секретарем комсомольской организации театра, а Галич - ее заместителем). Молодые собирались там же расписаться, однако непредвиденное обстоятельство помешало им это сделать. Однажды они сели в автобус и отправились в загс. Чемоданчик с документами они примостили возле ног, а сами принялись целоваться. Продолжалось это всю дорогу, а когда молодые опомнились и собрались выходить, они внезапно обнаружили, что чемоданчика уже нет- постарались местные воры. Затею с загсом пришлось отложить до лучших времен. Спустя год на свет появилась дочь, которую назвали Аленой.
Передвижной театр под руководством Плучека и Арбузова, в котором играли Александр и Валентина, колесил по фронтам. Александр выступал в нем сразу в нескольких ипостасях: актера, драматурга, поэта и композитора. Но затем в театре (он тогда уже базировался в Москве) возник конфликт между его основателями - Арбузовым и Плучеком. На сторону первого встал почти весь коллектив, о чем Плучеку было сообщено в письме. И только Гинзбург сделал на нем приписку, что с решением не согласен. Позднее он скажет: "Это была чистейшая чепуха-театр без Плучека. Арбузов все-таки не режиссер!" Однако Плучек из театра ушел, и тот вскоре распался.
В 1944 году жена Александра уехала в Иркутск - работать в местном театре. Чуть позже вместе с дочерью за ней должен был отправиться и Александр (ему обещали место завлита), однако судьба распорядилась по-своему. Его мать внезапно заявила, что "не позволит таскать ребенка по "сибирям", и запретила сыну уезжать из Москвы. И тот послушался. То ли потому, что слишком боялся матери, то ли по причине охлаждения к жене. Валентине же было сообщено, что, если она хочет жить с семьей, пусть немедленно возвращается в Москву - к мужу и ребенку (свекровь даже обещала первое время помогать им деньгами). Однако та рассудила по-своему и осталась в Иркутске. Так распался первый брак Александра Гинзбурга, который вскоре взял себе литературный псевдоним Галич (образован соединением букв из разных слогов имени, отчества и фамилии - Гинзбург Александр Аркадьевич).
Весной 1945 года в жизни Галича появилась новая любовь. Звали ее Ангелина Шекрот (Прохорова). Была она дочерью бригадного комиссара и в те годы училась на сценарном факультете ВГИКа. До Галича она уже успела несколько раз влюбиться (ходили слухи о ее красивом романе с подающим надежды режиссером) и даже выйти замуж за ординарца собственного отца. В этом браке у нее родилась дочь Галя (в 1942-м). Но в самом начале войны муж пропал без вести, и Ангелина осталась вдовой. А в 45-м в ее жизни возник Галич. Вот как пишет Н. Милосердова: "Их свадебная ночь прошла на сдвинутых гладильных досках в ванной комнате в доме их друга Юрия Нагибина. Аня была худой, утонченной, с длинными хрупкими пальцами. Галич называл ее Нюшкой. Еще у нее было прозвище - Фанера Милосская. Она стала для него всем - женой, любовницей, нянькой, секретаршей, редактором. Аня не требовала от Галича верности, состояние влюбленности было для него естественным творческим стимулятором, никакого отношения не имеющим к их любви. Он был бабником в самом поэтическом смысле этого слова. Нюша его не ревновала, к романам мужа относилась с иронией. Скажем, однажды "возмутилась": "Ладно бы выбрал себе кустодиевско-рубенсовский тип, можно понять. Но очередная пассия - такая же "фанера". И она решила "воздействовать" на даму-догнала их, собравшихся "погулять", и долго впихивала мужу разные лекарства, заботливо инструктируя даму, в каком случае что применять. Не помогло, дама разгадала ее ход: "Нюша, дайте еще клистир и ночной горшок, да побыстрее, а то мы не успеем полюбоваться закатом".
В 1945 году Галич предпринял попытку осилить высшее образование (как помним, до войны ему это сделать не удалось - в студии Станиславского диплома ему не выдали). На этот раз Галич решил получить не театральное образование, а какое-нибудь ярко выраженное гуманитарное и специальное. И его выбор пал на Высшую дипломатическую школу. Однако там его Ожидал серьезный "облом". Когда Галич пришел в школу и спросил у секретарши, может ли он подать заявление, та смерила его высокомерным взглядом и сказала: "Нет, вы не можете подать заявление в наше заведение". - "Почему?" - искренне удивился Галич. "Потому что лиц вашей национальности мы вообще в эту школу принимать не будем. Есть такое указание".
Отсутствие диплома о высшем образовании не помешало Галичу через пару лет после досадного инцидента в ВДШ обрести всесоюзную славу. Пришла она к нему как к талантливому драматургу. В Ленинграде состоялась премьера спектакля по его пьесе "Походный марш". Песня из этого спектакля, тоже написанная Галичем - "До свиданья, мама, не горюй", - стала чуть ли не всесоюзным шлягером. Чуть позже состоялась еще одна триумфальная премьера творения Галича (в содружестве с драматургом К. Исаевым) - комедии "Вас вызывает Таймыр".
В начале 50-х Галич был уже преуспевающим драматургом, автором нескольких пьес, которые с огромным успехом шли во многих театрах страны. Среди них "За час до рассвета", "Пароход зовут "Орленок", "Много ли человеку надо" и др. В 1954 году фильм "Верные друзья", снятый по сценарию Галича (и его постоянного соавтора К. Исаева), занял в прокате 7-е место, собрав 30,9 млн. зрителей.
В 1955 году Галича принимают в Союз писателей СССР, а три года спустя и в Союз кинематографистов. В 1956 году Театр-студия МХАТа (позднее ставшая театром "Современник") решает открыть сезон двумя премьерами, в том числе и спектаклем по пьесе Галича "Матросская тишина" (он написал ее сразу после войны). Сюжет пьесы можно пересказать в нескольких словах. Старый местечковый еврей Абрам Шварц мечтает, чтобы его сын Давид стал знаменитым скрипачом. Но война разрушает его мечты. Сам Абрам погибает в гетто, а Давид уходит на фронт и там погибает. Но продолжают жить другие: жена Давида, его сын, их друзья. В спектакле были заняты тогда еще никому не известные актеры: Олег Ефремов, Олег Табаков, Игорь Кваша, Евгений Евстигнеев. Однако до премьеры дело так и не дошло. На генеральной репетиции присутствовали несколько чиновников и чиновниц из Минкульта, и одна из них внезапно вынесла свое резюме увиденному: "Как это все фальшиво! Ни слова правды!" В ответ на эту реплику присутствовавший здесь же Галич не сдержался, вскочил с места и громко произнес: "Дура!" На этом обсуждение увиденного закончилось.
Несмотря на этот инцидент, Галич по-прежнему оставался одним из самых преуспевающих драматургов. В театрах продолжали идти спектакли по его пьесам, режиссеры снимали фильмы по его сценариям. К примеру, будущий комедиограф Леонид Гайдай начинал свой путь в кино именно с произведений Галича - сначала он снял короткометражку "В степи", а в 1960 году свет увидел фильм "Трижды воскресший", созданный на основе пьесы Галича "Пароход зовут "Орленок". Правда, несмотря на целое созвездие имен, собранных в картине, -Алла Ларионова, Всеволод Санаев, Надежда Румянцева, Константин Сорокин, Нина Гребешкова, - фильм получился никудышный.
В первой половине 60-х содружество Галича с кино складывается более удачно. Весной 1960 года от Союза кинематографистов он посещает с делегацией Швецию и Норвегию.
Сценарии Галича, которые выходили в те годы из-под его неутомимого пера, тут же расхватывались режиссерами. Причем жанры, в которых работал Галич, были абсолютно разными. Например, в военной драме "На семи ветрах", снятой в 1962 году Станиславом Ростоцким, повествовалось о любви, опаленной войной, в комедии "Дайте жалобную книгу" (реж. Эльдар Рязанов) - о предприимчивой девушке -директоре ресторана, в детективе "Государственный преступник" (реж. Николай Розанцев) - о поимке органами КГБ опасного преступника, повинного в гибели сотен людей в годы Великой Отечественной войны (за эту работу Галич был удостоен премии КГБ), в биографической драме "Третья молодость" (реж. Ж. Древиль) - о великом русском балетмейстере Мариусе Петипа.
Между тем под внешним благополучием Галича скрывалась некая душевная неустроенность, которую он очень часто заливал водкой. На этой почве в 1962 году у него случился первый инфаркт. Однако даже после этого "звонка" Галич не распрощался с "зеленым змием". На совместных посиделках, которые он с женой посещал в те годы в домах своих коллег, он умудрялся напиваться даже под недремлющим оком своей Нюши. Та порой сетовала друзьям: "Я умираю хочу в уборную, но боюсь отойти, Саше тут же нальют, он наклюкается, а ему нельзя, у него же сердце!"
В начале 60-х в Галиче внезапно просыпается бард-сатирик, и на свет одна за другой появляются песни, которые благодаря магнитофонным записям мгновенно становятся популярными. Самой первой песней этого цикла была "Леночка" (о девушке-милиционере, в которую влюбляется некий заморский шах), написанная Галичем бессонной ночью в поезде Москва - Ленинград в 1962 году.
Хронологически цикл магнитиздатских песен Галича начался "Леночкой", после которой появились и другие его песенные вирши. Среди них "Старательский вальсок", "У лошади была грудная жаба", "Тонечка", "Красный треугольник", "Аве Мария", "Караганда", "Ночной дозор", "Памяти Пастернака", "Баллада о Корчаке", "На сопках Маньчжурии", "Летят утки" и др. Однако его творчество развивалось как бы в двух руслах: с одной стороны -лирический мажор и патетика в драматургии (пьесы о коммунистах, сценарии о чекистах), с другой - пронзительная, гневная печаль в песнях. Эта раздвоенность многих раздражала. Когда Галич впервые исполнил несколько сатирических песен на слете самодеятельной песни в Петушках, многие участники слета обвинили его в неискренности и двуличии.
Между тем слава Галича-барда продолжает расти. В марте 1968 года его пригласили на фестиваль песенной поэзии в новосибирском академгородке "Бард-68". Этот фестиваль вызвал небывалый аншлаг. Под него был выделен самый обширный из залов Дворца физиков под названием "Интеграл", и этот зал был забит до отказа, люди стояли даже в проходах. На передних креслах сидели члены фестивального жюри.
Галич начал с песни "Промолчи", которая задала тон всему выступлению ("Промолчи - попадешь в палачи"). Когда же через несколько минут он исполнил песню "Памяти Пастернака", весь зал поднялся со своих мест и некоторое время стоял молча, после чего разразился громоподобными аплодисментами. Галич получает приз-серебряную копию пера Пушкина, почетную грамоту Сибирского отделения Академии наук СССР, в которой написано: "Мы восхищаемся не только Вашим талантом, но и Вашим мужеством..."
В августе того же года, потрясенный вводом советских войск в Чехословакию, он пишет не менее "крамольную" вещь, чем "Памяти Пастернака", - "Петербургский романс". Но на этот раз "звонок" прозвучал гораздо ближе - под боком у Галича. Его вызвали на секретариат Союза писателей и сделали первое серьезное предупреждение: мол, внимательнее отнеситесь к своему репертуару. Кислород ему тогда еще не перекрывали. В те дни Галич был завален работой: вместе с Марком Донским писал сценарий о Шаляпине, с Яковом Сегелем выпускал в свет фильм "Самый последний выстрел", готовился к съемкам на телевидении мюзикла "Я умею делать чудеса". Однако параллельно с этим Галич продолжает писать песни. И хотя жена чуть ли не требует от него быть благоразумнее, на какое-то время прекратить выступления, Галич не может остановиться. Для него, человека пьющего (позднее в столичной тусовке будут ходить слухи и о наркотической зависимости Галича), домашние застолья - единственный способ хоть как-то разрядиться. Видимо, понимая это и устав бороться, жена просит его не позволять записывать себя на магнитофон. Галич дает такое слово, но и это обещание не держит. Магнитофонные записи с домашних концертов Галича продолжают распространяться по стране. Одна из этих записей становится для Галича роковой.
В начале 70-х дочь члена Политбюро Дмитрия Полянского выходила замуж за актера Театра на Таганке Ивана Дыховичного. После шумного застолья молодежь, естественно, стала развлекаться - сначала танцевать, затем слушать магнитиздат: Высоцкого, Галича. В какой-то из моментов к молодежной компании внезапно присоединился и отец невесты. До этого, как ни странно, он никогда не слышал песен Галича, а тут послушал... и возмутился. Чуть ли не на следующий день он поднял вопрос об "антисоветских песнях" Галича на Политбюро, и колесо завертелось. Галичу припомнили все: и его выступление в академгородке, и выход на Западе (в "Посеве") сборника его песен, и многое-многое другое, на что власти до поры до времени закрывали глаза. 29 декабря 1971 года Галича вызвали в секретариат Союза писателей - исключать. Вот как он вспоминал об этом: "Я пришел на секретариат, где происходило такое побоище, которое длилось часа три, где все выступали - это так положено, это воровской закон - все должны быть в замазке и все должны выступить обязательно, все по кругу...
Было всего четыре человека, которые проголосовали против моего исключения. Валентин Петрович Катаев, Агния Барто - поэтесса, писатель-прозаик Рекемчук и драматург Алексей Арбузов, - они проголосовали против моего исключения, за строгий выговор. Хотя Арбузов вел себя необыкновенно подло (а нас с ним связывают долгие годы совместной работы), он говорил о том, что меня, конечно, надо исключить, но вот эти долгие годы не дают ему права и возможности поднять руку за мое исключение. Вот. Они проголосовали против. Тогда им сказали, что нет, подождите, останьтесь. Мы будем переголосовывать. Мы вам сейчас кое-что расскажем, чего вы не знаете. Ну, они насторожились, они уже решили - сейчас им преподнесут детективный рассказ, как я где-нибудь, в какое-нибудь дупло прятал какие-нибудь секретные документы, получал за это валюту и меха, но... им сказали одно-единственное, так сказать, им открыли:
- Вы, очевидно, не в курсе, - сказали им, - там просили, чтоб решение было единогласным.
Вот все дополнительные сведения, которые они получили. Ну, раз там просили, то, как говорят в Советском Союзе, просьбу начальства надо уважить. Просьбу уважили, проголосовали, и уже все были за мое исключение. Вот как это происходило..."
Прошло всего лишь полтора месяца после исключения Галича из Союза писателей, как на него обрушился новый удар. 17 февраля 1972 года его так же тихо исключили и из Союза кинематографистов. Происходило это достаточно буднично. В тот день на заседание секретариата СК было вынесено 14 вопросов по проблемам узбекского кино и один (c7) - исключение Галича по письму Союза писателей СССР. Галича исключили чуть ли не единогласно.
После этих событий положение Галича стало катастрофическим. Еще совсем недавно он считался одним из самых преуспевающих авторов в стране, получал приличные деньги через ВААП, которые от души тратил в дорогих ресторанах и заграничных вояжах. Теперь все это в одночасье исчезло. Автоматически прекращаются все репетиции, снимаются с репертуара спектакли, замораживается производство начатых фильмов. Оставшемуся без средств к существованию Галичу приходится пуститься во все тяжкие - он потихоньку распродает свою богатую библиотеку, подрабатывает литературным "негром" (пишет за кого-то сценарии), дает платные домашние концерты (по 3 рубля за вход). Но денег - учитывая, что Галичу приходилось кормить не только себя и жену, но и двух мам, а также сына Гришу (родился в 1967 году от связи с художницей по костюмам киностудии имени Горького Софьей Войтенко), - все равно не хватало. Все эти передряги, естественно, сказываются на здоровье Галича. В апреле 72-го у него случается третий инфаркт. Так как от литфондовской больницы его отлучили, друзья пристраивают его в какую-то захудалую клинику. Врачи ставят ему инвалидность второй группы, которая обеспечивала его пенсией... в 60 рублей.
Вообще все последующие после исключения Галича из всех Союзов события наглядно показывали, что он совершенно не был к ним готов. Таких репрессий по отношению к себе он явно не ожидал. Хотя это-то и было странно. Ведь, сочиняя свои откровенно антипартийные песни, он должен был понимать, что играет с огнем.
Тем временем весь 1973 год официальные власти подталкивали Галина к тому, чтобы он покинул СССР. Но он стоически сопротивлялся.
Однако силы Галича оказались небеспредельны. В 1974 году за рубежом вышла его вторая книга песен под названием "Поколение обреченных", что послужило новым сигналом для атаки на Галича со стороны властей. Когда в том же году его пригласили в Норвегию на семинар по творчеству Станиславского, ОВИР отказал ему в визе. Ему заявили: "Зачем вам виза? Езжайте насовсем". При этом КГБ пообещал оперативно оформить все документы для отъезда. И Галич сдался. 20 июня он получил документы на выезд и билет на самолет, датированный 25 июня.
Вспоминают очевидцы тех событий.
Р. Орлова: "В июне 1974 года мы пришли прощаться. Насовсем. Они улетали на следующее утро. Саша страшно устал - сдавал багаж на таможне.
Квартира уже полностью разорена. Но и для последнего обеда красивые тарелки, красивые чашки, салфетки.
Он был в обычной своей позе - полулежал на тахте. Жарко, он до пояса голый, на шее - большой крест. И в постель ему подают котлетку с гарниром, огурцы украшают жареную картошку, сок, чай с лимоном..."
А. Архангельская-Галич: "Его провожало много народу. Был там Андрей Андреевич Сахаров. Когда отец выходил из дома, во дворе все окна были открыты, многие махали ему руками, прощались... Была заминка на таможне, когда ему устроили досмотр. Уже в самолете сидел экипаж и пассажиры, а его все не пускали и не пускали. Отцу велено было снять золотой нательный крест, который ему надели при крещении, дескать, золотой и не подлежит вывозу. На что папа ответил: "В таком случае я остаюсь, я не еду! Все!" Были длительные переговоры, и наконец велено было его выпустить. Отец шел к самолету совсем один по длинному стеклянному переходу с поднятой в руке гитарой..."
Путь Галича и Ангелины Николаевны лежал в Вену. Оттуда они отправились во Франкфурт-на-Майне, затем в Осло. Там они прожили год, Галич читал в университете лекции по истории русского театра. Затем переехали в Мюнхен, где Галич стал вести на радиостанции "Свобода" передачу под названием "У микрофона Александр Галич" (первый эфир состоялся 24 августа 1974 года). Наконец они переехали в Париж, где поселились в небольшой квартирке на улице Маниль.
Оказавшись в эмиграции, Галич много и плодотворно работал. Он написал несколько прекрасных песен, пьесу "Блошиный рынок", собирался ставить мюзикл по своим вещам, в котором сам хотел играть. Кроме этого, совместно с Рафаилом Голдингом он снял 40-минутный фильм "Беженцы XX века".
Галич, даже будучи за границей, не изменил своим привычкам, приобретенным на родине. Например, амурные дела преследовали его и там. Причем дело иногда доходило до курьезов. Известно, что одна из его любовниц, зная, что не вынесет разлуки с ним, уехала из СССР вслед за ним. Но у Галича она была не единственная пассия - были и другие. Муж одной из них, уличив жену в неверности, вместо того, чтобы как следует наказать неверную или в крайнем случае подать на развод, по старой советской привычке пошел жаловаться на Галича на радиостанцию "Свобода", где тот работал. По словам Наума Коржавина, тамошние работники "совершенно охреневали от этого".
Как вспоминают люди, которые тесно общались с Галичем в те годы, за время своего пребывания за границей тот смирился с изгнанием и не верил в возможность возвращения на родину. На Западе у него появилось свое дело, которое приносило ему хороший доход, у него была своя аудитория, и мысли о возвращении все меньше терзали его. Казалось бы, живи и радуйся. Однако судьба отпустила Галичу всего лишь три с половиной года жизни за границей. Финал наступил в декабре 1977 года.
В тот день - 15 декабря - в парижскую квартиру Галича доставили из Италии, где аппаратура была дешевле, стереокомбайн "Грюндиг", в который входили магнитофон, телевизор и радиоприемник. Люди, доставившие аппаратуру, сказали, что подключение аппаратуры состоится завтра, для чего к Галичам придет специальный мастер. Однако Галич не внял этим словам и решил опробовать телевизор немедленно. Благо жена на несколько минут вышла в магазин, и он надеялся, что никто не будет мешать ему советами в сугубо мужском деле. А далее произошло неожиданное. Мало знакомый с техникой, Галич перепутал антенное гнездо и вместо него вставил антенну в отверстие в задней стенке аппаратуры, коснувшись ею цепей высокого напряжения. Его ударило током, он упал, упершись ногами в батарею, замкнув таким образом цепь. Когда супруга вернулась домой, Галич еще подавал слабые признаки жизни. Когда же через несколько минут приехали врачи, было уже поздно - он умер на руках у жены.
Естественно, смерть (да еще подобным образом) такого человека, как Галич, не могла не вызвать самые противоречивые отклики в эмигрантской среде. Самой распространенной версией его смерти была гибель от длинных рук КГБ. Этой версии придерживались многие. В том числе и его дочь Алена Архангельская-Галич. Вот ее слова на этот счет: "Летом 1977 года мы говорили с ним по телефону, и он сказал, что сейчас стало спокойнее и он надеется, что я как сопровождающая бабушку (а бабушку-то уж точно выпустят к нему) смогу приехать. Он не знал, что за несколько месяцев до этого бабушка получила письмо без штемпеля, в котором печатными буквами, вырезанными из заголовков газет, было написано: "Вашего сына Александра хотят убить". Мы решили, что это чья-то злая шутка. Кто же это прислал? Может, это действительно было предупреждение? Ведь он погиб при очень загадочных обстоятельствах, в официальной версии концы с концами не сходятся. Неправильное присоединение телеантенны в гнездо, сердце не выдержало удара током. Отец сжимал антенну обгоревшей рукой... Специалисты утверждают, что этого не могло быть, что напряжение было не настолько большим, чтобы убить. При его росте, под два метра, он не должен был так упасть, упершись в батарею. Ангелины в доме не было всего пятнадцать минут, она уходила за сигаретами. Она кричала. Улица была узенькая, напротив находилась пожарная охрана, первыми, услышав крик Ангелины, прибежали пожарные, они вызвали полицию, полиция вызвала сотрудников радиостанции "Свобода". Почему? Почему не увозили его, пока не приехала дирекция "Свободы"? И никто не вызвал "Скорую". Меня уверяли, что полиция в Париже исполняет функции и "Скорой помощи", но не реанимации же. Один факт не дает мне покоя, мне намекнули, что если бы расследование продолжалось и было бы доказано, что это убийство, а не несчастный случай, то Ангелина осталась бы без средств к существованию. Ибо гибель папы рассматривалась как несчастный случай при исполнении служебных обязанностей - он ставил антенну для прослушивания нашего российского радио, он должен был отвечать на вопросы сограждан, у него на "Свободе" была своя рубрика. Ангелина поначалу не соглашалась с этой версией и настаивала на дальнейшем расследовании. Но потом ее, видимо, убедили не рубить сук под собой - "Свобода" стала платить ей маленькую ренту, сняла квартирку. Расследование было прекращено. Но до сих пор очень многие сомневаются в достоверности этой версии..."
Известный писатель Владимир Войнович - один из тех, кто не сомневается в том, что смерть Галича наступила в результате несчастного случая. Вот его слова: "Его смерть-такая трагическая, ужасно нелепая. Она ему очень не подходила. Он производил впечатление человека, рожденного для благополучия. Но ведь смерть не бывает случайной! Такое у меня убеждение - не бывает. Судьба его была неизбежна, и это она привела его в конце концов к такому ужасному концу, где-то в чужой земле, на чужих берегах, от каких-то ненужных ему агрегатов. Я спрашивал: у тамошних людей нет никаких сомнений, что эта смерть не подстроенная".
22 декабря 1977 года в переполненной русской церкви на рю Дарью произошло отпевание Александра Галича. На нем присутствовали руководители, сотрудники и авторы "Континента", "Русской мысли", "Вестника РСХД", журнала и издательства "Посев", писатели, художники, общественные деятели, друзья и почитатели, многие из которых прибыли из-за границы-например из Швейцарии, Норвегии. Вдова Галича получила большое количество телеграмм, в том числе и из СССР - от А. Д. Сахарова, "ссыльных" А. Марченко и Л. Богораз.
Помянули покойного и его коллеги в Советском Союзе. На следующий день после его кончины сразу в двух московских театрах - на Таганке и в "Современнике" - в антрактах были устроены короткие митинги памяти Галича. Еще в одном театре - сатиры - 16 декабря после окончания спектакля был устроен поминальный вечер. Стихи Галича читал Александр Ширвиндт.
Последним пристанищем Галича стала заброшенная женская могила на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в Париже. Девять лет спустя в эту же могилу легла и супруга Галича Ангелина Николаевна. Причем ее смерть тоже была трагической и тоже окутана туманом недомолвок. Согласно официальной версии 30 октября 1986 года, будучи в подпитии, она заснула в постели с горящей сигаретой в руке. Возник пожар, в результате которого Ангелина Николаевна задохнулась от продуктов горения. Вместе с нею умерла и ее любимая собачка Шуша. Однако, как утверждает дочь Галича Алена, когда близкая подруга погибшей по вызову полиции приехала на место происшествия, она не обнаружила в доме некоторых вещей. В частности, кое-каких документов и второй части романа Галича "Еще раз о черте". Кому понадобились эти рукописи, непонятно.
За два года до гибели вдовы Галича в СССР умерла ее 42-летняя дочь Галина. Мать на ее похороны не пустили.
В конце 80-х годов имя и творчество Александра Галича вновь вернулись на родину. 18 января 1988 года в Доме архитектора состоялся вечер, посвященный его 70-летию. В том же году был снят документальный фильм о нем - "Александр Галич. Изгнание".
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 24.07.2005, 23:36   #4
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,408
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,748

Виктор Семенович БЕРКОВСКИЙ
13/07/1932-22/07/2005


Родился 13 июля 1932 года в городе Запорожье. Отец - Берковский Самуил Михайлович (1906-1981). Мать - Герц Этель Викторовна (1901-1988). Супруга - Берковская Маргарита Дмитриевна (1948 г. рожд.).

Детство Виктора Берковского прошло на Украине, в родном городе Запорожье. Во время Великой Отечественной войны жил с семьей в эвакуации в городе Сталинске (ныне - Новокузнецк), где его мать, известный в городе врач-кардиолог, заведовала терапевтическим отделением в госпитале для тяжелораненых. Отец в первый же день войны был призван в армию и, оставив на время мирную профессию бухгалтера ("но всегда главного", как написал о нем позднее сын), стал рядовым пехоты, воевал и вернулся домой после тяжелого ранения.

Окончив в 1950 году среднюю школу, В.С. Берковский уехал учиться в Москву, где сначала поступил в Московский автодорожный институт, но после 1-го курса, выбрав стезю инженера-прокатчика, перевелся в Московский институт стали (позднее переименованный в Институт стали и сплавов - МИМиС), который и окончил в 1955 году по специальности "обработка металлов давлением". Он отказался от "нормального" распределения на московский завод "Серп и молот" и вернулся в Запорожье, чтобы начать трудовую карьеру на электрометаллургическом заводе "Днепроспецсталь", где в это время сложился замечательный творческий коллектив молодых инженеров-новаторов, настоящих энтузиастов своего дела. Чтобы досконально освоить свою специальность, изучить ее "от самых основ", Берковский (по собственной инициативе) сначала занял рабочую должность вальцовщика на прокатном стане, а потом за 8 лет прошел все ступени профессии металлурга-прокатчика, поработав вальцовщиком, мастером, калибровщиком, затем старшим калибровщиком прокатного цеха и, наконец, заместителем начальника (а фактически он был начальником) технического отдела завода. Роль старшего калибровщика - ключевая во всем процессе прокатки, поэтому эту должность всегда занимают наиболее опытные специалисты, - так что Виктор Берковский стал тогда самым молодым "старшим калибровщиком" в Запорожье, а может быть, во всей стране.

В 1962 году В.С. Берковский вернулся в Москву и поступил в аспирантуру МИСиСа, с которым связана практически вся его дальнейшая трудовая биография - окончив аспирантуру и защитив в 1967 году кандидатскую диссертацию, уровень которой был расценен оппонентами как докторский, он остался работать и преподавать в этом институте (в последние годы в должности профессора). Два года (1970-1972) провел в командировке в Индии, где преподавал на металлургическом факультете Индийского технологического института в городе Кхарагпур, недалеко от Калькутты, куда он был направлен в составе небольшой группы профессоров. Результат работы этой группы был высоко оценен индийскими коллегами, поскольку все студенты, прошедшие курс обучения у советских преподавателей, продемонстрировали высокий уровень подготовки и, что было главным критерием качества образования, сразу получили престижную работу по специальности.

Главные направления научной работы Берковского - разработка теоретических основ и программного обеспечения компьютерных систем для расчета технологических параметров процесса сортовой прокатки и создание автоматизированных систем для управления режимом прокатки прокатных станов. Под его руководством защищено 14 кандидатских диссертаций; им опубликовано более 120 научных трудов, в том числе учебник "Теория пластической деформации и обработка металлов давлением" (в соавторстве с В.А. Мастеровым), выдержавшим три издания (1969, 1976, 1989), книга "Калибровки сортовых станов заводов Главспецстали" в 3 томах (1972, в соавторстве), множество учебных пособий и статей в научных журналах. За заслуги в области образования он удостоен звания "Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации".

Практически всю жизнь наряду с напряженной преподавательской и научной работой Виктор Берковский сочиняет музыку - им написано около 200 песен, многие из которых стали не просто широко известными, а являются подлинными "песнями нашего века": "Гренада" (стихи М. Светлова), "Песня шагом, шагом" (стихи Н. Матвеевой), "Ну что с того, что я там был" (стихи Ю. Левитанского), "Сороковые роковые" (стихи Д. Самойлова), "Лошади в океане" (стихи Б. Слуцкого), "Вспомните, ребята!", "Песенка про собачку Тябу", "Альма-матер" (стихи Д. Сухарева), "Контрабандисты" (стихи Э. Багрицкого), "На далекой Амазонке" (музыка совместно с М. Синельниковым, стихи Р. Киплинга в переводе С. Маршака), "Черешневый кларнет" (стихи Б. Окуджавы), "Спляшем, Пэгги, спляшем!" (шотландские песни в переводе И. Токмаковой), "Под музыку Вивальди" (музыка совместно с С. Никитиным, стихи А. Величанского), "Снегопад" (стихи Ю. Мориц) и многие-многие другие.

Виктор Берковский - один из наиболее признанных мастеров композиторской авторской песни. Для его стиля характерны богатая, яркая мелодика, насыщенная ритмика, сочные гармонии. Музыку Берковского всегда отличала органично присущая ей "оркестровость" звучания, до сих пор еще, к сожалению, мало реализованная на практике. Традиционный для авторской песни гитарный аккомпанемент, вполне самодостаточный для музыки большинства бардов, лишь в малой степени способен передать все богатство музыкальных идей, заложенных композитором в свои песни, - так что происходящее сейчас расширение инструментальной оснастки жанра сулит здесь естественное и богатое продолжение.

Высокий уровень творческих запросов, требований к качеству выбираемой поэзии, характерные для этого автора начиная с его самых первых песен, которые были написаны еще в Запорожье в конце 1950-х годов, когда жанр авторской песни только складывался и осознавал свои приоритеты, во многом определили его дальнейшее развитие и несомненно способствовали тому, что "в этом деле" сразу был задан "верный тон". В основе большинства песен Берковского, как правило, лежат лучшие образцы современной русской поэзии; а главное, как отмечал, например, поэт Юрий Левитанский в своем предисловии к одному из дисков композитора, "он замечательно владеет редко кому доступным искусством правильного прочтения поэзии, прочтения точного, с тонким пониманием всех ее смысловых и звуковых нюансов, и потому его музыка почти всегда адекватна стиху, поэтическая строка обретает единственно возможное звучание". Яркий пример такого точного "попадания" в стихотворение, после чего оно уже не мыслится звучащим по-иному - песня "Гренада". Музыку на знаменитое светловское стихотворение неоднократно пытались написать и до, и после Берковского, в том числе некоторые очень известные композиторы, но народ знает и поет ее только в "берковском" варианте, с той единственной мелодией, которая как будто родилась вместе с этими стихами. Причем, как это и бывает с песнями, ставшими "народными", очень часто исполнители даже не помнят имени композитора.

Большой пласт в творчестве Берковского составляет написанная в соавторстве с Сергеем Никитиным музыка к театральным спектаклям, кинофильмам и радиоспектаклям, в том числе к таким, как "Мэри Поппинс" (Театр имени Ермоловой, 1975), "Коньки" (Центральный детский театр, 1975), "Морские ворота" (песни на стихи Ю. Визбора; к/ф, Рижская студия, 1974), "Большая докторская сказка" (радиоспектакль по сказке К. Чапека, 1977), "Али-Баба и 40 песен персидского базара" (музыкальный спектакль, сценарий В. Смехова, 1979, поставлен во многих театрах России, Украины и Казахстана); песни к детским радиопередачам "Будильник" (на стихи В. Левина и Д. Хармса, 1978).

Песни В. Берковского издавались в авторских сборниках "Папа, мама, гитара и я: Песни С. Никитина и В. Берковского для детей и их родителей" (изд. "Музыка", 1990), "Виктор Берковский. Песни" (изд. "Советский композитор", 1991, сост. Л. Беленький) и - наиболее полно - в книге "100 песен Виктора Берковского" (изд. "Аргус", 1995, сост. В. Романова), а также опубликованы в журналах, газетах, включены в десятки сборников песен и сайтов Интернета.

Дискография композитора, помимо нескольких виниловых дисков (в том числе "Гренада, Гренада, Гренада моя..." 1989; "Альма-матер", 1991) и ряда аудиокассет, включает компакт-диски "Али-Баба и сорок разбойников" (1995), "Черешневый кларнет" (1996), "Спляшем, Пэгги, спляшем!" (1998), "Под музыку Вивальди" (2001).

С концертами В. Берковский начал выступать значительно позже большинства других современных ему бардов; многие его ныне широко известные песни впервые прозвучали со сцены в исполнении квинтета Сергея Никитина (творческое содружество с которым продолжается долгие годы), а первым исполнителем "Гренады" стал популярный в начале 1960-х годов физтеховский квартет под управлением Михаила Балашова. Лишь в конце 1970-х годов широкий зритель смог наконец услышать песни Берковского в его собственном, авторском исполнении. Сначала это были довольно эпизодические выступления при дружеской поддержке дуэта Никитиных, а позже, когда Берковский привлек к исполнению своих песен Галину Бочкину и Дмитрия Дихтера, появился новый творческий авторско-исполнительский коллектив, вскоре завоевавший любовь и признание многих поклонников авторской песни. Состав его участников со временем менялся; последние 20 лет Виктор Берковский выступает в дуэте с Дмитрием Богдановым (который также сочетает активную исполнительскую деятельность с серьезной работой математика-программиста высочайшего класса). Вместе с Д. Богдановым были записаны практически все пластинки и компакт-диски композитора. Кроме выступлений в России (они объездили практически всю страну), дуэт неоднократно выезжал на гастроли в Германию, Израиль, США и Канаду.

Всегдашнее стремление барда к совместному распеванию песен, причем не обязательно собственных, в дружеском коллективе (во время работы в Индии он даже создал "хор русских профессоров", имевший немалый успех у местной публики), - привело однажды к возникновению ансамбля бардов "Не бродяги" (это произошло во время подготовки одного из мемориальных вечеров Юрия Визбора в киноконцертном зале "Россия"). Идея "бардовского хора", в свою очередь, легла в основу проекта "Песни нашего века", а Виктор Берковский стал его художественным руководителем (совместно с Сергеем Никитиным). Проект имел немалый успех: в настоящее время записано три одноименных компакт-диска, а одноименная концертная программа с участием ведущих авторов и исполнителей была неоднократно показана как в нашей стране, так и за рубежом.

Виктор Берковский никогда не был лауреатом чего бы то ни было: так вышло, что даже участие в фестивалях и конкурсах авторской песни он принял сразу в качестве члена жюри (он является, в частности, неоднократным председателем жюри Грушинского фестиваля). Он тем более не член Союза композиторов, поскольку никогда "не обучался музыке" в соответствующих учебных заведениях и не обладает "бумажкой", которая официально бы удостоверяла его профессиональное мастерство. Он просто пишет песни, которые люди любят, поют, будут любить и петь всегда.

Основное увлечение Виктора Берковского - конечно, поэзия, авторская песня. В музыкальном жанре, помимо этого, - джаз, симфонические произведения. Среди других пристрастий - автотуризм, плавание, бадминтон. В кино особо выделяет творчество Эльдара Рязанова. Его любимые артисты - Леонид Утесов, Аркадий Райкин, Валентин Гафт, Ирина Муравьева, Нонна Мордюкова, Вячеслав Полунин.



22 июля в возрасте 73 после продолжительной болезни скончался в Москве в больнице Министерства путей сообщения.

www.biograph.comstar.ru
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 28.07.2005, 20:15   #5
Brownie
Домовенок
 
Аватар для Brownie
 
Группа: Участники
Регистрация: 21.05.2005
Последний визит: 18.02.2010
Адрес: Россия
Город: ХМАО
Сообщений: 58
Поблагодарил(а): 97
Поблагодарили: 3,776

www.newsinfo.ru, 2004-06-29

ПАРТАЙГЕНОССЕ С ОХОТНОГО РЯДА

Думаю, что наши читатели простят отделу культуры Newsinfo то, что он только в конце уходящей недели сподобился помянуть самого главного юбиляра недавних дней. Но лучше поздно, чем никогда. Тем более, что этот человек, независимо от наличия или отсутствия юбилеев, как это ни банально звучит, всегда остается в наших сердцах. Кто-то нет-нет, да затянет "Солнышко лесное", кто-то, проходя по Охотному ряду, взглянет, как те колхознички, на Метрополь. Ну, а остальным, менее посвященным, придется довольствоваться Мартином Борманом из вечного штирлицевского сериала: Юрию Визбору на этих днях исполнилось бы 70:

Он не был трибуном, как Высоцкий. Его не назовешь великим, таким, каким был Окуджава. Но он был Поэтом. У него была особая, ни на кого не похожая нота, без которой наша жизнь была бы гораздо бедней. Казалось бы, какая тут поэзия: "Милая моя, солнышко лесное, где, в каких краях встретился с тобою?.." А вот написал, вспомнил - и слеза потекла. Потому что это - ушедшая юность, гитары у костра, первый поцелуй, первая горная тропа, Чимган и Домбай: А "Охотный ряд" и, тем более, "Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей" в разгар "застоя" воспринимались, как что-то жутко диссидентское, крамольное. И ласкали слух. А ты сам, беря нехитрые аккорды и напевая "Нажми, водитель, тормоз поскорей", чувствовал себя этаким смельчаком, которому море и партбюро - по колено. Сам Визбор взял гитару, как писал потом в автобиографии, под влиянием "большой принципиальной любви". Тогда он не ведал, что своими песнями сможет разжечь эту "большую и принципиальную" в сердцах других... Юрий Иосифович Визбор родился в Москве 20 июня 1934 г. Биографы пишут, что его мать Мария Шевченко и отец Юзеф Визборас (в российском варианте его непривычная литовская фамилия потеряла две последних буквы, а имя стали писать как "Иосиф") познакомились в Краснодаре. Юзеф был красным командиром, моряком, а также неплохим художником. В годы сталинского террора он был репрессирован, а в 1958-м реабилитирован посмертно. Юрий и его мама (по образованию фельдшер) были вынуждены "путешествовать" по стране в поисках заработка. Часть детства Визбора прошла в Хабаровске, потом они вернулись в Москву, где пережили Великую Отечественную войну. Еще в раннем детстве отец пытался учить мальца живописи, но тот не желал быть хлюпиком-художником или лириком-поэтом. Он мечтал о небе или футбольном поле. Но в 14 лет взял гитару и стал "брать уроки" у дворовых учителей. Тогда же случилась первая любовь и первое четверостишие. Потом, провалившись в престижные вузы, по совету друга Владимира Красновского решил поступать в педагогический. Сначала мысль эта показалась Визбору очень смешной, но друг в качестве последнего аргумента предложил хотя бы поехать посмотреть это "офигительное здание" на Пироговской. Предоставим опять слово биографам: "Внешний вид действительно произвел на Визбора впечатление, а первым человеком, встреченным внутри, оказалась девушка, которая в пустой аудитории играла на рояле джазовые вариации. Позднее с этой девушкой - Светланой Богдасаровой - Визбор написал много песен. Но тогда - в 1951-м - решение было принято, и, как ни странно, на этот раз со вступительными экзаменами Визбор справился успешно". Из этого пединститута вышли потом неплохие поэты, например, Юрий Ряшенцев, Юрий Коваль и другие будущие публицисты и литераторы. На первом-втором курсе Визбор написал свою первую песню "Мадагаскар", положив собственные слова на музыку из спектакля Кукольного театра Сергея Образцова "Под шорох твоих ресниц". Кстати, он поначалу многие песни сочинял не на свою музыку, а при участии друзей-композиторов. Как потом напишут биографы, "визборовскую волну "педсочинительства" поддержали пришедшие чуть позже в институт Юлий Ким, Борис Вахнюк, Ада Якушева (будущая первая жена Визбора). Так фактически зарождалась советская бардовская песня". После окончания МГПИ Визбор поехал по распределению в поселок Кизема Архангельской области, где преподавал русский язык, литературу, географию, английский язык, физкультуру... Потом пошел в армию. Служил на Севере России, в Карелии, Хибинах. Там впервые попробовал себя в роли журналиста: в армейских газетах печатались его рассказы, стихи и даже "строевой гимн связистов". Сам он о своей "шатунной" жизни писал так: "Я рыбачил, стоял с перфоратором смену, менял штуцера на нефтедобыче, подучивался навигаторскому делу, водил самолет, участвовал во взрывных работах, снимал на зимовках показания приборов, был киноактером, фотографии выставлял в Доме журналистов, прыгал с парашютом, стоял на границе в наряде, служил радистом и заработал I класс, ремонтировал моторы, водил яхту, выступал с концертами, чинил радиоаппаратуру, тренировал горнолыжников, был учителем в школе, работал на лесоповале, водил в горах и на севере альпинистские и туристские группы, строил дома, занимался подводным плаваньем. Вот, пожалуй, и всё". Нет, не всё! В 1962 году он выступает инициатором создания молодежной радиостанции "Юность". С 1964 совместно с группой единомышленников издает журнал "Кругозор". Люди моего, советского, поколения помнят, сколько чудесных песен можно было найти на пластмассовых пластиночках, вложенных в этот журнал. А началось все с песни "На плато Расвумчорр", которая вышла как приложение к журналу. В 1966 по своему сценарию снял документальную картину "Тува - перекресток времен". Потом стал работать в творческом объединении "Экран" Центрального телевидения. Участвовал в создании 40 картин, среди которых - несколько художественных фильмов: "Год дракона", "Прыжок". И сам немало снимался (вспомните "Возмездие", "Красную палатку", "Рудольфио", "Москва, проездом", уже упомянутые "Семнадцать мгновений весны"). В одном из лучших фильмов хрущевской оттепели - "Июльский дождь" Визбор исполнил песню Б. Окуджавы "Простите пехоте" и собственную - "Спокойно, товарищ". Юрий Визбор написал ряд сценариев и пьес, которые шли во многих театрах страны. В 1973 г. в театре им. Ленинского комсомола в Москве, например, была поставлена его пьеса, написанная в содружестве с Марком Захаровым, "Автоград-XXI", потом они же сделали сценическую версию романа Бориса Васильева "В списках не значился", которая была поставлена тоже в Ленкоме и в других театрах. Он писал повести и рассказы, которые в основном были опубликованы уже после его кончины.




ОГОНЕК», № 20, 28 июня 1999

Славный юбилей
НАС ОБОКРАЛИ НА ВИЗБОРА
Он должен был быть национальным героем. Осенью восемьдесят четвертого ни одна газета даже строчкой не обмолвилась о его смерти
Фото 1

Едва по Москве разнесся слух, что продюсер Шульгин и оператор Крачковский реставрируют двести песен Визбора, -- пленки сперли из студии, чтоб побыстрее настрогать пиратских копий. Выходка пиратов напомнила о ситуации, которая преследовала самого Визбора всю его короткую жизнь: нелепейший гибрид бешеной славы и полной неизвестности.

Самые цитируемые слова во всей русской литературе написал Юрий Визбор. Их знают все. Откройте наугад любое издание, любой его номер. Найдите дежурную констатацию, что в той или иной сфере «мы впереди планеты всей». Это слова Визбора.

Полностью было так:

Зато мы делаем ракеты,
Перекрываем Енисей.
А также в области балета
Мы впереди планеты всей.

За эту песню Визбор получил все положенные выволочки в парткомах и резко замедлил свой служебный рост в Гостелерадио СССР. Строфу, которая ходила по стране в чужом исполнении на магнитофонных пленках, усекли до последней строчки и безоговорочно приписали Высоцкому. Психологически это абсолютно не случайно: нервический Высоцкий легче вязался с разоблачительным пафосом.

А Визбор ничего и не разоблачал. Просто констатировал, что дела в стране обстоят именно так -- а он в этом всем неким образом существует, даже не усмехаясь -- улыбаясь.

Почему же власти предержащие были так взбешены? Визбор перечеркнул национальную гордость и идею страны «МЫ ДЕЛАЕМ РАКЕТЫ» всего четырьмя буквами «ЗАТО».

Казалось бы, за такую пощечину собственной стране его должна была невзлюбить и страна. Но все вышло с точностью до наоборот. Ибо Визбор угадал камертон настроения всех. Красивая американка, славист Джессика Руни, определила этот камертон так: «Попадая в Париж, вижу, что во Франции бардака еще больше, чем у вас. Но французы пребывают в святой уверенности, что у них полный порядок. Сделать малейшее замечание парижскому официанту невозможно -- он уверен, что у него и у Франции все в порядке по определению. Вы, русские, привыкли к тому, что у вас всегда бардак. Вы о нем знаете, вы над ним и собой издеваетесь. Это дает вам силы в конце концов от него избавляться. Вас легче учить, вы открыты для замечаний».

Я не уверен, что Джессика много слушала Визбора. Но камертон угадан, по-моему, точно. Русская самоирония -- это Визбор: да, делаем ракеты -- ну и что?

Глупейшая расхожая легенда -- «вообще-то поэт средненький, мелодист никакой, просто плейбой, обаяшка и рубаха-парень с потрясной энергетикой» -- наконец-то начала разрушаться. Гитарист Константин Тарасов и клавишник Александр Прокопович пошли на рискованный эксперимент: с помощью новейшей звукозаписывающей и компьютерной техники наложили свою оркестровку на гитару и голос Визбора. Результат ювелирной работы кого-то покоробил, кого-то поставил на уши, но даже яростные оппоненты сказали: мы не знали, что Визбор -- столь потрясающий мелодист; что в ткани его песен сидит джаз и в ритмике -- свинг. Когда Костя спросил у наследников Визбора, согласны ли они на такое вольное обращение с архивными пленками, те ответили: «Ну что вы, конечно, он ведь всю жизнь хотел записаться с оркестром».

Этой весной Дима Богачев (главный продюсер «Песен века») публично высказал свое видение: Визбор мог бы стать нашим Синатрой.

Мысль, приведшая поначалу многих в шок, все меньше и меньше кажется случайной.

Как и Синатра -- он блестящий киноактер, один из самых недооцененных наших актеров. Многие, просматривая сейчас старые фильмы с Визбором, ахают: в Голливуде из такого слепили бы звезду мирового масштаба вроде Марлона Брандо. Впрочем, при всей недооцененности Визбора-актера роль Бормана в «Семнадцати мгновениях» едва не перечеркнула его имидж барда и журналиста. Дети узнавали его на улицах, цеплялись за фалды и кричали: «Дяденька Борман!»

Как и у Синатры, у него фантастическое обаяние и сексуальность, которые не надо доказывать -- это просто шибает тебя наотмашь, хочешь ты или не хочешь. Как и Синатра, Визбор -- певец нормы. Он не поучает и не кричит, он с усталой улыбкой просит:

Нажми, водитель, тормоз, наконец,
Ты нас тиранил три часа подряд.
Слезайте, граждане, приехали, конец --
Охотный ряд, Охотный ряд...

Однажды он сказал: «За окном с зонтами бродит человечество, обокраденное нами на любовь». Нас обокрали на Визбора. Если даже будут найдены, восстановлены и заново аранжированы все песни; если свежим взглядом мы отсмотрим все фильмы, вплоть до короткометражек -- мы все равно останемся обворованы. Он должен был не только прожить больше -- мы должны были взять у него больше.

Сейчас жуткий кризис и мучительные поиски жанра в государственном и коммерческом радиовещании. Станции ищут и не могут найти единственно верную интонацию: не хамский отвяз, но и не официоз; не заигрывание, но и не высокомерие; не копирование чужих стандартов -- но и не кондовое «наше». Между тем однажды такая интонация уже была найдена в русском эфире. Это то, что ухитрялся в самые черные подцензурные времена делать Визбор. На радиостанции «Юность» и в журнале «Кругозор».

Интонация, которую он нашел, не должна быть попугайно повторена. Второго Визбора в эфире не будет -- это знает даже родная его дочь Татьяна, работающая на «Радио России». Но именно «формат Визбора», будь он проанализирован и понят, мог бы дать нынешнему русскоязычному эфиру второе дыхание.

Великий бард. Великий актер. Великий журналист. Он должен был быть национальным героем. Осенью восемьдесят четвертого ни одна газета даже строчкой не обмолвилась о его смерти.

Двадцатого июня этого года ему стукнуло бы всего шестьдесят пять. Мы бессовестно богатая страна: гигантский талант и наследие Юрия Визбора мы в лучшем случае превращаем в пиратские компакт-диски.


Я родился по недосмотру 20 июня 1934 года, в Москве, в родильном доме им. Крупской, что на Миуссах. Моя двадцатилетняя к тому времени матушка Мария Шевченко, привезенная в Москву из Краснодара молодым, вспыльчивым и ревнивым командиром, бывшим моряком, устремившимся в семнадцатом году из благообразной Литвы в Россию Юзефом Визборасом (в России непонятное для пролетариата "ас" было отброшено и отец мой стал просто Визбором) - так вот, отяжелев мною, направилась матушка как-то со мною внутри сделать аборт, чтобы избавить свою многочисленную родню - Шевченок, Проценко, Яценко от всяческих охов и ахов по поводу столь раннего материнства. Однако дело у нее это не прошло. В те времена - да простят мне читатели эти правдивые подробности, но для меня, как вы можете предположить, они были жизненно важны - в те времена необходимо было приносить с собой свой таз и простыню, чего матушка по молодости лет не знала. Так она и ушла ни с чем (то есть со мной). Вооружившись всем необходимым, она снова явилась, но в учреждении был не то выходной день не то переучет младенцев. Таким образом, различные бюрократические моменты, неукоснительное выполнение отдельными работниками приказов и наставлений сыграли решающую роль в моем появлении на свет. Впрочем, были и иные обстоятельства - отец получил назначение в Сталинобад, с ним отправилась туда и матушка. За два месяца до моего рождения отец получил пулю из "Маузера" в спину, в миллиметре от позвоночника. Мы вернулись в Москву, и вот тут-то я как раз и родился.

Как ни странно, но я помню отца. Он был неплохим художником и писал маслом картины в консервативном реалистическом стиле. Он учил рисовать и меня. До сих пор в нашем старом и разваливающемся доме в Краснодаре висит на стене "ковер", картина, написанная отцом, в которой и я подмалевывал хвост собаки и травку. Впрочем, это я знаю только по рассказам. Первое воспоминание - солнце в комнате, портупея отца с наганом, лежащая на столе, крашеные доски чисто вымытого пола, с солнечным пятном на них, отец в белой майке стоит спиной ко мне и, оборотясь к матушке, располагавшейся в дверях, что-то говорит ей. Кажется, это был выходной день. (Понятия "воскресенье" в эти годы не существовало). Я помню, как арестовывали отца, помню и мамин крик. В 1958 году мой отец Визбор Иосиф Иванович был посмертно реабилитирован.

После многих мытарств мама (образование - фельдшерица) взяла меня и мы отправились в Хабаровск на заработки. Я видел дальневосточные поезда, Байкал, лед и торосы на Амуре, розовые дымы над вокзалом, кинофильм "Лунный камень", барак, в котором мы жили с дверью, обитой войлоком, с длинным полутемным коридором и общей кухней с бесконечными керосинками. Потом мы, кажется так и не разбогатев, вернулись в Москву. Мы жили в небольшом двухэтажном доме в парке у академии им. Жуковского. В башнях этого петровского замка были установлены скорострельные зенитные пушки, охранявшие Центральный аэродром, и при каждом немецком налете на нас сыпался град осколков. Потом мы переехали на Сретенку в Панкратьевский переулок. Мама уже училась в медицинском институте, болела сыпным тифом и возвратным тифом, но осталась жива. Я ходил в школу то на улицу Мархлевского, то в Уланский переулок. Учились мы в третью смену, занятия начинались в семь вечера. На Сретенке кто-то по ночам наклеивал немецкие листовки. В кинотеатре "Уран" шел "Багдадский вор" и "Джорж из Динки-джаза" и два известнейших налетчика по кличке "Портной" и "Зять" фланировали со своими бандами по улице, лениво посматривая на единственного на Сретенку постового старшину по кличке "Трубка". Все были вооружены - кто гирькой на веревке, кто бритвой, кто ножом. Ухажер моей тетки, чудом вырвавшейся из блокадного Ленинграда, Юрик, штурман дальней авиации, привозил мне с фронта то германский парабеллум (обменян на билет в кинотеатр "Форум" на фильм "Серенада солнечной долины"), то эсэсовский тесак (отнят у меня в угольном подвале местным сретенским огольцом по кличке "Кыля"). В школе тоже были свои события - то подкладывались пистоны под четыре ножки учительского стола, то школьник Лева Уран из персов бросил из окна четвертого этажа парту на директора школы Малахова, но не попал.

Отчим - рабфаковец, министерский служащий - бил меня то своей плотницкой рукой, то ломал об меня лыжи. Летом мы с матушкой ездили на станцию "Северянин", примерно в то место, где сейчас расположена станция техобслуживания ВАЗа, и собирали крапиву на суп и ромашку и полынь против клопов.

Я стоял на Садовом кольце у больницы имени Склифасовского, когда через Москву гнали немцев в сорок третьем году. Я видел первые салюты - за Белгород и Орел. Ночью 8 мая все сретенские дворы высыпали на улицу. 9 мая на Красной площади меня едва не задавила толпа и спас меня сосед Витя, бросивший меня на крышу неизвестно чьей "Эмки".

Вскоре мы переехали на Новопесчаную улицу, где стояли всего четыре дома, только что построенные пленными немцами. Иногда они звонили в квартиру и просили хлеб. По вечерам студент Донат выносил на улицу трофейную радиолу "Телефункен" и под эти чарующие звуки на асфальте производились танцы. Коля Малин, ученик нашего класса, впоследствии известный ватерполист и тренер, получил в подарок от отца-штурмана магнитофон американского производства и весь класс ходил смотреть на это чудо. В ресторане "Спорт" на Ленинградском шоссе "стучал" непревзойденный ударник всех времен Лаци Олах, подвергавшийся жестоким ударам со стороны молодежных газет. В доме мне жизни не было и я фактически только ночевал в своей квартире. Отчим, приобретший телевизор КВН, по вечерам садился так, что полностью закрывал своим затылком крошечный экран. Впрочем, матушка, уже к тому времени врач, нашла противоядие, как-то сказав ему, что телевизионные лучи с близкого расстояния пагубно действуют на мужские достоинства. Отчим стал отодвигаться от экрана, но это обстоятельство никак счастья в семье не прибавило.

В те годы мне в руки впервые попалась гитара и нашлись дворовые учителя. Гитара общепринято считалась тогда символом мещанства. Один великий написал "гитара - инструмент парикмахеров", оскорбив сразу и замечательный инструмент и ни в чем не повинных тружеников расчески.

В четырнадцать лет под влиянием "большой принципиальной любви" в пионерском лагере, где я работал помощником вожатого, я написал первое стихотворение, которое начиналось следующим четверостишием:

Сегодня я тоскую по любимой,
Я вспоминаю счастье прежних дней.
Они как тучки пронеслися мимо,
Но снова страсть горит в груди моей.

Тетрадка с тайными виршами была обнаружена матушкой при генеральной уборке. Состоялось расследование насчет "прежних дней". На следующий день на своем столе я обнаружил "случайно" забытую матушкой брошюру "Что нужно знать о сифилисе". Все-таки матушка была прежде всего врачом.

О себе я полагал, что стану либо футболистом, либо летчиком. Под футбол подводилась ежедневная тренировочная база в Таракановском парке. Под небо существовал 4-ый московский аэроклуб, куда я с девятого класса и повадился ходить. Дома мне никакой жизни не было и я мечтал только о том, что я окончу школу и уеду из Москвы в училище. Я даже знал в какое - в г. Борисоглебске. Два года я занимался в аэроклубе, летал на По-2 и чудесном по тем временам Як-18. Когда окончил учебу (в десятый, класс был переведен "условно" из-за диких прогулов и склонности к вольной жизни) и получил аттестат зрелости, вообще переехал жить на аэродром в Тайнинку. Но однажды туда приехала мама и сказала, что она развелась с отчимом. С невероятной печалью я расстался с перкалевыми крыльями своих самолетов и отправился в душную Москву поступать в институт, куда я совершенно не готовился. Три ВУЗа - МИМО, МГУ и МИГАИК - не сочли возможным видеть меня в своих рядах. В дни этих разочарований мне позвонил приятель из класса Володя Красновский и стал уговаривать поступать вместе с ним в пединститут. Мысль эта мне показалась смешной, но Володя по классной кличке Мэп (однажды на уроке он спутал английское слово "мэм" с "мэп") уговорил меня просто приехать и посмотреть это "офигительное" здание. Мы приехали на Пироговку и я действительно был очарован домом, колоннами, светом с высоченного стеклянного потолка. Мы заглянули в одну пустую и огромную аудиторию - там сидела за роялем худенькая черноволосая девушка и тихо играла джазовые вариации на тему "Лу-лу-бай". Это была Света Богдасарова, с которой я впоследствии написал много песен. Мы с Мэпом попериминались с ноги на ногу и я ему сказал: "Поступаем".

Был 1951 год. Я неожиданно удачно поступил в институт и только много позже, лет через десять, я узнал, что мне тогда удалось это сделать только благодаря естественной отеческой доброте совершенно незнакомых мне людей. Потом были - институт-песни, походы-песни, армия на Севере, возвращение, дети, работа, поездки, горы, море и вообще - жизнь.

Но обо всем этом - уже в песнях.

Ю. Визбор.
1981



Краткая биохроника жизни Юрия Визбора

1934

20 июня родился Юрий Иосифович Визбор. Родители - литовец И.И.Визборас и украинка М.Г.Шевченко. Семья живет в Москве.

1937

Репрессирован отец

1941

Семья переезжает на Сретенку - улицу в центре Москвы.

1948

Принят в члены ВЛКСМ.

1951

Окончил московскую среднюю школу № 659 и поступил в Московский государственный педагогический институт им. В.И.Ленина. Сочинил первую песню "Чутко горы спят..." (Мадагаскар).

1955

Окончил МГПИ им. В.И.Ленина по специальности "Русский язык и литература". В августе-сентябре по распределению работал учителем средней школы на станции Кизема Печорской железной дороги Архангельской обл.; в октябре был призван в ряды Советской Армии.

1957

В октябре демобилизовался в звании старшего сержанта. Окончил службу радистом 1 класса, чемпионом военного округа по радиосвязи. Стихи и песни, посвященные службе в армии, публиковал в окружной военной газете. Поступил на работу в систему Государственного комитета по радиовещанию и телевидению. Был одним из инициаторов создания звуковой газеты "Говорит Комсомолия".

1958

Отец посмертно реабилитирован. Женитьба на А.Якушевой, рождение дочери Татьяны. Первые магнитофонные записи его домашних концертов. Песни Ю.Визбора приобретают популярность в среде московского студенчества.

1951-1960

За десятилетие написано около пятидесяти песен, среди которых "Если я заболею" (по стихам Я.Смелякова), "Шхельда", "Охотный ряд".

1961

Фильм "Выше неба" (реж. Б.Рыцарев, "Мосфильм"). Сценарий Ю.Визбора и С.Смирнова. Сочинил шесть песен, среди которых "Домбайский вальс".

1962

Создание радиостанции "Юность", одним из инициаторов которого был Ю.Визбор. Начало концертной деятельности. Песни приобретают широкую известность. Сочинил восемь песен, среди которых "Вставайте, граф" и "Спокойно, дружище".

1963

Сочинил 23 песни, среди которых "Синий перекресток" и "Подмосковная зима". Выступает одним из основателей журнала "Кругозор", в котором работает до 1970 г. В командировках по заданиям журнала объездил всю страну.

1964

Выступает как создатель жанра песни-репортажа: в № 1 "Кругозора" публикуется первая песня-репортаж "На плато Расвумчорр". За год сочинил восемь песен, среди которых "Ты у меня одна", "Рассказ технолога Петухова".

1965

Сочинил 22 песни, среди которых "Три минуты тишины", "Такси", "Серега Санин".

1966

Выходит сборник рассказов "Ноль эмоций". Снимается в фильме "Июльский дождь" (реж. М.Хуциев) в роли Алика; песня в авторском исполнении. Репортажи Ю.Визбора отмечены в числе лучших материалов журнала "Кругозор". Сочинил 11 песен, среди которых "Да будет старт".

1967

Вступает в КПСС. Пишет сценарий к документальному фильму "Тува - перекресток времен" (Свердловская киностудия). За год - девять песен, в числе которых "Песня альпинистов". Командировка в Монголию. Женитьба на Е.Ураловой, рождение дочери Анны.

1968

Снимается в фильме "Возмездие" (реж. А.Столпер, "Мосфильм") в роли генерала Захарова. Роль профессора Бегоунека в фильме "Красная палатка" (реж. М.Калатозов, "Мосфильм"-Видес-Чинематографика); песня в авторском исполнении. Пишет сценарий и текст песни к документальному фильму "Сентябрь в Туве" (Свердловская киностудия). Командировка в Италию на съемки фильма "Красная палатка". Почетная грамота ГКРТ за работу в журнале "Кругозор". Написал 11 песен, среди которых "Ботик".

1969

Съемки в фильмах "Рудольфио" (реж. Д.Асанова, "Ленфильм") в роли Рудольфа, "Мой папа - капитан" (реж. В. Бычков, Центр.студия детских и юношеских фильмов им.М.Горького). Командировка в ГДР. Почетная грамота ЦК ВЛКСМ за работу на целине в составе выездной редакции Всесоюзного радио.

1970

Роль сценариста Степана Ивановича в фильме "Начало" (реж. Г.Панфилов, "Ленфильм"). Роль завуча Виктора Васильевича в фильме "Переступи порог" (реж. Р.Викторов, Центр.студия детских и юношеских фильмов им. М.Горького). Сценарий, текст, режиссура документального телефильма "Якутские портреты" (ЦТ, т/о "Экран"). Грамота ГКРТ. Принят на работу редактором сценарного отдела творческого объединения "Экран". Написал 17 песен, в числе которых "Сретенский двор", "Телефон", "Воскресенье в Москве", "Осенние дожди".

1971

Роль Саши в фильме "Ты и я" (реж. Л.Шепитько, "Мосфильм"). Съемки в фильмах: "Ночная смена" (реж. Л.Менакер, "Ленфильм"); "Белорусский вокзал" (реж. А.Смирнов, "Мосфильм"); "В Москве проездом" (реж. И.Гурин, Центр. студия детских и юношеских фильмов им. М.Горького). Тексты песен к телефильму "Масштабные ребята" (реж. М.Александрович и А.Зеленов, ЦТ, т/о "Экран"). Сценарии и тексты песен к документальным фильмам "Иду на огонь" и "Вахта на Каме" (ЦТ, т/о "Экран"). Поездка в Польшу в составе группы альпинистов спортобщества "Спартак". Написал шесть песен, среди которых "В Ялте ноябрь" и "Белый пароходик", дал 30 концертов в различных городах страны.

1972

Сценарии и тексты к документальным телефильмам "Спуститься с Чегета", "Улыбнитесь, пожалуйста", "У подножья великана", "Столица" (ЦТ, т/о "Экран"); к документальным фильмам "Сокровище Самотлора", "Причалы КамАЗа" (ЦСДФ). Написал 10 песен, среди которых "Три сосны", "Вересковый куст" и "Зайка"; дал 15 концертов.

1973

Роль Бормана в телефильме "Семнадцать мгновений весны" (реж. Т.Лиознова, Центр. студия детских и юношеских фильмов им. М.Горького). Сценарии, тексты документальных телефильмов "Приближение к небу", "Диалоги в Полоцке", "Весна на трассе" (ЦТ, т/о "Экран"). Написал 10 песен, в числе которых "Цена жизни", "Милая моя", "Чукотка". 15 концертов в Москве, Сочи, Донецке и др. городах.

1974

Премьера пьесы "Автоград-XXI" в Московском театре им.Ленинского комсомола (реж. М.Захаров), написанной в соавторстве с М.Захаровым. Премьера пьесы "В списках не значился" в Московском театре им. Ленинского комсомола (реж. М.Захаров). Тексты песен к телефильму "Морские ворота" (реж. С. Тарасов, Рижская киностудия). Сценарии и тексты документальных телефильмов "Челюскинская эпопея", "Помнит Дунай" (ЦТ, т/о "Экран"). Командировка в Румынию на съемки фильма "Помнит Дунай". Написал восемь песен. Дал 15 концертов в различных городах страны. Женитьба на Н.Тихоновой.

1975

Роль Павлика в фильме "Дневник директора школы" (реж. Б.Фрумин, "Ленфильм"). Сценарии телефильмов "Весна приходит с севера", "В Павловском парке", "Вперед на Запад!" из цикла "Память о Великой войне" (ЦТ, т/о "Экран"). Песня для документального фильма "Я - гитара" ("Леннаучфильм"). Написал семь песен, в числе которых "Наполним музыкой сердца" и "Сигарета к сигарете". Дал 15 концертов в различных городах страны.

1976

Сценарий и текст к документальному телефильму "Доктор" ( ЦТ, т/о "Экран"). Фильм удостоен премии "Гран-при" на Международном фестивале Красного Креста в г. Варне (Болгария). Принят в Союз кинематографистов СССР. Написал 10 песен, в числе которых "Фанские горы", "Я вернулся". 70 концертов в столицах союзных республик и областных городах страны.

1977

Роль Юрасова в фильме "Миг удачи" (реж. В.Плоткин, Свердловская киностудия). Сценарии и тексты документальных телефильмов "Небо над головой", "Братск - вчера и завтра", "Год 1944-й" (из цикла "Наша биография"), "Надежность", "Машинист", "Небо над головой" (ЦТ, т/о "Экран"). Песни в авторском исполнении в кинофильме "Такая она, игра" (реж. Н.Малецкий, В.Попков, Студия им. А.Довженко). Принят в Союз журналистов СССР. Написал 12 песен, в числе которых "Ходики", "Сорокалетье", "Манеж". Дал 50 концертов в различных городах страны.

1978

Текст песни к кинофильму "И ты увидишь небо" (реж. Г.Кузнецов, Свердловская киностудия). Сценарии и тексты документальных телефильмов "Хлеб легким не бывает", "Ухожу в запас", "Пограничники" (ЦТ, т/о "Экран"). Написал 16 песен, в числе которых "Спартак" на Памире", "Многоголосье". Дал 60 концертов в городах Сибири, Поволжья и др. регионов страны.

1979

Сценарий, текст, песни в авторском исполнении и исполнение песен В.Берковского и С.Никитина в документальном телефильме "Мурманск-198" (ЦТ, т/о "Экран"). Фильм удостоен приза "Трезубец Нептуна" на кинофестивале "Человек и море" (Рига, 1981). Текст к документальному фильму "На полюс!" ("Центрнаучфильм"). Фильм удостоен "Гран-при" на международном кинофестивале в Сан-Винценте (Италия). Сочинил восемь песен, в числе которых "Сон под пятницу" и "Обучаю играть на гитаре". Дал более 50-ти концертов. Московским клубом самодеятельной песни подготовлен сборник песен Ю.Визбора.

1980

Текст песни в соавторстве с Д.Сухаревым к кинофильму "Москва слезам не верит" (реж. В.Меньшов, "Мосфильм"). Сценарии и сопроводительные тексты к документальным телефильмам "Боевая готовность всегда" (из цикла "Несокрушимая и легендарная"), "Власть, открытая для всех", "Обгоняющие время", "Три богатыря", "Главный экзамен" (ЦТ, т/о "Экран"), тексты к документальным фильмам "Из истории олимпиад" и "Земля, улетаем надолго" ("Центрнаучфильм"). Написал 5 песен.

1981

Сценарий кинофильма "Год дракона" (реж. А.Ашимов и Цой Гук Ин, "Казахфильм"); Сценарии и тексты к документальным фильмам "Когда мне будет 35" ("Центрнаучфильм"), "Среди космических дорог - одна моя", "Отчего поет человек" (ЦТ, т/о "Экран"). Написал 9 песен, в числе которых "Октябрь. Садовое кольцо", "Леди", "Спутники".

1982

Роль журналиста Одинцова в кинофильме "Нежность к ревущему зверю" (реж. В. Попов и С.Третьяков, Студия им. А.Довженко), песни в авторском исполнении. Сценарий и дикторский текст документального телефильма "Город под Полярной звездой" (ЦТ, т/о "Экран"); песни в авторском исполнении. Написал 11 песен, в числе которых "Одинокий гитарист", "Работа", "Письмо". В августе перенес инфаркт миокарда.

1983

Написал четыре песни, в числе которых "Волейбол на Сретенке". В ноябре-декабре дал 13 концертов в Москве и Вильнюсе.

1984

Март - последняя песня Ю.Визбора "Цейская". Всего за 33 года написано более 250 песен и более пятидесяти песен на его стихи положено на музыку другими композиторами. С апреля тяжело болен (рак печени). 17 сентября - кончина Ю.Визбора. Московским клубом самодеятельной песни подготовлен и выпущен малым тиражом сборник 299 песен Ю.Визбора. С 1974 по 1984 год пьеса "В списках не значился" была поставлена в 27 театрах страны.

материалы взяты с официального сайта Ю. Визбора www.vizbor.ru
__________________
Brownie вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 29.07.2005, 11:30   #6
Brownie
Домовенок
 
Аватар для Brownie
 
Группа: Участники
Регистрация: 21.05.2005
Последний визит: 18.02.2010
Адрес: Россия
Город: ХМАО
Сообщений: 58
Поблагодарил(а): 97
Поблагодарили: 3,776



Тарасов Константин Борисович родился 11 февраля 1957 года в Магадане. До 1972 года жил в поселке Мяунджа Магаданской области. В 1972 году стал лауреатом Всесоюзного телевизионного фестиваля народного творчества в составе ВИА в качестве барабанщика. Уже тогда хорошо играл на барабанах, бас-гитаре, баяне. В 1972 году переехал с родителями в Москву. Начал активно осваивать гитару, преимущественно на практике. Играл в небольших самодеятельных ансамблях, в оркестре гуманитарных факультетов МГУ. Получил тарификацию артиста оркестра, благодаря которой срочную службу проходил в качестве солиста Ансамбля песни и пляски Центральной группы войск (Чехословакия). Именно там приобрел опыт аранжирования музыки для больших составов оркестра.
После службы в армии поступил в Московский педагогический институт им. Н.К.Крупской на исторический факультет. Во время учебы играл в небольших джазовых коллективах, вокально-инструментальных ансамблях, и активно выступал как исполнитель авторских песен. В это же время сочинил первые свои песни.
После окончания института недолго работал в школе учителем истории и музыки. После чего перешел на работу в комсомольские органы.
В 1987 году встретился с Олегом Митяевым, перешел на работу в Челябинскую филармонию артистом-инструменталистом. С Олегом Митяевым отработал до 1998 года.
После этого занимается реализацией крупных проектов в жанре авторской песни – концерты памяти Ю.Визбора в ГЦКЗ «Россия», «Песни нашего века», «ХХ лет без Высоцкого», телевизионная передача «Полет над Гнездом Глухаря». Вместе с пианистом Александром Прокоповичем записал диск музыки Петра Тодоровского «Шальная карусель», диск песен Юрия Визбора в оркестровом исполнении «Разрешите вам напомнить о себе…» и многое-многое другое.
Увлекается философией, социальной психологией.
Женат.
__________________
Brownie вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 02.08.2005, 19:55   #7
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,408
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,748

Городницкий Александр Моисеевич



Академик Российской Академии естественных наук, профессор, председатель жюри Фестиваля авторской и самодеятельной песни памяти Валерия Грушина.



Родился 20 марта 1933 г. в г. Ленинграде в семье служащих. Отец - Городницкий Моисей Афроимович (род.6.02.1908 г.). Мать - Городницкая Рахиль Моисеевна (род.18.07.1908 г.). Супруга - Наль Анна Анатольевна (род.28.09.1942 г.). Сын - Городницкий Владимир Александрович (род.12.02.1955 г.).



Александр Городницкий - житель блокадного Ленинграда. В 1951 г. окончил с золотой медалью среднюю школу г.Ленинграда и в том же году поступил на геофизический факультет Ленинградского горного института им.Г.В.Плеханова, который окончил в 1957 г. по специальности "геофизика".



В 1957 г. был принят на работу в Научно-исследовательский институт геологии Арктики Министерства геологии СССР. В 1957-1962 г.г. в качестве геофизика, старшего геофизика, начальника отряда и начальника партии работал в северо-западной части Сибирской платформы, в Туруханском, Игарском и Норильском районах. Занимался геофизическими поисками медно-никелевых руд и медного оруднения, включающими методы магнитометрии и электроразведки. Был одним из первооткрывателей Игарского медно-никелевого поля (1962 г.).



С 1961 г. принимал участие в океанографических экспедициях в Атлантике, Охотском, Балтийском и Черном морях, в том числе на экспедиционном паруснике "Крузенштерн". Является одним из авторов нового метода измерений электрического поля океана (1967 г.). В 1967 г. совместно с В.Д.Федоровым и А.Н.Парамоновым открыл биоэлектрический эффект фитопланктона в море. В 1968 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему "Применение магнитометрии и электрометрии для изучения дна океана". С 1969 по 1972 г. руководил Лабораторией морской геофизики в Научно-исследовательском институте геологии Арктики в Ленинграде.



В 1972 г. перевелся на работу в Москву в Институт океанологии им.П.П.Ширшова Российской Академии наук, где до 1985 г. работал старшим научным сотрудником в Отделе тектоники литосферных плит. С 1985 г. руководит Лабораторией геомагнитных исследований.. Участвовал более чем в 20 рейсах научно-исследовательских судов в различные районы Мирового океана. Неоднократно участвовал в погружениях на обитаемых подводных аппаратах, принимал участие в поисках Атлантиды. В 1982 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук на тему: "Строение океанической литосферы и формирование подводных гор". С 1991 г. - профессор по специальности "Геология морей и океанов".



Опубликовал более 260 научных работ, в том числе 8 монографий, посвященных геологии и геофизике океанического дна.



А.М.Городницкий активно ведет преподавательскую работу в Международном университете в Дубне, где является профессором на кафедре наук о Земле, и в Московском государственном университете им.М.В.Ломоносова, где читает курс лекций по морской геофизике. Он - академик Российской Академии естественных наук (с 1992 г.), кавалер Синего Креста РАЕН (1998 г.).



Наряду с научной деятельность Александр Городницкий широко известен как поэт и автор песен. Его, так же как Булата Окуджаву, Александра Галича, Владимира Высоцкого и Юрия Визбора, считают одним из основоположников жанра авторской песни в нашей стране.



Стихи начал писать еще в школе (1947 г.), а песни - в первых экспедициях (1954 г.). Первые поэтические публикации датируются 1948 годом.



На песнях А.Городницкого выросло не одно поколение наших сограждан. Многие песни, написанные им на Крайнем Севере и в дальних океанских плаваниях и пользующиеся широкой популярностью, до сих пор считаются безымянными и народными. К их числу относятся песни "Снег", "Деревянные города", "Песня полярных летчиков", "Перекаты", "На материк", "Канада", "Геркулесовы Столбы", "Жена французского посла", "Чистые пруды" и многие другие. Песня "Атланты", занявшая первое место на Всесоюзном песенном конкурсе в 1966 г., стала легендой для десятков миллионов поклонников авторской песни.



В течение многих лет А.Городницкий успешно выступает с концертами и авторскими вечерами в нашей стране и за рубежом. Он многократно выступал в основных концертных залах Москвы, Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Ростова, Самары, Саратова, Нижнего Новгорода, Киева, Днепропетровска, Харькова, Одессы, Запорожья, Донецка, Луганска, Минска, Могилева, Витебска, Ташкента, Алма-Аты, Риги, Таллинна, Вильнюса, Казани, Челябинска, Красноярска, Воронежа, Мурманска, Архангельска, Норильска, Владивостока, Якутска, Кишинева и других городов. Неоднократно бывал на гастролях за рубежом: во Франции (Париж, Гренобль, 1968 г.), Польше (Варшава, Краков, Вроцлав, 1966 г.), Израиле (Иерусалим, Тель-Авив, Хайфа, 1990, 1993, 1995, 1996 гг.), США (Вашингтон, Нью-Йорк, Чикаго, Атланта, Хьюстон, Лос-Анджелес, Филадельфия, Бостон, Канзас-Сити, Солт-Лейк-Сити, Цинциннати, Сан-Франциско, Кливленд и др., 1993, 1995 гг.), Германии (Берлин, Мюнхен, Гамбург, Франкфурт-на-Майне, Потсдам, Бремен, Любек, Дортмунд, Вупперталь, Висбаден и др., 1996, 1997 гг.).



Дискография А.Городницкого насчитывает около трех десятков наименований пластинок, лазерных дисков, аудио и видеокассет с авторскими песнями. Среди них: "Русские барды. Александр Городницкий" ("Имка-Пресс", Париж, 1977 г.), "Атланты" ("Мелодия", Ленинград, 1987 г.), "Встреча друзей" ("Мелодия", Ленинград, 1987 г.), "Берег" ("Мелодия", Ленинград, 1988 г.), "Около площади" ("Русско-немецкая музыка", Санкт-Петербург, 1993 г.), "За тех, кто на Земле" (CD, Петербургская студия грамзаписи, 1995 г.) и многие, многие другие.



Александр Городницкий - автор 12 книг стихов и песен и 2 книг мемуарной прозы. Среди них: "Атланты" (Стихи. М., Советский писатель, 1967 г.), "Новая Голландия" (Стихи. М., Советский писатель, 1971 г.), "Берег" (Стихи. М., Советский писатель, 1984 г.), "Полночное солнце" (Стихи. М., Советский писатель, 1990 г.), "Перелетные ангелы" (Стихи и песни. Свердловск, "Старт", 1991 г.), "И вблизи, и вдали" (Мемуарная проза и песни. М., "Полигран", 1991 г.), "Острова в океане" (Песни. М., МГЦАП, 1993 г.), "Созвездие рыбы" (Стихи. СПБ., "Девятый вал", 1993 г.), "След в океане" (Документальное повествование. Проза и песни. Петрозаводск, "Карелия", 1993 г.), "Остров Израиль" (Стихи и песни. Иерусалим, 1995 г.), "Времена года" (Поэмы. М., "Сампо", 1996 г.), "Ледяное стремя" (Стихи. СПб., "Звезда", 1997 г.), "Атланты держат небо" (Иерусалим, 1999 г.), "Семена вокзалов" (СПб., "Петрополь", 1999 г.), "За временем вдогонку" (М., "Вагант", 1999 г.), а также многочисленных периодических публикаций в отечественных и зарубежных литературных журналах, сборниках, альманахах. В их число входят журналы "Знамя", "Континент", "Дружба народов", "Юность", "Звезда", "Нева", "Петрополь" и другие. Песни и стихи Александра Городницкого переводились на английский, французский, немецкий, болгарский, чешский, испанский, польский, иврит и другие языки.



На протяжении нескольких десятков лет много времени и сил А.Городницкий отдает пропаганде авторской песни. С 1971 г. он - бессменный председатель жюри самого большого в мире фестиваля авторской и самодеятельной песни памяти Валерия Грушина на берегах Волги близ Самары. В качестве председателя и члена жюри многократно участвовал в международных, всесоюзных и всероссийских фестивалях авторской и самодеятельной песни в Москве, Петербурге, Киеве, Таллинне, Ульяновске, Курске, Челябинске и других городах. Читал курс лекций по авторской песне в России, США и Германии. Руководил творческими семинарами для молодых авторов.



Творчеству А.Городницкого посвящены многочисленные статьи, рецензии и научные доклады в нашей стране и за рубежом. Песни Городницкого и комментарии к ним включены в учебные пособия по авторской песне для средней школы. Они многократно исполнялись по радио и телевидению в России и других странах, стали предметом многочисленных телефильмов.



Стихи и песни Городницкого включены в антологии современной русской поэзии (Антология русской поэзии "Строфы века" (1995 г.), "Петербург в русской поэзии" (1975 г.), "Закон случайных чисел", 155 поэтов в год 850-летия Москвы" (1997 г.) и др.). В 1998 г. он был удостоен Царскосельской лицейской художественной премии, а в 1999 г. - Государственной литературной премии имени Булата Окуджавы.



А.Городницкий является членом Союза писателей России (1972 г.) и Международного Пен-клуба, президентом Ассоциации российских бардов. Награжден медалями "50 лет Победы" и "300-летие Российского флота".



Живет и работает в г.Москве.



http://moldovacc.md/cs
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 11.09.2005, 23:34   #8
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,408
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,748

Вероника Долина



Родилась в Москве 2 января 1956 года. Окончила Московский педагогический институт и стала преподавателем французского языка. Работала в библиотеке, 2 года - в редакции физического журнала. Но ни французскому, ни физике не суждено было определить жизнь Вероники. С детства она увлекалась музыкой, окончила музыкальную школу. Другой её страстью были стихи. Вот что она сама пишет о себе:

Мне стихи достались мукой,
Потому что вся родня
До сих пор одной наукой
Занималась у меня.
То, что шло за мною тенью,
Им моей казалось ленью.
То, что кинулось бедой,
Им казалось ерундой.


Как автор песен Вероника Долина стала известна в середине 70-х годов. Так называемый «магнитиздат» способствовал чрезвычайно широкому распространению её произведений.

В 1986 году, спустя десять лет после первых публичных появлений на сцене, после множества журнальных публикаций стихов Вероники выходит её первый диск, вскоре второй, тиражом более миллиона.

В 1987 году в Париже выходит и первый сборник её стихов. На сегодняшний день у Вероники Долиной выпущено более 10 сборников стихов, 9 виниловых дисков, 7 CD.

Вероника Долина — артист камерный, создатель простой «комнатной» манеры, обладатель собственного «матового» тембра. Про неё можно сказать: «Она поёт поэзию».



Вероника Долина: двадцать лет спустя
Анатолий ЛЕМЫШ


Двадцать лет назад, осенью 1977 года я скитался по Москве, выступая с маленькими концертами перед столичным андеграундом. О, эти давние московские посиделки, с полуигрой в таинственность и свободу, с водочным надрывом и песнями заполночь! В одной из таких насквозь прокуренных квартирок устроители концертов собрали молодых московских бардов. Их добросовестный эпатаж воспринимался на "ура",но, впрочем был ожидаем и предсказуем. Вскоре гитара перешла к маленькой, худенькой, смуглой девушке, почти школьнице.
"Мой сын безбожно на отца похож.
Он так же светлоглаз и белокож.
Я часто, глядя на него, не верю,
Что это сын мой, что ему я мать..." -

почти шепотом запела она, и в комнате словно проскочила искра. "Кто это?" - спросил я хозяина квартиры. "Вероника Долина".

"А женщина останется одна,
И назовется "бывшая жена",
И вот ведь штука, родит мне внука,
Который тоже будет на него похож".

...Таких простых, искренних и неожиданно совершенных песен мы давно не слыхали. Уезжая, я уговорил хозяина отдать мне пленку, записанную в ту ночь, с песнями этого удивительного юного существа - Вероники Долиной.

В Киеве друзья вполне разделили мой восторг, и когда через пару месяцев киевский клуб авторской песни организовал свой фестиваль, Вероника получила на него персональное приглашение. Это был ее первый выезд с песнями в другие города, и вообще чуть ли не первый выход на большую публику.

Было когда-то такое словцо: "курировать". Оно означало нечто среднее между "выкуривать" и "кастрировать". Неудобных и неуправляемых поэтов-бардов курировал, естественно, комсомол. Это внешне. И другие органы - по своим каналам. Жесткий регламент, просмотр и "литовка" тестов - все было направлено на кастрацию опасного тогда жанра.

...После трех конкурсных песен, спетых юной дебютанткой, публика взвыла, и, бисируя, никак не соглашалась ее отпустить. Вероника снова взяла гитару:

"Когда б мы жили без затей,
Я нарожала бы детей,
От всех, кого любила,
Всех видов и мастей" -

запела она совсем свежую, месяц назад написанную песенку.

На заседании жюри разгорелась нешуточная схватка. Председатель его, композитор Костин, поддержанный всеми "нашими", предложил дать Веронике Гран-при. Кураторы из комсомола, почувствовав в этой тростиночке пугающую их внутреннюю свободу, были категорически против:

"- Да что это такое она пишет:

"Сестра-простушка учит прясть,
Сестра-воровка учит красть,
Сестра-монашка из научит
Молиться, чтобы не пропасть..."

Вы что - поддерживаете эту пошлость и аполитичность? Снять ее с конкурса - за нарушение регламента! Или у всех вас будут крупные неприятности! Вы положите партбилеты!"

Ночью у меня дома собрался небольшой совет. У нас партбилетов не было. И мы придумали план.

На следующий день, на концерте лауреатов, "кураторы" еще круче прикрутили кислород. Решение жюри о том, что за нарушение условий фестиваля Вероника Долина снимается с конкурса, зал встретил свистом и топотом. Костин, объявлявший решение, тонко улыбнулся: "Мы понимаем реакцию зала как одобрение действий жюри..." Зал тоже тонко улыбнулся. Пружина была взведена.

Где-то ближе к концу концерта Игорь Лучинкин, певец и актер из Одессы, получал приз за лучшую военную песню. Допевая эту песню, он отступал от микрофона, отступал в глубину сцены, и, вызванный на овации, вдруг появился с огромным букетом цветов. "Я хочу вручить эти цветы от себя и от своих друзей-бардов - Веронике Долиной!"

Что тут поднялось в зале! Букет поплыл над головами к Веронике, сидевшей в 7-м ряду. Вероника встала, взяла букет, раскланялась, но буря не утихала. "На сце-ну!" - скандировал зал. Кто-то вынес ее гитару, "случайно" оказавшуюся за кулисами. "Кураторы" в своей ложе сидели зеленые. Но сделать не могли ничего. Зал обезумел. Все догадывались, что происходит.

Долина вышла на сцену, отпела свои песни - тихо, спокойно, как бы не замечая ажиотажа, и всем стало ясно, что над страной взошла новая песенная звезда.

У нас, конечно, были неприятности. Но это тема других воспоминаний.

Песни Вероники Долиной разлетелись по Союзу с потрясающей скоростью. Без всяких "раскруток" и прочих ухищрений нынешнего шоу-бизнеса. У них было удивительное свойство: западать в душу и тревожить ее. При фантастической, еретической простоте, при мелодии в три аккорда в них была некая магическая глубина, в которую хотелось опасливо заглядывать еще и еще.

"А хочешь, я выучусь шить,
А может, и вышивать,
А хочешь, я выучусь жить,
И будем жить-поживать.
Я скоро выучусь прясть,
Чесать и сматывать шерсть,
А детей у нас будет пять,
А может быть, даже шесть."

У нее выработалась маска хрупкой полудевочки-полуженщины, витающей в облаках, не от мира сего. Когда она выходила на сцену, тоненькая, беззащитная, словно только что оставившая за кулисами своих кукол, нянь и бабушек, и пела песни о любви, рассыпая горсти поэтических бриллиантов - залы немели. И это было больше, чем овации.

"И будет трава расти,
А в доме топиться печь.
И, Господи мне прости,
Я, может быть, брошу петь..."

Вот это простое: "Я, может быть, брошу петь" читалось почти как предсказание - самоубийства, что ли - и звучало сильней громогласных надрывов ее менее талантливых коллег.

Вероника в творчестве сразу оставила далеко позади своих сверстников, и в совсем юном возрасте заставила потесниться признанных мэтров жанра авторской песни. В поэзии так ярко начинала, пожалуй, только Ахмадулина.

"Мне другую ночь не спится:
Ох, тяжелые дела!
То ли кошка, то ли птица,
То ли женщина была.
То она в огонь глядела,
То, забившись в уголок,
После плакала и пела,
Или билась в потолок..."

И, что совершенно удивительно, ее судьба вполне совпадала с напророченной в собственных песнях. Четверо детей. Помните? - "От всех, кого любила, Всех видов и мастей..."

Шли годы. Долина стала одним из самых популярных авторов в жанре бардовской песни. С началом перестройки стали появляться ее пластинки, книги стихов, затем компакт-диски. Она объездила Америку и Германию, Израиль и десятки других стран. Много раз бывала она и в Киеве, и на концертах, по старой памяти, мне доводилось представлять ее киевской публике.

Но чем дальше, тем явственней было для меня несоответствие между нынешней Долиной и ее старым, неизменным образом хрупкой девчоночки. Манеры, что пленяли лет пятнадцать назад, сегодня казались вычурными и нарочитыми.

Я заметил, что и публика на ее концертах сменилась. Новое поколение, не знавшее прежней Долиной, воспринимало ее скорее как некую экзотику на фоне совершенно иной музыкальной культуры.

В 1995 году в разговоре с Булатом Окуджавой мы с Ириной Карпинос спросили его о Долиной. Мастер, некогда благоволивший к Веронике, отозвался о ней довольно резко.

С опасениями шел я и на недавний концерт Вероники. Боялся очередного разочарования в чуде.

К сожалению, разочарование имело место. Когда она пела старые свои песни - все было при ней: и прекрасные, утонченные, пронзительные стихи, и мгновенно запоминающаяся мелодия, и обаяние, и тайна. В новых ее произведениях, составивших все второе отделение концерта, не было главного: жизни. Это было нечто, обладавшее формальными признаками принадлежности к долинскому творчеству, но без обаяния, без тайны. Когда-то она писала:

"Но дремлет точка болевая,
Ее еще зовут душа"

Этой болевой точки не было. Осталось нечто самодостаточное. Имитация самой себя. С отсутствием былой энергетики и с никакими мелодиями.

Вероника, привыкшая к безоговорочному почитанию, видимо, была своими новыми произведениями вполне довольна.

Удивительно, как сильно должен внутренне измениться человек, поглощенный необходимостью постоянно выдавать песенно-поэтическую продукцию, чтобы настолько быть в разладе со своим собственным талантом.

Впрочем, мне бы не хотелось совсем отвергать нынешнее творчество Долиной. Будем надеяться, что это только болезненный переход из одного периода в другой. Ведь те, кто когда-то стоял на одной с ней сцене, ее собратья по авторской песне, в подавляющем большинстве вообще повесили гитару на гвоздь, не в состоянии найти себя в новых условиях. Может, этот их уход со сцены честнее перед зрителями и самим собой, но уж слишком однозначен и безысходен. У Долиной все-таки остается надежда на новый взлет, тем более, что в России, перекормленной попсой, наблюдается возрождение интереса к жанру поэтической песни, к русскому городскому романсу, одним из ярчайших представителей которого стала Вероника Долина.


(Написано в 1997 году)

http://er3ed.qrz.ru
http://vakh.online.com.ua
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 19.10.2005, 21:09   #9
Sharaburin
Зав.Релизами
 
Аватар для Sharaburin
 
Группа: Супер-Модераторы
Регистрация: 19.10.2004
Последний визит: 20.09.2017
Сообщений: 404
Поблагодарил(а): 4,822
Поблагодарили: 11,288

Александр Галич

"Я написал эту песню когда-то в Дубне. Я лежал в больнице. Ночью
вышел, как полагается, в сортир покурить... А в это время как раз в
газетах очень много писалось об интеллектуальном футболе, о тончайших
стратегических замыслах. И вот, сидя на низенькой скамеечке в одном
исподнем и покуривая сигарету, мне пришла в голову мысль, идея этой песни.
Даже сразу пришли в голову первые строфы, и я начал смеяться. Вошла
нянечка и увидела, что сидит один больной пожилой, в исподнем, курит
сигарету и сам с собою очень смеётся... развлекается. Она сказала: "Врача
вам не надо?" Я сказал: "Нет, ничего, обойдёмся без врача!" (Фоногpамма)

ОТРЫВОК ИЗ РАДИОТЕЛЕВИЗИОННОГО
РЕПОРТАЖА О МЕЖДУНАРОДНОМ ТОВАРИЩЕСКОМ МАТЧЕ ПО ФУТБОЛУ МЕЖДУ
СБОРНЫМИ КОМАНДАМИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА

...Итак, судья Бидо, который, кстати, превосходно проводит сегодняшнюю
встречу, просто превосходно, сделал внушение английскому игроку, - и матч
продолжается. И снова, дорогие товарищи болельщики, дорогие наши
телезрители, вы видите на ваших экранах, как вступают в единоборство
центральный нападающий английской сборной, профессионал из клуба "Стар"
Бобби Лейтон и наш замечательный мастер кожаного мяча, аспирант
Московского педагогического института Владимир Лямин - капитан и любимец
нашей сборной! В этом единоборстве (кстати, обратите внимание, интересный
игровой момент), итак, в этом единоборстве соперники соревнуются не только
в технике владения мячом, но в понимании самой природы игры, в умении, так
сказать, психологически предугадать и предупредить самые тончайшие
стратегические и тактические замыслы соперника...



А он мне всё по яйцам целится,
Этот Бобби, сука рыжая,
А он у них за то и ценится -
Мистер-шмистер, ставка высшая!

А я ему по-русски, рыжему:
"Как ни целься - выше, ниже ли,
Ты ударишь - я, дружище, выживу,
Я ударю - ты, дружище, выживи!

Ты, дружище, думаешь, напал на дикаря?!
А я сделаю культурно, втихаря,
Я, дружище, врежу, как в парадном кирпичом -
Этот, с дудкой, не заметит нипочём!"

В общем, всё сказал по-тихому,
Не ревел.
Он ответил мне по-ихнему:
"Вери вел!"

...Судья Бидо фиксирует положение вне игры - великолепно проводит матч
этот арбитр из Франции, великолепно, по-настоящему спортивно, строго,
по-настоящему арбитр международной квалификации. Итак, свободный удар от
наших ворот... Мяч рикошетом попадает снова к Бобби Лейтону, который в
окружении остальных игроков по центру продвигается к нашей штрафной
площадке. И снова перед ним вырастает Владимир Лямин. Володя! Володечка!
Его не обманул финт англичанина - он преграждает ему дорогу к нашим
воротам...



Ты давай из кучи выгляни,
Я припас гостинчик умнику!
Финты-шминты с фигли-миглями -
Это, рыжий, всё на публику!

Не держи меня за мальчика,
Мы ещё поспорим в опыте!
Что ж я, дружище, не видел мячика?
Буду бегать где ни попадя?!

Я стою, а он как раз наоборот...
Он, дружище, режет, вижу, угол у ворот!
Натурально, я на помощь вратарю...
Рыжий - с ног, а я с улыбкой говорю:

"Думал вдарить, дружище, по-близкому,
В дамки шёл?!"
А он с земли мне по-английскому:
"Данке шён!.."

...Да, странно, странно, просто непонятное решение - судья Бидо
принимает обыкновенный силовой приём за нарушение правил и назначает
одиннадцатиметровый удар в наши ворота. Это неприятно, это неприятно,
несправедливо и... А-а, вот здесь мне подсказывают! Оказывается, этот
судья Бидо просто прекрасно известен нашим журналистам как один из самых
продажных политиканов от спорта, который в годы оккупации Франции
сотрудничал с гитлеровской разведкой. Ну, итак, мяч установлен на
одиннадцатиметровой отметке... Кто же будет бить? А, ну всё тот же самый
Бобби Лейтон! Он просто симулировал травму... Вот он разбегается...
Удар!.. ...Да, досадный и несправедливый гол, кстати, единственный гол за
всю эту встречу, единственный гол за полминуты до окончания матча,
единственный и несправедливый, досадный гол, забитый в наши ворота.



Да, игрушку мы просерили,
Протютюкали, прозяпали.
Хорошо б она на Севере,
А ведь это ж, дружище, на Западе.

И пойдёт теперь мурыжево -
Федерация, хренация:
Как, мол, ты не сделал рыжего?
Где ж твоя квалификация?!

Вас, засранцев, опекаешь и растишь,
А вы, суки, нам мараете престиж!
Ты ж советский, ты же чистый, как кристалл!
Начал делать - так уж делай, чтоб не встал!

Духу нашему спортивному
Цвесть везде!
Я отвечу по-партийному:
- Будет сде!..
__________________


Когда мы все попадем в тюрьму за скачивание музыки, надеюсь, нас рассадят по жанрам...

Sharaburin вне форумаМужчина  
Вверх
Старый 20.11.2005, 10:16   #10
Музыкальный Огонек
Архивариус
 
Аватар для Музыкальный Огонек
 
Группа: Участники
Регистрация: 13.02.2006
Последний визит: 16.04.2016
Сообщений: 1,408
Поблагодарил(а): 0
Поблагодарили: 24,748

Галич Александр

"Гитара Галича спасла, она же его и погубила"

ГГ - для кого-то Генрих Гиммлер (особы утонченные скажут, пожалуй: Герман Геринг), для других - Георгий Гачев. А можно и так - гитара и Галич. Галич - один из немногих, кому гитара не мешала. Он ею почти не пользовался. Не певец он, скажем откровенно. Я знаю только одну песню, где важен не текст, а авторское исполнение - "Футбол". Точнее, конечно, так: "Отрывок из репортажа о международной товарищеской встрече по футболу между сборными командами Великобритании и Советского Союза, переданного частично по московскому телевидению". Так там прозы едва ли не больше, чем стихов. И весь юмор именно в прозе. Песня так и печатается во всех сборниках - вперемежку. "… Да, странно, странно, просто непонятное решение - судья Бидо принимает обыкновенный силовой прием за нарушение правил и назначает одиннадцатиметровый удар в наши ворота. Это неприятно, это неприятно, несправедливо и... а... вот здесь мне подсказывают - оказывается, этот судья Бидо просто прекрасно известен нашим журналистам, как один из самых продажных политиканов от спорта, который в годы оккупации Франции сотрудничал с гитлеровской разведкой. Ну, итак, мяч установлен на одиннадцатиметровой отметке, кто же будет бить, а, ну, все тот же самый Боби Лейтон, он просто симулировал травму, вот он разбегается, удар!.. Да, досадный и несправедливый гол, кстати, единственный гол за всю эту встречу, единственный гол за полминуты до окончания матча…"
Что, сейчас как-то иначе комментируют?
И ведь встреча, заметьте, товарищеская. Почему? Да все потому же. На ближайший чемпионат наша сборная тоже ведь не поедет.
Стихи в песне замечательные и, увы, про самый что ни на есть сегодняшний день:
И пойдет теперь мурыжево-
Федерация, хренация,
Как, мол, ты не сделал
рыжего -
Где ж твоя
квалификация?! (...)
А вы, суки, нам мараете
престиж!
Ты ж советский,
ты же чистый, как
кристалл!
Начал делать, так уж делай,
чтоб не встал!
Духу нашему спортивному
Цвесть везде!
Я отвечу по партийному -
Будет сде...!
Ну да, слово "советский" редко сейчас употребляют. А в остальном? А в остальном чистая древнегреческая философия: все течет, ничего не меняется.
Галич считается бардом. Но он из них всех, включая Высоцкого и Окуджаву, конечно, менее всего - автор-исполнитель. При том что и мелодия порой есть, и петь его можно (скажем, песню про физиков совершенно великолепно исполнял Высоцкий), и даже он сам порой не говорит, а именно поет. А если под рояль - так он и "блатняк" поет. Течет речечка и прочее. Галич на рояле учился играть с пяти лет. Тогда же примерно стал сочинять стихи. Потом занимался в литературной студии (ею руководил Эдуард Багрицкий - см. 1-ю страницу сегодняшнего номера), в 14 лет у него уже была первая публикация. Он и в Литературный институт поступил. Учился, правда, в Оперно-драматической студии К. С. Станиславского, потом в студии под руководством Алексея Арбузова (а из Лита, предпочтя театр, ушел).
Потом - война, большинство студийцев ушли на фронт, Галича не взяли. И он работает - знаете где? - в Театре народной героики города Грозного (оттуда, между прочим, вышли на сцену Махмуд Эсамбаев и Сергей Бондарчук).
Театр народной героики города Грозного...
Тут даже комментировать нечего. Звучит мощно.
В Грозном Галич пробыл недолго, но с театром - почти всю жизнь. Он был модным и успешным советским драматургом. Писал также стихи и песни. Пьеса Галича "Походный марш" с успехом шла в Ленинграде. Песня оттуда - "До свиданья, мама, не горюй" - была довольно популярной. Дальше - больше. "Вас вызывает Таймыр" (комедия, написанная в соавторстве с драматургом К.Исаевым) известна по наши дни. Из-за одноименного фильма, ясное дело.
"За час до рассвета", "Пароход зовут "Орленок", "Много ли человеку надо". 1954 год: кинофильм "Верные друзья" (тоже в соавторстве с К.Исаевым). Всенародная популярность, 7-е место в прокате, более 30 миллионов зрителей. Как там нынешние блокбастеры?
Галич - член Союза писателей, Союза кинематографистов. Первый фильм Гайдая - короткометражка "В степи". По Галичу. Галич катается по заграницам. "На семи ветрах", "Дайте жалобную книгу" (именно там, по-моему, Вицин говорит про кильку, что "она сама закуска", с ним вместе выпивают, натурально, Никулин и Моргунов), "Государственный преступник"... Последний фильм особенно примечателен. Молодой чекист. Встречает стюардессу. Стюардесса летает в Прибалтику. Любовь, разумеется. А еще говорят, что Галич несовременен, весь, мол, в советском прошлом, и поэтому сатира его не смешна. Ничего себе не смешна (см. выше про футбол). К тому же он еще и футуролог оказывается - сегодняшний день предсказал. За художественный фильм "Государственный преступник" Галич был удостоен премии - ну да, конечно, какой же еще? - премии КГБ.
Может, она, премия КГБ, во всем и виновата? Подкосила, так сказать, советского писателя, погубила его? И сделала матерым антисоветчиком и, извините, бардом. Не знаю. Но знаю, что у Галича было две жизни: одна (советская, счастливая) - до песен, "песен Галича". Вторая (антисоветская, тяжелая и горькая, а оттого и еще более счастливая) - когда они пошли.
Он, видимо, чувствовал, что не может уже писать по-советски, что вот-вот и его - прорвет, а значит, тот самый КГБ, что премировал, перекроет ему кислород. А когда тебя не печатают и не ставят, что тогда? Что тогда делать? Писать в стол и пить. Или пить и петь. Второе лучше, тем более что выпивал Галич и раньше.
Гитара Галича погубила, довела до эмиграции, а потом и до смерти. Обстоятельства ее туманны, но мне почему-то кажется, что здесь виноваты не "злые силы", а случайность или алкоголь. Его убило током, когда он возился с новым магнитофоном... Все равно виновата - гитара. Она же Галича и спасла. Дала ему возможность, когда стало уж совсем невмоготу, сказать, что наболело. Высказать все - прямо и в лоб. Отсюда и "сиюминутность". Но ведь до сих пор смешно - даже с таким жутким ворохом советских реалий. Про лирику и говорить нечего. Почитайте (именно почитайте) песню про велосипед, и все вам станет ясно.
Теперь алкоголь. Одно из первых, если не первое публичное выступление Галича случилось на слете самодеятельной песни в Петушках. Я должен еще что-то добавить?

Евгений Лесин, Независимая Газета

http://www.retrohit.ru/edcontent/id/3916
__________________
Время - драгоценный подарок, данный нам, чтобы в нем стать умнее, лучше, зрелее и совершеннее. - Томас Манн, 1875-1955, немецкий писатель
Музыкальный Огонек вне форумаМужчина  
Вверх
Ответ

Навигация
Вернуться   Музыкальный Огонек > Форум > РУССКИЙ ШАНСОН, АВТОРСКАЯ, ВОЕННАЯ ПЕСНЯ > Авторская песня > О жизни и творчестве исполнителей

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.







Текущее время: 22:47. Часовой пояс GMT +4.

    Для правообладателей -Обратная связь    Главная   Форум    Архив    Вверх 

Internet Map Анекдоты,музыку,рецепты и не только найдете Вы в Беседке Индекс цитирования Яндекс.Метрика

Copyright ©2004 - 2017, Музыкальный огонек - Русский шансон.

Powered by vBulletin® Version 3.8.9
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot